Эта печальная, но поучительная история началась в 2014 году, когда свои усилия и таланты объединили несколько программистов. Потом, как будут говорить участники, «что-то пошло не так». Кто-то перестал получать зарплату, кто-то обвинил коллег в разгильдяйстве, кто-то уехал в Польшу, кто-то — в Иран. В итоге остались обиды, взаимные обвинения и недопонимание. Недавно в редакцию Onliner.by пришло письмо, начинающееся так: «Я пишу от лица группы обманутых людей. Возможно, если вы рассмотрите нашу ситуацию в статье, это поможет нам вернуть деньги, кому-то — не попасться, как мы попались, а также показать людям, что айтишники тоже плачут».

Хотел купить квартиру в кредит, но в итоге уехал в Польшу

По понятным причинам некоторые участники этой истории не хотят указывать своих настоящих имён и название злополучной IT-компании. Что ж, займёмся неймингом сами. Написал нам борисовчанин Фёдор, который в 2014 году устроился работать программистом в небольшую фирму. Вместе с ним работали ещё девять человек, включая директора и учредителя в одном лице — Михаила.

Работа была самая обыкновенная, программистская — ребята делали на аутсорс сайты. Проблемы начались примерно с сентября 2015-го.

Сначала платили хорошо, но потом выплаты прекратились. Михаил утверждал, мол, идёт большой проект и после его сдачи сразу поступят деньги. В итоге задолжал в среднем 8-месячную зарплату, а это минимум восемь тысяч долларов на человека.

Люди стали уходить. Но многие согласились ждать. Как же так — тесный и дружный коллектив, свой в доску директор — не обманет же! Своих денег Фёдор ждал до апреля 2016 года, но, по его словам, так и не дождался.

Сначала директор обещал вернуть всё в течение пары месяцев. Последующие полгода он кормил «завтраками» типа «на следующей неделе», потом перестал отвечать в Skype и по телефону, а затем и вовсе сменил местоположение офиса. Прошло уже два года. Ни рубля не вернул. На связь не выходит, нас игнорирует, — говорит Фёдор.

Тонкий и самый важный нюанс во всей этой не совсем типичной для айтишников истории заключается в том, что ребята не были зарегистрированы в качестве сотрудников компании. Программисты оформляли на себя ИП и работали по договорам подряда. Хотя, как утверждает Фёдор, все они приходили в офис и работали там положенные восемь часов как обычные штатные разработчики.

Обидно, ведь получается, что мы сами себя наказали, а у него (Михаила — прим.) всё шито-крыто по документам. Глядя на его страницу в Facebook, становится ясно, что живёт он неплохо и не в безденежье. Я, к примеру, хотел купить квартиру в кредит, но деньги, которые были отложены на первый взнос, потратил на содержание семьи. Восемь месяцев без зарплаты всё-таки, а потом ещё несколько месяцев искал новую работу. Жена в декрете была, пособие сами знаете какое. Кому-то пришлось из своих денег заплатить ФСЗН, да ещё со штрафом за просрочку, а экономическая история уже подпорчена и кредит тому человеку вряд ли дадут, если захочет.

Сегодня квартира Фёдору уже не нужна. Он переехал жить и работать по соседству — в Польшу.

А пытались воззвать к каким-то человеческим качествам Михаила? Пусть юридически все чисто, но ведь сами говорите, что коллектив был дружным.

Понимаете, вот если бы он выходил на связь и отчитывался, почему до сих пор не может выплатить по долгам, то было бы всё иначе. А так-то молчит! Я бы попытался воззвать к совести. Но, во-первых, с ним связаться не удается, а во-вторых, у него все виноваты, только не он сам.

«Кормил „завтраками“, но ни копейки так и не выплатил»

По любым айтишным меркам времени прошло много. Сегодня от компании Михаила не осталось даже офиса. Впрочем, сама фирма жива. Но числятся здесь не десять человек, а трое — сам Михаил, его жена и ещё один сотрудник. Все работают из дома.

Найти всех людей, от имени которых говорит Фёдор, непросто, да и вряд ли нужно. Один парень, например, на момент подготовки материала был в Иране. Зато поговорили со Степаном из Минска. В целом его слова подтверждают то, что сказал Фёдор, но есть нюансы. Он, например, не стал ждать зарплату восемь месяцев и ушёл через два. Потому и задолжали, по словам Степана, ему меньше — всего около трёх тысяч долларов.

Насколько мне известно, Михаил должен зарплату ещё где-то шести людям. Нет, он не молчал, не пропадал, кормил «завтраками», но ни копейки так и не выплатил. Не скажу, что у меня с Мишей плохие отношения. Как человек он нормальный, и год отработали хорошо, а потом что-то пошло не так. Но ничего плохого ему делать не хочется.

Степан подтвердил, что работники были оформлены в качестве индивидуальных предпринимателей.

Я был неопытный и сильно не вникал во все эти бумаги и акты. Сказали оформить ИП, и всё. Как и другие, сидел в офисе и работал стандартные восемь часов. Работа была всегда, но в какой-то момент зарплату выплачивать перестали. Было непонятно, куда уходят деньги. Бывало, Михаил что-то подкидывал по мелочи, но в полном объёме уже не платил. По-моему, в то время у него был бракоразводный процесс, была какая-то дележка с женой. Может, на это ушли наши деньги?

По словам Степана, он консультировался с юристами, но те сказали, что без подписанных актов выполненных работ рассчитывать ему не на что. Михаил же при увольнении предоставлял сотрудникам, по их словам, акты только за те месяцы, когда зарплата выплачивалась, «тёмный» же период остался под слабой гарантией честного слова.

Вообще-то я перестал надеяться ещё год назад. Просто забыл об этих деньгах. Сегодня я работаю программистом в другой фирме, здесь таких проблем нет. Правда, недавно Михаил связался со мной, снова пообещал, что всё вернет, отдаст недостающие акты выполненных работ. А вдруг и правда вернёт?

«С юридической точки зрения я прав. Но все мы люди»

Действительно, может не всё ещё потеряно? Мы связались с Михаилом, который, кажется, не понимает в чём проблема и во всех грехах винит Фёдора.

Со всеми парнями всё ровно. Если вопросы есть, то они решаются в рабочем порядке. А Фёдор, интересный такой человек, мутит воду зачем-то. Мальчик работал как ипэшник. Работа была и оплачивалась, но потом рынок просел и работы не стало. Партнёры на Западе обанкротились, и пришлось прощаться с людьми. Фёдор же уехал в Польшу и оттуда «крошит батон».

Позиция директора простая: ребята работали в качестве ИП, по всем существующим актам выполненных работ оплата произведена, а если документов нет, то и требовать нечего. В то же время Михаил утверждает, что готов решать вопросы «по-человечески».

Если с моей стороны есть какие-то неоплаченные акты, пусть он их предоставит. Или пускай свяжется со мной и не мутит за спиной воду. Остальным пацанам это неинтересно. Я ни от кого не скрываюсь. Если же я с ним свяжусь, то, мне кажется, он не пойдёт на контакт… У человека не было работы, он сидел, фрилансил за моим компьютером, а потом забрал его и уехал в Польшу.

Михаил не понимает, о каком «кидалове» может идти речь. Ведь, по его словам, он не живёт в огромном загородном особняке и не ездит на лимузине.

Есть хорошая фраза: деревенский менталитет пальцем не задавишь. Фёдор — суровый парень из Борисова, и вместо того чтобы решить вопрос нормально, он решил такие дела делать… С юридической точки зрения я прав. Но все мы люди, и если есть вопросы, то давайте их решать. Я готов оговаривать с ребятами суммы.

Комментарий юриста

Прокомментировать ситуацию мы попросили адвоката Сергея Зикрацкого.

В данной ситуации между сторонами не было трудовых отношений. Федор сам зарегистрировал ИП, осознавал, что осуществляет предпринимательскую деятельность, результаты которой должны подтверждаться договорами и актами.

Сейчас нередки случаи, когда специалисты регистрируются в качестве предпринимателей. И нельзя сказать, что инициатива во всех случаях исходит от нанимателя. Многие понимают, что наниматели рассчитывают бюджет на сотрудника с учетом всех налогов и сборов. А налоги, которые уплачивает ИП, значительно меньше главным образом за счет взносов в ФСЗН. Отчисления в ФСЗН предприниматели вправе платить в значительно меньшем размере, чем наниматели за своих работников. В такой ситуации многие работники сами регистрируются в качестве ИП и предлагают нанимателю перечислять на счет предпринимателя весь «бюджет» нанимателя с учетом налогов.

Однако в такой ситуации предприниматели менее защищены, чем рядовые работники. Во-первых, расторгнуть контракт с ними значительно легче, чем со штатными сотрудниками. Во-вторых, официально они не имеют права на отпуск и больничные. Ну и в-третьих, им недостаточно доказать, что они просто ходили на работу. Им надо предъявить результат работ и зафиксировать это актом. Вот как раз такого акта у Федора и не оказалось. Думаю, доказать фактическое оказание услуг в такой ситуации ему будет очень сложно.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ