Полузащитник, который провел почти десять лет в БАТЭ и приложил ногу к знаковым для клуба победам, покинул Борисов. Александр Володько отказался продлевать контракт на условиях, предложенных руководством «желто-синих». На следующий день после увольнения из клуба футболист встретился с Александром Ивулиным и рассказал, почему все закончилось именно так.

– Прошлогоднее чемпионство – самое сложное для БАТЭ за последние десять лет?

– Ни одно чемпионство не давалось БАТЭ легко. Прошлогоднее – не исключение, но оно стало самым запоминающимся за последние годы. В прошлом сезоне мы набрали достаточно очков, неплохо смотрелись по статистическим данным, но, нужно признать, серьезно прибавили наши конкуренты. Они не теряли очков в матчах, где это делали мы. Обычно мы себе такого не позволяли и к концу чемпионата привозили ближайшим преследователям по пять-семь очков.

Короче, не сказал бы, что это чемпионство стало для нас самым сложным. Вспомни, бывали сезоны, когда мы отставали от того же «Шахтера» на шесть-семь очков, но все равно брали «золото». Ощущение, будто сезон выдался сверхтяжелым, создавали дела юридического плана. Наверняка понимаешь, о чем я говорю. Главное, что все закончилось хорошо. Тем более развязка чемпионата получилась просто сумасшедшей!

– Ты понимаешь, почему в прошлом году БАТЭ терял очки на ровном месте?

– Давай разберем на примерах. В первом круге проиграли «Витебску» со счетом 0:1. В той встрече соперник весь второй тайм не мог перейти центр поля, просто отбивался. БАТЭ – та команда, которая должна побеждать в каждом матче, поэтому ближе к концу встречи вперед полезли Милун и другие защитники. Мы свалились на откровенный навал и пропустили контратаку.

Володько: «Когда уволился из БАТЭ и ехал в Минск, слезы сами катились из глаз»

То же самое было во втором круге с «Минском». Создали шесть-семь стопроцентных голевых моментов, но никак не могли забить. Что сделали соперники? Заработали штрафной, который после рикошета превратился в гол. В этом году у нас хватало таких нелепых поражений. Разговаривал с Владимировичем (Александр Ермакович – Tribuna.com) по поводу наших неудач. Сошлись на мысли, что за весь чемпионат команда откровенно провалила только матч с «Крумкачамі». В той встрече тренерский штаб провел стопроцентную ротацию состава.

Понимаешь, одно дело, когда ты имеешь стабильную игровую практику, а совсем другое, когда выходишь на поле под замену. Понятно, всем в голову не залезешь, но часто от таких кардинальных перемен не стоит ждать ничего хорошего. Просто кто-то обижается, когда его долго не ставят в состав, и теряет уверенность в себе. Кто-то, получив шанс, пытается что-то доказать тренерскому штабу и на поле тянет одеяло на себя. В итоге, в таких играх нет команды, каждый занимается решением своих задач. Получается, как в басне «Лебедь, рак и щука» – кто лезет в лес, кто по дрова.

– Матч против «Крумкачоў» ты смотрел с трибун. Что думал в тот момент?

– В голове была только одна мысль: «Блин, это же какая-то катастрофа! Нельзя так играть при своих болельщиках». Было очень стыдно, поэтому прекрасно понимаю гнев поклонников БАТЭ в тот вечер. Это понял и Александр Владимирович. После матча он зашел в раздевалку, где стояла гробовая тишина. Там не было Анатолия Анатольевича. Заглянул только Александр Викторович Захарченко, сказал пару ласковых. Он не проходился по персоналиям, а обратился ко всем: «Понимаете, где вы находитесь и что делаете?» Все это прекрасно понимали. Слово взял Ермакович: «Если я не могу на вас повлиять, то, наверное, мне стоит уйти». Примерно это тренер повторил на пресс-конференции.

В карьере каждого футболиста случаются матчи, после которых думаешь: «Блин, да я в порядке. И почему же я играю только в чемпионате Беларуси, а не где-нибудь в Европе?» Но иногда случаются встречи, как с «Крумкачамі», после которых посещают совершенно другие мысли: «Ну какой я после этого футболист? Как вообще так можно играть?»

Если говорить начистоту, Ермакович собирался уйти в отставку после того, как мы обыграли чешскую «Славию» на «Борисов-Арене» Ретвит
– С какими мыслями ты уезжал тогда с «Борисов-Арены»?

– Понятное дело, настроение было никаким. Думал о том, как всю эту ситуацию переживает Ермакович. Ведь, по сути, он сказал, что уходит из команды. Такими словами не разбрасываются.

– И что же было на следующей тренировке?

– Все футболисты собрались в кругу. Каждый выговорился и сказал, чего он хочет. Все сошлись на том, что хотят работать под руководством Ермаковича. Отговорили тренера уходить в отставку.

– Ты был одним из тех опытных футболистов, кто сумел повлиять на решение Ермаковича?

– Если говорить начистоту, Ермакович собирался уйти в отставку после того, как мы обыграли чешскую «Славию» на «Борисов-Арене», но не квалифицировались в следующий раунд Лиги чемпионов. После этого на базу приехало руководство клуба и Ермакович в рубашке и джинсах. Тренер начал говорить какую-то прощальную речь: «Чувствую, что у команды все есть, но вам нужен новый импульс. Может быть, его сможет дать новый главный тренер». Все были в шоке! Тогда Родионов и Стасевич сказали, чтобы тренер не дурил. Точно помню слова Виталика: «Владимирович, зачем дергаться? У нас еще есть матчи за группу Лиги Европы. Давайте-ка езжайте домой, маханите «сотку». Завтра ждем вас на тренировке».

– Что тренеру в тот момент сказал ты?

– Я сказал: «Владимирович, слезы на глазах руководства клуба и пацанов говорят больше всяких слов. Вы должны остаться».

– Подожди, игроки БАТЭ реально плакали?

– А что здесь такого? Когда я уволился из БАТЭ и ехал в Минск, слезы сами катились из глаз. Все-таки десять лет в таком клубе не проходят просто так. Ермакович в общей сложности отдал БАТЭ 20 лет, поэтому всем, кто причастен к клубу, было сложно сдерживать эмоции. Все понимали, насколько этот человек важен для БАТЭ. Пусть у нас получился не самый удачный первый круг в чемпионате. Пусть не удалось выйти в группу Лиги чемпионов, но у команды был шанс все исправить. Тем более еще ни один тренер БАТЭ не покидал команду в разгар сезона. К счастью, в этом году такого не произошло.

– Можешь объяснить, почему футболисты БАТЭ так любят Ермаковича?

– Я отвечу за себя. Десять лет назад я приехал в команду, когда Владимирович был еще игроком. Жаль, нам не удалось вместе выйти на поле в официальных поединках. После сезона-2008 Ермакович вошел в штаб Гончаренко. Я видел, как Владимирович привыкал к новой должности, а потом дорос до главного тренера. Поверь, он настолько тепло и душевно относится к футболистам, что не ценить это нельзя. Невозможно не вступиться за таких людей, даже если у них что-то не получается. Как можно перестать поддерживать человека, который сделал столько добра для клуба и игроков?

– Что сделал Ермакович лично для тебя?

– Многое. Он очень поддерживал, когда несколько лет назад у меня были проблемы с вертлужной губой. Тогда Ермакович как раз только начал перестраивать команду после ухода Гончаренко. У меня же были серьезные проблемы со здоровьем. Настолько серьезные, что, казалось, я вот-вот развалюсь. Владимирович был одним из тех, кто постоянно звонил мне, подбадривал.

Проклятье брестских. Почему редкую травму сразу у трех игроков БАТЭ трудно назвать совпадением

У меня были примерно такие же проблемы, как у Димы Мозолевского. Только Диме долго не могли поставить диагноз. У меня все прошло быстрее. После операции наконец-то забыл о болях в спине. До этого тренировался с постоянным мышечным дискомфортом. Перед тренировками приходилось примерно час разогреваться, чтобы более-менее нормально бегать. Не мог взять и сходу сделать рывок. Было ощущение, что в спину кто-то вбил кол. Каждое движение отдавало болью, поэтому нужно было подготовить организм, чтобы тот дал добро на работу.

Хорошо, что это все позади. Сейчас в плане физики чувствую себя лучше, чем в 25 лет. Вообще ничего не беспокоит. Еще раз, спасибо Владимировичу, который верил в меня. Даже после кубкового финала в Гомеле, когда БАТЭ выиграл у «Шахтера», Ермакович был одним из тех, кто позвал меня на поле во время вручения медалей.

Но Владимирович сделал многое не только для меня. Он дважды выводил БАТЭ в группу Лиги чемпионов. При нем команда неизменно становилась чемпионом страны. Как можно было кричать ему: «Уходи»? Лично я верил, что наступит момент, когда та же «Борисов-Арена» будет стоя аплодировать Ермаковичу. Согласен, может, Владимировичу где-то не хватает умения красиво говорить, но, ребята, просто так чемпионами не становятся.

Если Ермакович – физрук, кто тогда все остальные? Ретвит
– Главный недостаток Ермаковича – отсутствие эмоций и харизмы?

– Соглашусь. Все-таки наши люди не всегда правильно реагируют на доброту. Бывают ситуации, когда кто-то начинает откровенно наглеть. Чтобы пресекать такие моменты, наверное, порой нужно чем-то швырнуть в стену. Владимирович не такой, он привык решать все вопросы демократичным путем. Я бы сильно удивился, если бы Ермакович начал кому-то пихать на повышенных тонах. Этим приемом умело пользовался Гончаренко. Опять же, если вспоминать проигранный «Крумкачам» матч, при Гончаренко в перерыве в раздевалке летало бы все. Готов спорить, несколько шкафчиков пришли бы в непригодность.

Рад, что Ермакович и Гончаренко вместе будут работать в ЦСКА. Они отлично дополняют друг друга. Людей с улицы в такие клубы не зовут. И Михайлович, и Владимирович – люди, которые своей работоспособностью и преданностью футболу заслужили право работать на таком уровне.

– И последний вопрос про Ермаковича. Понимаешь, почему ему на форумах и в комментариях частенько звали «физруком»?

– Слово, которое сказано кем-то в твой адрес, не должно менять твоего мнения о себе. Чем люди, которые так называли Ермаковича, могут аргументировать свою позицию? Тем, что Ермакович – самый титулованный тренер Беларуси? Если он – физрук, кто тогда все остальные? В Беларуси много тренеров, которые играли в группе еврокубков и побеждали команды из топ-чемпионатов? Умение общаться с журналистами важное, но не главное достоинство тренера. Куда больше о его профессиональных навыках Владимировича говорят его трофеи. Ермакович подтверждает свою высокую квалификацию результатами. Ну какой он физрук?

***

– В прошлом сезоне в БАТЭ чувствовалось, что обстановка особо накалена?

– В БАТЭ нагнетание обстановки чувствуется всегда. Когда нас критиковали СМИ, а болельщики выражали недовольство, то все это воспринималось просто как шумовой фон. Когда уже десять лет находишься в команде, которая решает серьезные задачи, то привыкаешь к постоянной критике. Она где-то даже подстегивает. Тренеры постоянно повторяли нам: «То, что происходит в СМИ и на трибунах, не должно отвлекать вас от происходящего на поле. Просто кому-то хочется задеть вас, выбить из колеи».

Думаешь, мы не понимаем, что уже всех достали своими чемпионствами? Всем хочется любыми способами подвинуть БАТЭ. Но мы-то этого не хотим:). Кстати, почему когда судьи ошибаются в пользу наших соперников, в этом нет ничего страшного. Когда же они принимают решение в нашу сторону – начинаются разговоры о заговорах, мол, Капский все купил? Просто каждый видит то, что хочет видеть.

Чтобы молодые не «поплыли» под таким давлением, в команде всегда были опытные ребята, которые на своем примере показывали пацанам, как себя вести. Понятное дело, тренер может мотивировать игрока перед началом матча, но на поле он уже ничем ему не поможет. Во время игры молодые должны посмотреть в глаза Родионову, Стасевичу, Милуновичу и понять, что у команды все будет хорошо. Пацаны обязаны видеть в этих глазах адский огонь и уверенность, а не потухшие угли и обреченность. В БАТЭ всегда были лидеры, которые в сложных ситуациях вели за собой. Взять ту же юридическую ситуацию, которая произошла с Серегой Веремко. Тренеры сразу же нам сказали: «Не обращайте на это внимание и не обсуждайте то, что пишут в прессе. Наша ответственность – то, что происходит на футбольном поле. Остальное нас не касается».

Если бы стали загоняться по «делу Веремко» – поплыли бы в чемпионате. Могли мало того, что облажаться в кабинетах, так еще и провалить финиш сезона Ретвит

– Неужели «дело Веремко» никак не сказалось на атмосфере в команде?

– Понятно, всем было неприятно. Ну а что мы могли сделать? Если бы стали загоняться – поплыли бы в чемпионате. Могли мало того, что облажаться в кабинетах, так еще и провалить финиш сезона. Не думали об этой ситуации, а занимались своими делами. Если честно, старался не смотреть новости по этой теме и особо не вдавался в подробности. Просто СМИ – орудие манипуляции. По сути, вы – журналисты формируете мнение большого числа людей. Для игроков очень важно уметь абстрагироваться от потока информации в стрессовых ситуациях. В общем, хорошо, что все закончилось так, как закончилось.

– Ты говоришь, что СМИ – орудие манипуляции. При этом ты один из немногих футболистов БАТЭ, которые не убегают от журналистов даже после самых провальных матчей.

– Я привык уважать труд других людей. Понимаю, что журналисты такие же участники футбольных процессов, как и игроки, и тренеры. Для меня не составляет особого труда честно ответить на несколько вопросов после матча. Может, все дело в воспитании? На ум сразу приходит мое интервью после провального кубкового поединка в Бресте.

Александр Володько: «Мы попали под бульдозер. Увидели команду, у которой горели глаза»

Пожалуй, это еще одна прошлогодняя игра, за которую было стыдно. В той встрече соперник нас просто уничтожил. После матча я сказал, что в нашей команде собраны лучшие футболисты чемпионата в своих номинациях, но пока каждый будет играть сам по себе, у БАТЭ ничего не получится.

– Тебе когда-нибудь «прилетало» от руководства за слова, которые ты говорил журналистам?

– Нет, потому что я никогда не говорил неправды. По-моему, на следующей тренировке после матча с Брестом во время установки Ермакович даже сослался на мое интервью, мол, в той игре у нас на поле был просто набор хороших футболистов.

Ну а смысл мне кого-то обманывать? Все же видели, что в том матче творилось на поле. Если нас откровенно «возили рылом», что мне сказать, что все классно? Просто нужно было делать выводы и идти дальше. БАТЭ – команда, у которой всегда было самолюбие. Мы умели правильно реагировать на неудачи и после них становились только сильнее. Иногда нужно получить под дых, чтобы не плыть по течению. Это понимает руководство БАТЭ, поэтому порой делает искусственные встряски, чтобы пацаны держали себя в тонусе. Это не нравится многим игрокам, мне в том числе, но, как показывает практика, такие встряски приносят результат. Но это внутренняя кухня клуба, не стоит о ней распространяться.

– Тогда расскажи о том самом победном духе БАТЭ. Что это вообще такое?

– В БАТЭ нет людей, которые бы говорили: «Я сыграл круто, а ты хреново». Нужно понимать, если хоть один раз так скажешь, потом твой партнер сможет предъявить то же самое. Начнется нездоровая ерунда. За счет чего нам удавалось менять ход матчей, которые складывались неудачно? За счет характера, воли и жажды победы. Поверь, все это не берется из воздуха. Умение вести себя в моменты, когда все плохо, воспитывается не один год. В Борисове всегда были люди, которые заряжали своей энергетикой. Даже когда все было совсем хреново, они не сдавались и играли до конца.

Когда я пришел в БАТЭ, такими лидерами были Серега Веремко, Серый Сосновский и Виталик Родионов. Это настоящие воины на футбольном поле. Тот же интеллигентный и спокойный в жизни Профессор во время матчей превращается в машину для достижения результата. Когда на тебя сзади орет Верем – просто не имеешь права расслабляться. Серега постоянно заводит пацанов своим ором: «Блин, вы хотите выиграть или нет?» Тебе трудно, но благодаря этой энергии ноги сами несутся вперед.

Просто когда тебе тяжело на поле, многие футболисты молчат и начинают опускать взгляд в землю, потому что им хочется отдышаться. Если каждый замыкается в себе и не смотрит по сторонам – команда просто растворяется. Важно, чтобы в таких эпизодах находились люди, которые подбадривали бы и заводили партнеров. Если футболисты замолчали, считай, матч проигран. Если глаза будут гореть до самых последних минут, то можно исправить любую ситуацию. Взять тот же матч в Городее. После него разговаривали с Владимировичем, и он сказал: «Саня, не поверишь, но до последнего момента был уверен, что мы спасем эту игру». Так и получилось. На замену вышел Виталик и все сделал красиво.

– Считаешь себя носителем этого борисовского духа?

– Разговаривал по этому поводу с Владимировичем, который говорил: «Саня, ты один их тех людей, которые несут этот победный дух БАТЭ». Надеюсь, в тот момент тренер не лукавил.

Честно скажу, не считаю себя индивидуально сильным футболистом. На поле я топор, зато знаю, что такое жажда борьбы и чувство партнера. Прекрасно понимаю, что для достижения результата нужно носиться по полю и, образно говоря, грызть землю. Иначе ничего не добьешься. За десять лет в БАТЭ не вспомню ни одного сезона в еврокубках, где нам было бы легко.

***

– Ты говорил об искусственных встрясках, которые устраивало руководство БАТЭ. Речь о визитах в раздевалку Анатолия Капского?

– В том числе и об этом. Конечно, не сразу привыкаешь к его визитам, но со временем понимаешь, чего от них ждать. Капский же не каждый день кричит на игроков. Анатолий Анатольевич – сильный психолог, который чувствует момент. Он понимает, когда нужно залететь в раздевалку и дать люлей. Привык к этому и понимаю, зачем все это делается. Когда только приехал в БАТЭ и увидел первый разнос Анатольевича, то был в шоке. Помню, как кто-то из тренерского штаба в тот момент сказал мне: «Ну что? Добро пожаловать в БАТЭ».

– Перед этим сезоном Капский серьезно болел. Его отсутствие сказывалось на команде?

– Старались поддерживать Капского своей игрой. Хотя сейчас кто-то может сказать: «С такой игрой, какая у вас была в начале сезона, вы делали ему только хуже». Дай Бог здоровья Анатолию Анатольевичу. Кто бы что ни говорил, но Капский многое сделал и для меня, и для БАТЭ, и для всего белорусского футбола. Поднять клуб с такими скромными возможностями на такой высокий уровень – это что-то невероятное.

– Как лично ты относишься к Капскому?

– Понятно, у Анатолия Анатольевича непростой характер. Возможно, многим не нравится его резкость и эмоциональность, но не каждый сможет добиться того, чего добился Капский. Если Анатольевич когда-нибудь оставит клуб, его последователям придется очень тяжело.

У нас никогда не было вау-отношений. Некоторые футболисты БАТЭ встречаются с Анатольевичем в неформальной обстановке, регулярно созваниваются. У нас такого не было: чисто профессиональные отношения. С уважением отношусь к Капскому. Надеюсь, он так же относится ко мне. Анатольевич пригласил меня в клуб, где я провел свои лучшие футбольные годы. Именно в БАТЭ я сыграл против «Барселоны». И даже забил. Правда, в свои ворота :).

Я был частью команды, которая играла на топ-стадионах против лучших клубов мира. Только за это можно поблагодарить Капского, всех тренеров, работников клуба и игроков, с которыми довелось пересечься.

Если бы я остался в БАТЭ на условиях, которые мне предлагали, то просто расписался бы в своей профессиональной непригодности. Ретвит
– И все-таки, почему этой зимой ты покинул БАТЭ? Анатолий Капский говорил, что тебе предлагали новый контракт.

– Мне предлагали остаться в клубе. Правда, мне хотелось немного других условий. Возможно, руководству стоило предложить подписать новое соглашение немного раньше. Наверное, мне хотелось немного другого отношения, учитывая сколько времени я провел в клубе.

По белорусским меркам мне предлагались хорошие деньги. Возможно, прозвучит слишком громко, но, если бы я остался в БАТЭ на условиях, которые мне предлагали, то просто расписался бы в своей профессиональной непригодности. В зарплатной ведомости БАТЭ мое жалование находилось бы в зоне вылета. Наверное, не столько должен получать человек, который привык решать самые высокие задачи. Только не спрашивай, никогда не назову зарплату, которую я получал в Борисове. Это будет некрасиво.

Повторюсь, для среднестатистического игрока это очень хорошие финансы, о которых многие могут только мечтать. Но такое положение не по мне. Захотелось доказать, в первую очередь самому себе, что я еще чего-то стою. Мне всего 31 год, еще спокойно могу выступать на хорошем уровне. Наверное, настало время что-то поменять в жизни.

– Переговоры о продлении твоего контракта были сложными?

– Их просто не было. Мы встретились с Александром Викторовичем Захарченко, поговорили где-то полтора часа. Он сказал: «Ну, что? Торговаться не будем?» Я сказал, что нет. Мне озвучили условия. Я взял время на раздумья, а потом отказался подписывать бумаги. Вот и все переговоры.

– Ты когда-нибудь торговался с руководством БАТЭ по поводу цифр в контракте?

– Нет, я подписывал контракты на тех условиях, которые мне предлагали. Никогда не думал над тем, чтобы начать выбивать себе зарплату повыше. Честно. Меня спрашивали: «Какие у тебя запросы?» Я называл их, адекватно оценивая свой уровень. Эта сумма плюс-минус всех устраивала. Никогда не набивал себе цену, как это делают некоторые футболисты, закидывая удочки то в одну, то в другую команду.

– Насколько я знаю, у тебя всегда была средняя зарплата по меркам БАТЭ.

– Да, моя зарплата всегда находилась в середине зарплатной ведомости. По этому показателю никогда не был среди лидеров, находился ближе к аутсайдерам.

– Возможно, тебе предложили более скромные финансовые условия из-за возраста? Все-таки тебе уже 31. Плюс первую половину сезона ты традиционно проводишь не так ярко, как вторую…

– Уже говорил, физически чувствую себя лучше, чем когда мне было 25. Если отвечать на вторую часть твоего вопроса, то в начале сезона все команды и футболисты находятся плюс-минус на одном уровне физической готовности. Может, благодаря какому-то индивидуальному мастерству на первых порах ребята смотрелись более предпочтительно. Повторюсь, я не самый техничный игрок, но зато знаю, как добиваться результата.

– Так почему же ты прибавляешь к решающим матчам сезона?

– Может, не я прибавляю, а другие сдуваются :). Мой уровень физической подготовки примерно одинаков на протяжении всего сезона. Но, например, в еврокубковых матчах нам чаще приходится обороняться. На первые роли в команде выходят игроки, которые проделывают большой объем работы: нужно успевать оказывать давление впереди и помогать сзади. Только красивыми финтами результат не сделаешь. Я же выполняю большой объем работы. Даже тренеры говорят: «Слушай, может, будешь бегать чуть меньше? Ты же на каждой тренировке нарезаешь на два-три километра больше других. Тебе же тоже нужно восстанавливаться». Но я не чувствую никакого дискомфорта.

***

– У тебя есть ощущения, что сейчас закончилась эпоха в истории БАТЭ?

– Есть такие мысли. Все-таки время не стоит на месте. Получилось, что именно в это межсезонье БАТЭ покинули ребята, которые долгое время были в команде. Но нельзя жить прошлым, нужно двигаться вперед. Знаешь, когда люди до сих пор вспоминают победу минского «Динамо» в чемпионате СССР в 1982 году, то становится немного грустно. Конечно, это величайшее достижение в истории нашего футбола, но прошло уже столько времени… Нужно смотреть вперед и покорять новые высоты.

Пока Дулуб говорит красиво. Посмотрим, что будет дальше Ретвит
– В БАТЭ это сможет сделать Олег Дулуб?

– Не буду гадать на кофейной гуще. Сначала человеку нужно что-то сделать, а только потом это можно обсуждать. Если в чем-то сомневаешься, то лучше промолчать – сойдешь за умного. Многие не любили Ермаковича за то, что он отвечал журналистам односложными предложениями. Пока Дулуб говорит красиво. Посмотрим, что будет дальше. Мне тяжело что-то говорить об Олеге Анатольевиче, ведь он работал главным тренером только в командах-аутсайдерах. Да, спасал их от понижения в классе, но надолго не задерживался ни в одном клубе. В БАТЭ немного другие задачи. Поживем – увидим, что будет. Дай Бог, чтобы у ребят все получилось под руководством нового главного тренера. Желаю ему удачи!

– Некоторых тренеров и игроков БАТЭ в свое время задевало, когда Дулуб публично разбирал ваши матчи в Лиге чемпионов. Тебя это трогало?

– Был такой момент. Мне кажется, наш тренер никогда бы себе не позволил публично раскладывать работу коллег. Возможно, Дулуб что-то и разложил, но сделал это не совсем верно. У каждого специалиста есть свое мнение на ту или иную ситуацию. Просто обыватели принимали мнение Дулуба за аксиому, а это, может быть, не всегда было так. Все-таки правда у каждого своя. Даже по статистике InStat можно составить полярное мнение о футболисте.

– Мы говорили о носителях победного духа БАТЭ. Сейчас в команде остались такие люди?

– У меня большие надежды на Стаса Драгуна. Мы играли вместе во второй половине сезона, у него очень сильные лидерские качества. Драгун может здорово напихать партнерам на поле и отлично пошутить в неформальной обстановке. Стас – этакий Серхио Рамос в «Реале», который может координировать игру в центре поля, он постоянно подсказывает. Не будем забывать, что в команде остался Игорь Стасевич – борисовский Криштиану Роналду. Стас классно финтит, навешивает, обостряет. Тут нет вопросов. Несомненно, принесет много пользы Мишка Гордейчук. Ну и Димка Бага, который никогда не лезет за словом в карман. Какой-то шуткой он может разрядить обстановку в коллективе, поднять пацанам настроение.

– Милунович?

– Неманья – в полном порядке на поле. Когда он только приехал в БАТЭ, я офигел. Вообще не понимал, что этот чудак забыл в нашем чемпионате. Правда, не стоит забывать, что Неманья – легионер. Есть старая пословица «чувствуй себя как дома, но не забывай, что в гостях». Все-таки легионеры рассматривают БАТЭ как какой-то трамплин для перехода в более сильное первенство. Хотя, повторюсь, в игровом плане к нему никогда не было вопросов.

– В этом году у БАТЭ все будет хорошо?

– Конечно. БАТЭ – это не Саша Володько, Виталик Родионов или Александр Ермакович. Это семья, хотя нет… БАТЭ – это какой-то большой конгломерат всего важного и правильного. Правильно было сказано в каком-то ролике: «Один раз БАТЭ – всегда БАТЭ». Несмотря на уход определенных людей, БАТЭ останется белорусским топ-клубом. Придут новые игроки, которые будут справляться с самыми высокими задачами.

– Почему ты не назвал БАТЭ семьей? Это слово в отношении клуба стало напрягать?

– Если честно, уже бесит это слово в отношении клуба. В последние годы его так сильно затаскали! Сейчас слово «семья» по отношению к БАТЭ используют с каким-то негативным оттенком. Опять же, все меняется :). Кроме наших постоянных чемпионств.

– Давай закругляться. В прощальном интервью официальному сайту ты сказал, что по трассе в Борисов можешь вести машину с закрытыми глазами. С тебя веселая история по этому поводу.

– Ну, это было сказано в шутку. Представь, сколько километров наездил. Бывало нарушал правила, когда опаздывал на тренировку. Порой разгонял авто до 200 километров в час. Меня тормозили гаишники, но я говорил: «Слушай, давай я быстренько заплачу штраф. Поверь, деньги, которые я отдам за опоздание на тренировку, будут намного больше этой суммы». Блин, за десять лет в БАТЭ хватало всего. Это было классное время.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


КОММЕНТАРИИ