Светлана Коржич, в частности, сообщила, что сын пошел служить в армию добровольно.

«Ему давали отсрочку. Но он решил: отслужу — и буду спать спокойно», — сказала она.

Во время службы каждую неделю женщина отправляла сыну по Br50. Парень объяснял, что эти деньги идут на платные экскурсии, булочки, чай и др. В то время как друзья и родственники постоянно отправляли ему посылки. По версии матери, в какой-то момент Александр отказался передавать обвиняемым средства, после чего его начали прессовать. У рядовых, в том числе Коржича, были пластиковые карточки, куда родственники могли перечислять средства. Однако фактически деньги снимали командиры. В одном из телефонных разговоров Александр сообщил, что одолжил карточку прапорщику — отплатить коммунальные услуги.

«Потом выяснилось, что карточка застряла на месяц: то сержанты хотят поесть, то прапорщику надо оплатить коммуналку», — рассказала женщина.

Кроме того, обвиняемый сержант Евгений Барановский забрал у сына сенсорный телефон, поставил свою сим-карту — «и телефон у них был один на двоих».

По словам Светланы, во время службы у сына возникли острые боли в сердце. Его забрали в медроту. Матери также известно, что парня возили на обследования в Борисов и Новинки. Результаты показали, что психических нарушений у него нет. Позже в суд вызовут медработников, которые осматривали Александра, в том числе фельдшера медроты 72-го учебного центра, докторов-психиатров из Новинок и Борисова. Особенно забеспокоилась мать после того, как после очередных выходных от сына не было звонка.

«По решению командиров, можно было звонить раз в неделю — субботу или воскресенье. В понедельник позвонила Барановскому (обвиняемому сержанту Евгению Барановскому. — Прим. БЕЛТА), он трубку не взял», — рассказала Светлана Коржич.

По ее словам, вызывает удивление тот факт, что почти неделю никто не искал солдата. На допросе мать Александра также отметила, что парень физически был развит нормально, в свое время длительно занимался карате.

«Мог за себя постоять», — добавила Светлана Коржич.

По ее словам, на службу Александр особо не жаловался, говорил, что все нормально. Во время допроса прокурор уточнил, почему мать считает, что ее сына убили. Такой вывод женщина сделала на основе личных впечатлений, которые она получила, когда гроб с телом привезли домой.

«При осмотре были медработники. На голове точечные повреждения, переносица куда-то провалилась, над губой дыра, ссадина на лбу, три дырки на шее, синий живот, следы веревок на руках. Руки подозрительно выкручены», — отметила женщина.

Обвиняемыми по делу проходят сержант Евгений Барановский, ему вменяется совершение преступлений по ч.1,2 ст.430 УК (получение взятки и повторное получение взятки) и ч.3 ст.455 УК (превышение власти, повлекшее тяжкие последствия), по ч.1 ст.205 УК (кража). По делу также проходят сержант Антон Вяжевич (ч.1,2 ст.430, ч.3 ст.455) и младший сержант Егор Скуратович (ч. 1,2 ст.430, ч.3 ст.455).

Тело Александра Коржича, который проходил срочную службу с мая 2017 года, было обнаружено 3 октября в подвале здания на территории воинской части в Борисовском районе. На первоначальном этапе следствие рассматривало три версии: самоубийство, умышленное убийство и доведение до самоубийства. По результатам расследования СК пришел к выводу, что имело место доведение до самоубийства.



КОММЕНТАРИИ