Гобеленному искусству в Борисове приходит конец

Искусство гобелена, некогда весьма популярное, сегодня можно было бы с полным правом заносить в список редких и охраняемых видов, если б у нас существовала Красная книга художественного творчества. Увы, такой книги нет, всевозможные списки нематериального наследия не резиновые, а трудоемкое и дорогостоящее мастерство шпалерного ткачества сегодня находится практически на грани исчезновения. Между тем белорусские гобелены украшают не только наш любимый Большой театр, но и, к примеру, штаб–квартиру ООН, а создавшие это чудо мастера продолжают работать — и готовы передавать свое умение молодежи.

О бедственном положении шпалерного ткачества мы узнали от гендиректора Национального художественного музея Владимира Прокопцова:

— Если не станет последних мастериц-гобеленщиц, страна лишится уникальной традиции, как это уже происходило с другими ремеслами. И будущим поколениям придется с нуля возрождать утраченное.

По совету специалиста мы отправились в Борисов, на Комбинат декоративно–прикладного искусства им. А.М. Кищенко, где хранится «Гобелен века», включенный в Книгу рекордов Гиннесса и имеющий статус историко–культурного наследия Беларуси. Здесь и сегодня продолжают трудиться мастера, участвовавшие в создании монументальных произведений Александра Кищенко, воплощая в жизнь идеи белорусских художников. Правда, производственная база союза художников, еще несколько лет назад переживавшая пору расцвета, сегодня, по горькому признанию директора Григория Шемита, «загибается»:

— Я здесь работаю 17 лет. Пришел на комбинат — он был в убытках, но потом экономическая ситуация выправилась, и мы 15 лет нормально жили. Реставрировали шпалеры Мирского замка, Несвижа, ткали гобелены для посольства Беларуси в Москве, выполняли заказы для российского бизнеса, для административных и культурных зданий стран СНГ. Гордились, что мы единственные остались на постсоветском пространстве, кто выжил и работает. А сейчас душа болит — кажется, пришло то время, когда к гобелену пропал интерес.

Вряд ли речь идет об утрате интереса: вопрос лежит, скорее, в экономической плоскости. Времена непростые, а гобелен, как в Средние века, вещь статусная, предмет роскоши поистине дворцовой. Не случайно работы мастериц комбината им. Кищенко входят в Государственный подарочный фонд представительской сувенирной продукции: даже небольшими работами мастеров–ткачей одаривают исключительно ВИП–персон.

— Первую партию ткачей обучали художники, — вспоминает Алла Федисова, одна из старейших работниц предприятия. — А дальше новые люди, приходящие на комбинат, стали перенимать опыт и передавать следующим мастерам. На специальность «Ткач ручного ткачества» в Беларуси нигде не учат. Есть художники–гобеленщики, которые эту технику знают и понимают, но они не работают с такими большими объемами.

«Гобелен века» Александра Кищенко, сотканный на комбинате, — рекордсмен Книги Гиннесса

Объемы здесь могут «поднять» действительно впечатляющие. Конечно, таких грандиозных образцов, как «Гобелен века», весящий 300 килограммов, на который ушло 806 километров шерстяной нити и который ткали 14 человек в течение нескольких лет, мастерам уже не заказывают. Но создать произведение площадью до 100 квадратных метров для сотрудников комбината совершенно реальная задача. И делается это в буквальном смысле руками, по ниточке, по узелку. Выткать туман над озером или красный кирпич стен Мирского замка? Пожалуйста. Даже пряжу мастера окрашивают сами, ведь в одном гобелене могут использоваться сотни оттенков. Начальник ткацкого цеха Татьяна Шестухина:

— Человек должен чувствовать цвет, понимать, где какую нитку взять, какое плетение использовать. Если раньше художник давал четко прорисованный картон, определял гамму, допустим, в 20 цветов и обозначал на схеме цифрами каждую позицию, то сегодня все сложнее. Картоны печатают на принтерах, иногда не в лучшем качестве, и вся работа с палитрой ложится на плечи гобеленщиц, которые сами подбирают практически все нити.

«Сохранится ли в Беларуси искусство гобелена?» — переживают мастера

Действующих мастериц на комбинате восемь, все они воспитаны в коллективе. Самые молодые пришли учиться четыре года назад, самые опытные работают уже по 35 лет. «Когда–то наш комбинат был единственным на весь Советский Союз, по всему свету знали наши гобелены!» — с гордостью вспоминают они. В свое время гобелен ручной работы был брендом БССР, картоны с работами художников стояли и ждали своей очереди: шпалерное ткачество в Советском Союзе всячески развивали и заказы были расписаны на несколько лет вперед. Сегодня вместо огромного цеха — небольшая мастерская, о новом поколении мастеров остается только мечтать. А на комбинат имени Кищенко привозят для реставрации старые советские гобелены 1970–х годов — кроме как здесь, их больше нигде не приведут в порядок.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ