Cчастливая история семьи Стрига. Таня и Игорь встретились в лагере для инвалидов под Борисовом

Двенадцать лет назад Игорь и Таня встретились в лагере для инвалидов под Борисовом. С тех пор не перестают доказывать, что инвалидная коляска — это обстоятельство, которое никак не мешает любить друг друга, пишет lady.tut.by.


«Около года мне казалось: ещё чуть-чуть — и я буду ходить»

В доме семьи Стрига — тепло и весело. Дети играют в догонялки, младший — Стёпа — кричит: «Я байон! Я байон!» — он доволен тем, что сегодня выучил новое слово.

По очереди дети «инспектируют» колени родителей, но в итоге убегают в комнату: там игрушки и пуфы, да и вообще можно делать, что хочешь: мама с папой ничего не видят, пока ведут свои разговоры с незнакомой тётей.

Таня охотно рассказывает о своём детстве и юности, Игорь всё больше молчит — сидит чуть в стороне, но так, чтобы можно было дотянуться до супруги и взять её за руку.

Вместе пара уже 12 лет. Познакомил их лагерь в Борисовском районе, в котором Игорь работал инструктором езды на коляске, а Таня — волонтёром.

— Я училась в БГУ на соцработника. Многие одногруппницы проходили практику в лагере активной реабилитации для инвалидов — и после этого целый год жужжали про какого-то Стригу: «Он такой, ну такой!». Плюс рассказывали про сам лагерь: насколько там трудно, но вдохновляюще. Люди возрождались! Поэтому в следующем году я решила поехать и посмотреть на всё это сама.

Одним из тех, кто возвращал в «курсантов» веру в жизнь, был Игорь. Он учил их ездить на коляске, а главное — двигаться вперёд — во всех смыслах. За 23 года, которые он сам провёл в инвалидном кресле, Игорь в совершенстве овладел этим навыком:

— Автомобильная авария. Все банально. Я не был за рулём. Вот так не повезло, — вступает в разговор Игорь. — Около года я просто лежал. Всё это время мне казалось, что вот, ещё чуть-чуть — и я пойду. Отказывался садиться в коляску. Когда осознал, что чуда не произойдёт, постарался максимально восстановиться и выжать всё из ситуации. Хотя врачи говорили, что я даже сидеть не буду.

До аварии Игорь успел побывать в браке и стать отцом, поработать водителем скорой и заняться собственным бизнесом. На месте не сидел никогда. Не стал этого делать и после травмы — оскольчатого разрыва спинного мозга.

— Затем реабилитация. Год, два, три. Больницы, процедуры, капельницы, операции, пятое-десятое. А потом пошёл работать. Купил машину, поставил ручное управление — и вперёд.


Сопротивление мамы, рождение двойни и сложности первого года

Так Игорь и Таня оказались в одном лагере под Борисовом. 10 дней они провели вместе. Таня ждала, что будет тяжело. Но вместо этого получила заряд сил от знакомства с людьми, которые на её глазах становились другими.

— Через 10 дней волонтёры уехали, инструкторы остались. И я решила вернуться. Типа «забыла раздать анкеты». (Улыбается.) Приехали с подружкой на пару дней как гости. После этого всё и закрутилось.

— Чем покорил Игорь?

— Харизмой. И красотой, — широко улыбается Таня.

— Я красивый? — пытается смутить супругу Игорь.

Таня непреклонно продолжает:

— То, что он яркий и необычный, было понятно ещё до приезда. Он отличался от всех своей харизмой, жизнелюбием. Но главное, чем меня зацепил Игорь, — внимание. В то время я увлеклась буддизмом, ездила на разные духовные практики, семинары. Даже на Алтае побывала. И мне нужно было с кем-то поделиться, рассказать об этом. А Игорь слушал — и это было очень важно для меня. Конечно, я начала отвечать взаимностью.

— Давай, покрасней ещё, — шутит Игорь. — Чем меня зацепила Таня? Симпатичная девчонка, вот и начали общаться. Таня клёвая и умная. Я её люблю.

Чтобы пожениться, паре понадобилось шесть лет. За это время Таня успела бросить БГУ и уехать учиться в Вильнюс — с социальной работы она переключилась на искусствоведение.

— В тот период я не думала про принцев, — вспоминает Таня. — Знала, что у меня есть Игорь. Поэтому смогла сконцентрироваться на учебе, путешествиях и самой себе.

— Мы особо не форсировали, — продолжает Игорь. — Жили вместе. Потом пришёл момент, когда решили пожениться.

Семья Татьяны к этому решению отнеслась прохладно. Мама и вовсе протестовала: очень переживала за дочку.

— Вначале реакция была негативной. Все думали, что это мимолетное, что я уеду в Вильнюс и всё закончится. Когда стало понятно, что у нас всё серьёзно, началась борьба с мамой. Она, вероятно, не понимала перспектив таких отношений в плане брака и детей. Это её сильно смущало. Но когда всё стало складываться по нарастающей, её сомнения развеялись. Любовь победила, и мама стала счастливой тёщей.

Почти три года назад в семье Стрига появились Софья и Степан. Рождение двойни стало семейным землетрясением и для Тани, и для Игоря.

— Первый раз нам вовсе сказали, что будет тройня. Поэтому когда уточнили, что всё-таки двойня, мы прямо выдохнули, — супруги улыбаются.
Тем не менее первый год дался им непросто.

— Сначала у меня была эйфория: двое детей, они маленькие и классные, — вспоминает Таня. — Но недели через две батарейка закончилась, эйфория утихла. В какой-то момент я поняла, что пути назад нет. Не будет такого: сейчас потерплю ещё чуть-чуть — и вернусь к своей прежней жизни. Не-е-ет.

А потом спросила себя: неужели мне настолько плохо, что я хочу все открутить назад и вернуть так, как было? Осознала: нет, это просто такой период. Да, мне тяжело, но ведь все помогают. Да, хочется спать по 10 часов, но так не получается. Поэтому нужно находить другие пути, иначе выстраивать свою жизнь.

Единственная претензия, которая у меня всё-таки осталась, — почему никто не предупредил, что будет настолько непросто? Вокруг тебя, беременной, все летают, тебя подкупают маленькие детки на фотографиях с УЗИ. Но никто не говорит, что будет тяжело. Прям очень.

Весь этот период Игорь был рядом. Спешил после работы, чтобы помочь Тане с детьми и дать ей пару часов отдыха. Просыпался вместе с ней по ночам и кормил детей. Инвалидная коляска никогда не была поводом что-то не делать или не успевать:

— Я был рад двойне, да ещё мальчику и девочке. Мне годков-то не 20, отцовство в этом возрасте воспринимается совершенно по-другому.

Чему вы учитесь у своих детей?

Игорь берёт ответ на себя:

— Жить и радоваться жизни прямо сейчас. Не вспоминать, как было клёво вчера. И не думать о том, что хорошего тебя ожидает завтра. Дети живут моментом, который наступает сейчас. Пошёл — радуешься, пополз — тоже. Сказал новое слово — опять радость. Что-то слепил в садике — круто, не болеешь — отлично. Новое каждый день.

А какой день вы бы хотели повторить?

— Наверное, свадьбу, — Таня говорит, Игорь смеётся. — Мы попали в аварию, когда ехали в Гервяты. Целый день прошёл в ожидании ГАИ и эвакуатора. Зато у нас была клёвая фотосессия на остановке.

А какое событие из жизни вычеркнули бы?

— На меня даже не смотрите. Я не скажу, — кратко отвечает Игорь.


«Был хулиганом. Но Таня меня изменила»

Пять лет назад Игорь пришёл работать диспетчером в «Гипермаркет услуг 124», через три дня стал начальником сектора, через полтора года — директором предприятия.

— Проект интересный. У меня работает 40 человек, из них только у двух нет инвалидности. Мисс мира на коляске Саша Чичикова и Саша Авдевич, который проехал по Европе на байке с ручным управлением, — все это наши ребята.

Таня работает на этом же предприятии интернет-маркетологом. До этого много лет курировала выставки, писала статьи, занималась фотопорталом ZNЯTA, но дети слегка сместили приоритеты — теперь искусство перешло в разряд увлечений.

— Профессионально последние три года Таня была в декрете. Сейчас вышла. Уверен, что годика через полтора у неё будут новые высоты.

Приходится ли вам в повседневности сталкиваться с давлением общества?

— Последние несколько лет я работала вместе с Игорем. Давления никакого не было. В декрете тоже. Да, идёшь по городу, люди оборачиваются. Но пальцем никто не показывает. Поэтому могу сказать, что нет, не сталкиваемся.

И тем не менее у нас принято считать: если ты выходишь замуж или женишься на человеке с инвалидностью, ты жертвуешь собой. Но что это на самом деле?

— Любовь, — без промедления отвечает Таня. — Я не представляла и не представляю свою жизнь без Игоря. Когда я приехала в лагерь, уже дня через три перестала обращать внимание, в коляске человек или нет. Её просто не существует, если ты любишь.

Как вы изменили друг друга?

— Каким я стал? Хорошеньким? — интересуется у жены и дочки Игорь. — Хорошим папой? А мужем? Да, теперь я муж, семьянин. А раньше, доченька, папа был хулиганом.

— Весь этот период прошёл в любви, — Таня долго ищет нужные слова. — Без неё — не знаю, что было бы. Конечно, всё поменялось сильно. Особенно с рождением детей. Прямо радикально. Без Игоря я не была бы настолько уверена в себе. И сделала бы больше ошибок.

По-вашему, на чём строится счастливая семья?

— Счастливая семья — это счастливая мама, — за три года воспитания двойняшек Таня вывела простую формулу. — Когда есть взаимопонимание с мужем, любовь и доверие. Когда все хорошо с детьми, когда у тебя есть возможность развиваться в духовном и физическом плане. Тогда ты можешь отдать другим больше.

Сейчас Игорь мечтает отправить Таню куда-нибудь отдохнуть. Видит, что немного устала. Выбираться куда-нибудь вместе пока не получается. «Даже выезд в деревню с детьми — это маленькая катастрофа: полдня собираем вещи, полдня разбираем». И тем не менее семья Стрига активно путешествует: Игорь по своим программам и маршрутам, Таня — по своим.

— Хорошо бы Таню отправить в Грузию этим летом. Я, в принципе, могу остаться один: переодеть, покормить, поиграть, уложить спать. Не сторонюсь этого, нет. Это же в удовольствие! Я с работы быстрее спешу домой. Дома хорошо. Дети классные. В семье всё супер. На работе тоже хорошо. Я не знаю, чего ещё я могу хотеть от жизни.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ