Восемь жалоб зарегистрировали в прошлом году из Борисовского района. Сетуют на ненадлежащее содержание мест захоронений: нет нормальной подъездной дороги, все заросло, ограда повалена, среди могил – кучи мусора…

Так, столичный медработник Елена Балашевич постоянно посещает кладбище возле деревни Пересады – там похоронены ее родители, дедушки и бабушки. Состояние двух подъездных дорог здесь, по ее словам, ужасное. Та из них, которая идет через деревню, стала вообще непроходимой, и в последний путь людей теперь провожают, что называется, без лишних церемоний. Ведь по главной деревенской улице, чтобы соседи могли попрощаться, машина не проедет. Вторая дорога, объездная, получше: транспорт все же кое-как, переваливаясь с бока на бок, по ней пробирается, но подвеска легкового авто рискует после такого путешествия быть тоже похороненной.

Корреспондент МЛЫН.BY позвонила председателю Пересадского сельисполкома Ольге Корчмар:

– Ольга Павловна, как же так?! Вы, получается, игнорируете обращения?

– Что вы! По каждому из них тут же подаю заявки коммунальникам, поскольку за состояние этих дорог отвечает борисовское УП «Жилье». Но в чем вина сельисполкома, если дорогу через агрогородок в ноябре вместо смеси с гравием подсыпали одним песком, а ямы тут же появились вновь? Люди просят положить асфальт, но для этого необходимо 130 миллионов рублей – сумма немаленькая. В план на подсыпку и грейдирование нас включили лишь на 2019 год. Хочется надеяться, на этот раз коммунальники сделают все как положено.

Минчанка Ольга Бако пишет: «Прямо посреди кладбища лежат деревянные чурки диаметром 20–30 см, почти полностью заросшие бурьяном – настолько давно они там. Старые деревья падают прямо на ограды. А председатель Борисовского райисполкома сообщил в ответе на мое письмо, что после обследования объекта обнаружено «незначительное скопление мусора и спиленных сухих веток». На самом же деле, чтобы дойти до нужной могилы, нужно пробираться сквозь настоящие джунгли!»

– Должен, честно говоря, поспорить насчет джунглей, – высказал компетентное мнение председатель Неманицкого сельисполкома Николай Крючек. – И поваленных деревьев, лежащих месяцами никем не убранными, не припомню. Наше административное здание находится в двух шагах от кладбища, поэтому скажу вам совершенно точно: женщина преувеличила. Но вообще-то проблема существует, и заключается она в том, что Закон «О погребении и похоронном деле» по ряду пунктов не подкреплен механизмом исполнения. Так, в нем четко говорится: погребением занимаются специализированные организации, но на практике совершенно непонятно, что это за организации. Фактически их роль выполняем мы, хотя в штате сельского Совета всего четыре человека: председатель, то есть я, две девушки – специалисты плюс дворник. И нет никакой техники.

Поэтому минимум раз в неделю председатель Неманицкого сельисполкома надевает фуфайку, берет топор – и лично высекает заросли на местном кладбище. Работники сельсовета ему помогают.

– Уже не первый год убираю контейнерную площадку возле кладбища. Наши люди иногда не просто целлофановые пакеты с содержимым оставляют, а вывозят сюда отработавшие свое холодильники, телевизоры, газовые плиты. Приходится заниматься также и утилизацией бытовой техники, – рассказывает Николай Крючек.

Его отношение к работе по-человечески понятно: кладбища не числятся на балансе сельсовета, но оставить их без присмотра невозможно. К тому же есть решение райисполкома о том, что сельские Советы должны следить за порядком в местах захоронения, заниматься вывозом мусора, обрезкой сухих веток.

Это подтверждает и заместитель председателя Борисовского райисполкома Олег Кирюта:

– На балансе УП «Жилье» 9 кладбищ: 8 – непосредственно в Борисове и одно вблизи города. Все остальные захоронения в районе формировались стихийно, они, так сказать, ничейные. Однако мы присматриваем и за ними.

У Пересадского и Неманицкого кладбищ тоже нет настоящих хозяев. Стоит ли удивляться, что их благоустройство держится, по сути, на одном энтузиазме?

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


КОММЕНТАРИИ