В Минске начался суд по делу о гибели рядового Коржича в Печах.

В этом преступлении обвинили троих сержантов, которые служили вместе с погибшим, – Евгения Барановского, Антона Вяжевича и Егора Скуратовича.

Минский областной суд 8 августа приступил к рассмотрению резонансного уголовного дела о гибели рядового Александра Коржича. Процесс ведет судья Олег Лапеко, гособвинитель — Юрий Шерснев. Заседание проходит в здании суда Московского района Минска.

3 октября 2017 года 21-летнего уроженца Пинска, рядового 3-й учебной танковой роты 3-й школы 72-го Объединенного учебного центра Вооруженных сил Александра Коржича нашли повешенным в подвале медицинской роты.

Сначала следствие рассматривало три версии произошедшего: самоубийство, умышленное убийство и доведение до самоубийства. Впоследствии СК пришел к выводу, что Коржича именно довели до самоубийства.

В этом преступлении обвинили троих сержантов, которые служили вместе с погибшим, – Евгения Барановского, Антона Вяжевича и Егора Скуратовича. Им инкриминируется совершение преступлений по ч. 1 ст. 205 (кража), ч. 1 и 2 ст. 430 (получение взятки и повторное получение взятки), ч. 3 ст. 455 (превышение власти, повлекшее тяжкие последствия) УК.

«Действия обвиняемых повлекли самоубийство Коржича», — заявил журналистам 19 апреля начальник главного следственного управления Следственного комитета Беларуси Олег Шандарович.

Представитель СК сообщил, что следствие выявило более 150 эпизодов преступной деятельности командиров Коржича, в том числе избиения военнослужащих, получения взяток. Коржич платил деньги за пользование телефоном, за освобождение от хозяйственных работ, «отступные» за нахождение на стационарном лечении. При этом представитель следствия подчеркнул, что Коржич реально имел послабления по службе от сержантов.

Мать Коржича не согласилась с версией следствия о доведении сына до самоубийства. По ее настоянию Генпрокуратура санкционировала эксгумацию тела погибшего военнослужащего.

Процесс начался с оглашения обвинительных материалов.

Прокурор Шерснев начал с чтения обвинительных материалов в отношении сержанта Барановского. Из них следует: обвиняемый среди прочего должен был следить, чтобы подчиненные военнослужащие не пользовались мобильными телефонами в неположенное время. Вместо этого, по словам прокурора, летом-осенью 2017 года Барановский брал от сослуживцев, в том числе Коржича, взятки за разрешение пользоваться телефонами. Сержант также неоднократно требовал от сослуживцев покупать ему сигареты и продукты за разрешение покурить или сходить в буфет на территории 72-го ОУЦ. Общая сумма взяток, которые, по сведениям обвинения, получил Барановский, составляет около 228 рублей.

Кроме того, как утверждает сторона обвинения, сержант забирал у солдат часть продуктов, неоднократно по различным причинам самостоятельно или в сговоре с другими обвиняемыми изнурял военнослужащих физическими упражнениями днем и после отбоя, применял к ним физическую силу, издевался.

В августе 2017-го Барановский, по материалам обвинения, принял от Коржича 30 рублей за освобождение от тяжелых нарядов, физического воздействия и для защиты от других сержантов. Впоследствии он требовал от погибшего заплатить еще. С июня по сентябрь 2017 года Барановский по различным причинам или беспричинно бил сослуживцев более позднего призыва, в том числе Коржича.

Второй обвиняемый — сержант Егор Скуратович, по словам прокурора, летом-осенью 2017 года также брал с солдат деньги за разрешение пользоваться мобильными телефонами в неположенное время, требовал от них покупать ему сигареты и продукты за разрешение посещать магазин, буфет. Общая сумма взяток от сослуживцев — более 145 рублей. Скуратович, по данным следствия, также забирал у сослуживцев продукты, в качестве наказания изнурял их физическими упражнениями как днем, так и ночью; унижал их, поднимая тем самым «свой мнимый авторитет».

По версии следствия, поборы, унижения и физическое воздействие со стороны Барановского и других обвиняемых стали причиной того, что Коржич совершил суицид.

Позже прокурор зачитает обвинение Антону Вяжевичу.

В объявленном перерыве мама погибшего рядового Светлана Коржич заявила журналистам, что в обвинительных материалах нет практически ничего об обстоятельствах, приведших ее сына к гибели. Она возмутилась тем, что обвинение все списало на страх ее сына перед сержантами, проигнорировав многие факты, которые, по ее мнению, указывают на убийство Александра Коржича, а не на его самоубийство.

Фото Сергея Балая



КОММЕНТАРИИ