В Борисове начался суд над Артемом Бердником — военнослужащим 72-го гвардейского Объединенного учебного центра в Печах. Это дело не связано со смертью рядового Александра Коржича, хотя было заведено после тотальной проверки в части. Бердника обвиняют по ч. 1, ч. 2 ст. 455 УК — «Злоупотребление властью, сопряженное с насилием».

Напомним, после гибели рядового Александра Коржича в 72-м гвардейском Объединенном учебном центре в Печах прошли тотальные проверки. В итоге в суд Борисовского района поступило три уголовных дела о воинских преступлениях — преступлениях, предусмотренных главой 37 УК. Воинскими являются преступления против установленного порядка прохождения воинской службы, совершенные лицами, на которых распространяется статус военнослужащего. Со смертью Коржича эти дела не связаны.

В марте в Борисове также рассмотрели несколько дел в отношении военных из Печей.

Людей в зале суда много — большинство из них солдаты. С декабря 2017-го Артем находится под стражей. В зал заседаний его привели к началу процесса.

Военнослужащему 22 года. Лицо от камер он не прячет. Служил в воинской части 43063. Должность — командир отделения, звание — сержант. Родился в Копыльском районе, образование — среднее.

Потерпевших по делу четверо — Синевич, Пучинский, Захаревич, Кондрацов. Все они солдаты. На заседании присутствуют трое из них.

— Гражданские иски заявлять не намерены? — уточнила у потерпевших судья Елена Курганова.

— Никак нет, — в один голос ответили солдаты.

По словам гособвинителя, в армию Артема Бердника призвали 20 мая 2016 года. Для потерпевших он был начальником. Во время службы от потерпевших он принимал кофе и сигареты.

Так, например, по данным обвинения, Пучинский передал ему 14 пачек сигарет и 5 пакетиков кофе. 16 июля 2017 года, увидев, что Синевич (один из потерпевших) пользуется неуставным телефоном, обвиняемый не доложил об этом командиру. Вместо этого он, как заявили в зале суда, забрал телефон, сам стал им пользоваться до тех пор, пока смартфон у Бердника не увидело начальство. В итоге сержанта отправили на 10 суток на гауптвахту.

В сентябре он увидел телефон еще у одного рядового. История повторилась, правда, телефон он тогда отдал. Спустя какое-то время история, по данным обвинения, произошла в третий раз. Тогда Бердник забрал телефон еще у двух солдат — телефон они использовали один на двоих. Рядовые не раз просили Артема вернуть телефон, но сержант под разными предлогами, например, что телефон заряжается, отказывал.

Позже один из потерпевших Захаревич все-таки вернул смартфон. В итоге Бердник попытался забрать его силой.

— Виновным себя признаете? — спросила судья у обвиняемого.

— Нет, конечно, — ответил Бердник.

По словам обвиняемого, отношения c потерпевшими были исключительно служебные. Артем рассказывает, что у Пучинского он не требовал ничего, кофе и сигареты солдат ему приносил сам.

— Вы это воспринимали как что? — спросил гособвинитель.

— Просто, — говорит Бердник.

— Вменяется, что вы взяли телефон у Синевича, — продолжил прокурор.

— Он мне дал, — ответил Артем.

По словам обвиняемого, телефон ему нужен был, чтобы заходить в интернет, звонить бабушке, маме и девушке. При этом, как он утверждает, мама и бабушка клали деньги на номера, с которых он им звонил.

— Почему военнослужащий давал вам телефон? — уточнил гособвинитель.

— Я попросил, он дал.

— Если бы вы не были его начальником, дал бы он вам телефон? — уточнил гособвинитель.

— Да, а что здесь такого?

Позже у Бердника оказался смартфон, которым пользовались Захаревич и Кондрацов.

Как пояснил Кондрацов, они сами разрешили Артему им пользоваться, потому что понимали: иначе он мог бы его забрать, так как аппарат неуставной. Спустя какое-то время ребята решили телефон вернуть. Они не раз просили об этом Бердника. Тот напрямую не отказывал, но находил причины для отрицательного ответа.

Когда сержант и рядовые лежали в медроте, Захаревич телефон все-таки забрал. Обнаружив это, Бердников проверил его личные вещи. Артем уверяет, что Захаревич разрешил ему это сделать, — так он и нашел смартфон.

Между рядовым и сержантом возник конфликт.

— Я его дернул за одежду: «Зачем ты это сделал?», — пояснил свое поведение Бердник. — Сказал, если бы я не был в армии, оторвал бы ему руку.

Бердник отрицает, что бил или толкал Захаревича. Кондрацов в показаниях отметил, что не знает, что произошло между Бердником и Захаревичем. Лишь заметил, что у Захаревича была разбита губа.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


КОММЕНТАРИИ