Солдат в Печах получил травму руки, заработал язву, проблемы со зрением, но все равно остался годен

Жители Гомельского района Павел и Анна Гвоздевы не первый месяц околачивают высокие пороги, за которыми в кабинетах сидят военные в зеленых мундирах и люди в белых халатах. Супруги пытаются донести свою боль до чиновников, упражняются в эпистолярном жанре «обращений, жалоб и заявлений», но взамен получают канцелярские отписки в духе «Ваше письмо рассмотрено. Нарушений законодательства не выявлено».

Их сын Давид, рядовой одной из частей, получил травму на полигоне, а после лечения, или в результате него у 19-летнего солдата выявили еще половину страницы А4 различных болезней: конечностей, желудка, двенадцатиперстной кишки, зрения, сердца, нервной системы. Но комиссовать парня не спешат. ВКК признала его годным к воинской службе. Зачем такой солдат Вооруженным силам — вопрос, на который родители ответ не нашли.

О травме и ее последствиях мы узнали из медицинского заключения, от отца и самого рядового, который сейчас в очередной раз находится в госпитале. От ноябрьского призыва-2016 и до сегодняшнего дня большинство времени Давид провел в больничных стенах. Здесь прошли его месяцы службы. Но «здоровым можешь ты не быть, а все равно служить обязан».

От армии парень не бегал, сказали служить — пошел. Хоть и были проблемы со здоровьем — из-за деформации носовой перегородки он не может полноценно дышать, в итоге — ангины, насморки, кашель и проблемы с сердцем. Давид на гражданке играл на скрипке, но сейчас после травмы руки и множественных последствий вряд ли он сможет «чувствовать» инструмент.

Фото из личного архива семьи

Перелом лучевой кости Давид получил через месяц после призыва и через неделю после присяги. «Положили в госпиталь, наложили гипс. Лежал почти весь декабрь в Борисове, потому что служил там в Печах, потом стало хуже, и перевели в Минск, это уже в январе. Или из-за травмы, или из-за неправильно наложенного гипса произошло ущемление нерва, и рука практически не работает. Более того — уже позже при обследовании в минском госпитале выявили массу заболеваний — гастрит, язва, проблемы со зрением, сердцем… Я так считаю, что это последствия лечения, ведь при призыве он был почти здоров! Нам говорили — его комиссуют, так обещали и Давиду, но по итогу в мае прошла ВКК, и его оставили служить!» — волнуется отец солдата Павел.

Он написал в Министерство обороны. С 4 по 26 мая Давид опять был на обследовании и лечении в госпитале. «Он был освидетельствован общегоспитальной военно-врачебной комиссией и был признан годным к военной службе с незначительными ограничениями. Имеющиеся у вашего сына заболевания в настоящее время не препятствуют прохождению им срочной военной службы», — дали ответ Вооруженные силы.

«У него рука не работает, и диагнозы в заключении не дадут соврать, где прописаны парез, атрофия мышц, невропатия — это только что касается руки! А кто ему обеспечит в армии диету по всем этим язвам, гастритам, эрозиям? Он не может полноценно служить, а его ставят в наряды, отправили в командировку на полигон!», — житель Гомельского района возмущен таким отношением.

Он пишет очередное обращение — в Администрацию президента. Вслед за письмом едем с отцом солдата в Минск, где буквально перед нашим приездом Давида опять положили в госпиталь. В Центральной военно-врачебной комиссии Вооруженных сил знали о ситуации с рядовым Гвоздевым, так как письмо из Администрации президента переслали в Министерство обороны. И хоть 26 мая вердикт ВКК был «годен», сейчас парня опять будут обследовать. В ЦВКК уверяют — солдата будут осматривать разные специалисты, в том числе гражданские врачи. В комиссии не согласны с отцом, что все проблемы со здоровьем, с желудком, сердцем Давид получил в армии. Там предполагают — а может он пришел на срочную службу с этим «набором»? Тогда почему военкомат признал его годным?

«Он никогда дома не жаловался на желудок и на сердце. А сейчас у него еще и зрение стало падать!», — замечает Павел. В ЦВКК уверяют, что врачи — гражданские и военные, разберутся.

Встречаемся с самим Давидом. Госпиталь за все эти месяцы стал ему местом службы. Парень рассказывает, что первоначально, на гражданке, он был негоден — из-за искривления носовой перегородки с нарушением функции дыхания. Молодому человеку нужно было делать операцию.

«Мне давали еще полгода, до мая 2017, чтобы я успел сделать операцию. Потому что я не дышу носом из-за перегородки, а из-за этого постоянные ангины, кашель и так далее. Но потом что-то передумали, и забрали все-таки в ноябре 2016-го. Просто был в военкомате, мое дело отдельно принесли и сказали — мы тебе здоровье подправили, и ты уже годен. Потом уже на срочной службе, после лечения перелома не шевелились ни пальцы, ни кисть. И рука не разгибалась, тогда отправили в Минск. Там сказали, что рука восстановится в лучшем случае через год. Она и сейчас не полностью сгибается и разгибается. Что-то делать трудно. Говорят — нельзя физические нагрузки, но как это, если надо ходить в наряды, работать? Написали — годен с ограничениями, но какими именно? С комиссии говорили — да все нормально у тебя с рукой! Поболит и перестанет, что ты жалуешься?» — рассказывает рядовой.

Он добавляет, что все язвы, гастрит, эрозии выявили у него в госпитале в Борисове. «А что ты ешь, какое у тебя здесь питание?», — интересуется отец. «Что дают, то и ем», — отвечает Давид. Павел сомневается, что в условиях армии можно обеспечить полноценную диету, а для восстановления руки — отсутствие каких-либо физических нагрузок.

«Какой из него солдат с такими болезнями? Почему за него так цепляются — неужели такую большую пользу может принести здесь с неработающей рукой, желудком, и проблемами с сердцем? Почему не комиссовать, и пусть бы лечился дома, восстанавливал здоровье? Дома мы позаботились бы о нем. А так, при таком лечении, вернется инвалидом, и только из-за того, что врач и военные не хотят признавать свои ошибки! Правильно ли первоначально наложили гипс? Не появились ли все язвы и эрозии с гастритом как побочные от препаратов? Почему зрение на одном глазу писали от 0,5-0,6, а сейчас уже стала единица? Как оно могло восстановиться? Падает зрение — это тоже может, от внутренних проблем. И вряд ли дальше будет лучше со здоровьем!» — считает отец.

Диагнозы «военных» врачей мы показали «гражданскому» доктору.

«Конечно, с такими диагнозами возможности пациента ограничены. Здесь есть результаты ЭНМГ — электронейромиографии, которые объективно показывают и подтверждают, что есть патология, поражение нервов руки. Отсюда могут быть и боли, и неспособность полноценно работать, сгибать и разгибать руку. Нужна реабилитация, и чем быстрее, тем лучше, чтобы восстановить руку, а иначе он рискует остаться инвалидом», — объяснил один врач.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ