В Глубокском районном суде рассматривают дело об упавшем прошлым летом гидросамолете, который принадлежал ИП из Борисова. Самолет-амфибия потерпел крушение 27 августа 2016 года в Браславском районе. Один пассажир погиб, второй пассажир и пилот выжили. Обвиняемый по делу — пилот. На первом заседании суда показания давала выжившая пассажир, пишет TUT.by.

Гидросамолет Че-23 М потерпел крушение 27 августа 2016 года возле деревни Будилы, что в Браславском районе. Пилот и два пассажира взлетали с площадки на озере, летели к туристической стоянке. Во время посадки самолет-амфибия столкнулся с деревьями, а потом с землей.

После падения погиб от полученных серьезных ранений 56-летний бизнесмен Игорь Терещенко, владелец базы отдыха «Красногорка», при которой и работал гидросамолет. Второй пассажир, 29-летняя Наталья Щербо, получила травмы. Как и 49-летний пилот Олег Дергалев. Их обоих увезли в больницу.

Пилоту предъявлено обвинение по ч.2 стати 314 УК Беларуси («Нарушение правил безопасности движения или эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть человека»). Потерпевшие — пассажир самолета Наталья Щербо и вдова Игоря Терещенко Виктория Тимохова — именно ей принадлежит самолет. Виктория Тимохова попросила рассматривать дело без её присутствия.

Олег Дергалев обслуживал гидросамолет-амфибию Че-23 около четырёх лет. На нём летал Игорь Терещенко, возили на нём и туристов — на принадлежавшую бизнесмену турбазу «Красногорка» и ещё одну, расположенную рядом.

Обвинение: пилот хотел продемонстрировать «возможности воздушного судна и своего летного мастерства»

Следствие установило, что погода была хорошая, самолет — технически исправен. Полёт начинался с гидроплощадки «Снуды» в озере Струсто, летели к туристической стоянке «Береза-2», что вблизи населенного пункта Будилы Браславского района.

Обвинение считает, что во время посадки пилот нарушил руководство по эксплуатации самолета и статью 42 Воздушного кодекса.

Например, заходя на посадку, развернувшись на 90 градусов по кругу, выполнил четвёртый разворот на высоте не более 80 метров при минимально допустимой в 150 метров, при этом самолет очень быстро снижался.

Во время разворота видимость была ограничена из-за определённого расположения солнца, но вместо того чтобы обеспечить безопасность полёта в таких условиях, считает обвинение, пилот захотел продемонстрировать «возможности воздушного судна и своего летного мастерства» и допустил другие нарушения. Не следил за расстоянием до посадочной поверхности, не убедился, что нет препятствий, упустил контроль за высотой, допустил снижение самолёта до высоты, меньше установленной при заходе на посадку.

На высоте в 30 метров самолет столкнулся с высокой берёзой, которая росла на обрыве. Дерево на пять-восемь метров выступало над лесным массивом. Потом самолет столкнулся с другими деревьями, после — с землёй.

Тяжёлые травмы привели к смерти пассажира, большой материальный ущерб (137 тысяч 225 рублей) понесла жена погибшего, Виктория Тимохова, которой принадлежал самолет.

Пилот: «Я находился на пассажирском сиденье»

Пилот Олег Дергалев свою вину признаёт частично. Частично — потому что сам находился на пассажирском сиденье.

— Вы хотите сказать, что вы гидросамолетом не управляли? — спросил судья у Дергалева.

— (Вздыхает.) Я признаю свою вину частично. Вину в том, что совершал полёт, находился в гидросамолете на пассажирском сиденье. Я инструктор, и всё, что произошло, я должен был предвидеть, исправить, не допустить, независимо от того, на каком месте я находился — на левом или на правом. Я нёс ответственность за выполнение полёта, и поэтому я несу ответственность.

— То есть суть вашей вины — что, находясь на пассажирском сиденье, вы несвоевременно вмешались и допустили крушение самолета под управлением Терещенко? Так вы хотите сказать? — переспросил судья.

— Да. Такая позиция у меня, — заключил Олег Дергалев.

Показания в суде пилот даст завтра, 20 декабря.

Выжившая пассажирка: «Кто именно управлял самолетом — не знаю»

Потерпевшая Наталья Щербо рассказала в суде: с бизнесменом Игорем Терещенко она познакомилась в соцсетях в июле 2016 года. С тех пор виделись пару раз — в кафе и на турбазе бизнесмена «Красногорка».

Говорит, что первый раз в «Красногорке» была в конце июля или начале августа. Недолго, часа три — тогда на гидросамолете не каталась, но видела его на берегу и в небе. Терещенко сказал девушке, что это его самолет.

— Второй раз, уже 27 августа, мы приехали с Терещенко на турбазу на его машине. Покушали, и он предложил прокатиться. До Браслава заезжали куда-то ещё к его друзьям, это километров 15−20 от «Красногорки». Терещенко выпивал, сколько точно — не скажу, не обращала внимания — играла с собаками, — рассказывает Наталья.

Во время разговоров со следователями, уточнит гособвинитель, девушка указывала: Игорь Терещенко с друзьями пил виски, выпили примерно пол-литровую бутылку на четверых.

Наталья отмечает, что вела машину Игоря Терещенко по дороге к турбазе сама. В «Красногорке» познакомилась с пилотом Дергалевым. Девушка слышала, как хозяин турбазы справлялся у пилота, как покатались люди.

— Терещенко решил прокатиться на самолёте, слетать к друзьям. Они отдыхали где-то на берегу недалеко. На столе лежал арбуз, он его разрезал и сказал: «Отвезём им половину», — рассказывает потерпевшая. — Потом Дергалев ушёл из столовой, а мы взяли квадроцикл и поехали на нём к причалу. Квадроциклом тоже управляла я.

Девушка помнит, что на берегу какой-то парень в высоких рыбацких сапогах подтянул гидросамолет к причалу. Наталья отмечает, что в тот день был сильный ветер:

— Когда заходили на причал — вода хорошенько выплескивалась.

Во время следствия девушка рассказывала, что между Олегом Дергалевым и Игорем Терещенко произошёл диалог. «Может, мне полететь?» — сказал Игорь Терещенко. Тот ответил: «Как хочешь». От этих показаний девушка не отказывается, но говорит, что не знает, какое решение приняли мужчины.

Девушка помнит: Игорь Терещенко рассказывал, что умеет управлять самолетом, и пилотское свидетельство есть.

Она помнит, что Олег Дергалев сел на левое переднее сиденье, а Игорь Терещенко — на правое.

— Сели, завелись. Кто заводил воздушное судно — не помню, — отвечает девушка на уточняющие вопросы от судьи. — Я в телефоне «сидела», а в кабине самолёта было очень шумно.

Потерпевшая помнит, что летели всего несколько минут. У неё разрядился телефон, а хотелось сделать пару снимков. Попросила телефон у Игоря Терещенко. На айфон девушка сделала несколько снимков. Говорит, что пилотов со своего места не снимала, фотографировала виды в окно и, наверное, делала селфи.

Гособвинитель зачитал из материалов дела ещё одну деталь. Девушка рассказывала следователям, что в какой-то момент айфон заблокировался и она просила Терещенко снять блокировку.

— Потом мы увидели людей внизу, они махали нам руками. С одной стороны поляны — вода, с другой — люди, машины. Не могу сказать, какая была высота, но когда мы кружили над ними, уже можно было различить, мужчины или женщины стоят, понять марку машин, но узнать людей по лицу ещё было нельзя.

Девушка добавляет, что зрение у неё хорошее. В её свидетельских показаниях записано, что кто-то из мужчин в кабине, увидев людей внизу, крикнул: «Вот они!». Наталья полагает, что кричал Игорь Терещенко.

Прокурор зачитал показания Натальи во время следствия о том, что во время кругов перед посадкой кто-то из мужчин крикнул: «Давай ещё один круг сделаем пониже!».

Кто именно это сказал, девушка не знает. Следующее, что она услышала, было: «Дерево!».

Пришла в себя Наталья от крика Олега Дергалева.

— Помню, Олег зовет: «Наташа, Наташа!» Я поняла, что мы уже на земле. И что я, похоже, в кабине самолёта вверх ногами. Сначала просто услышала своё имя, потом поняла, что с Дергалевым уже был какой-то мужчина, помогал.

Наталья помнит разбитую кабину и Игоря Терещенко, который «был в очень мутном состоянии». Все трое были в крови. Их увезла скорая.

— Когда привезли в больницу, Терещенко сразу повезли на каталке, и больше ничего…

Бизнесмен скончался от множества телесных повреждений разной тяжести, потерял много крови.

В больнице Наталья пробыла несколько дней, чувствовала себя плохо — голову «зашивали», на руку наложили гипс.

— Претензий к Дергалеву ни материального, ни морального плана у меня нет. Хотелось бы, чтобы наказали его не строго. Всякие катастрофы происходят. Я считаю, что это, наверное, такая судьба…

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


КОММЕНТАРИИ