8 декабря государственный обвинитель огласила новое обвинение генеральному директору ОАО «Борисовдрев» Владимиру Мальцеву. Сенсации не случилось…

Напомним, 2 декабря, государственный обвинитель Елена Филиппович неожиданно заявила ходатайство о предъявлении Мальцеву нового обвинения, «существенно отличающегося от ранее предъявленного».

Сегодня из почти получасового чтения прокурором нового документа практически невозможно было понять, что в нем такого нового и «существенного»?

Разве что на миллиард рублей снижен ущерб, который якобы был причинен действиями Мальцева при реализации двух контрактов с турецкой компанией Bersey. Общий ущерб же, по оценкам следствия, от противозаконных действий гендиректора составил порядка 18 млрд. рублей. Теперь на миллиард меньше. Что, к слову, сути не меняет.

Как было в обвинении два «ущербных» эпизода, так они и остались. Первый приходится на поставку и монтаж оборудования для котельной, второй эпизод касается модернизации спичечного производства, также с нанесением ущерба по вине Мальцева на сумму 1,5 миллиарда рублей.

Руководителю вновь предъявлено обвинение все по той же ч. 3 ст. 424 УК (злоупотребление властью или служебными полномочиями), предусматривающей наказание от 3 до 10 лет с конфискацией имущества.

В то же время есть и разница между прежним и новым постановлениями. Правда, больше она носит уточняющий характер с рядом прокурорских правок.

Следствие, к примеру, обвиняло Мальцева в действиях, основанных «на эгоистическом паразитировании служебными полномочиями». Этого странного выражения, так и не получившего в ходе процесса толкования со стороны гособвинителя, в новой редакции уже нет. Правда, обвинения в «карьеризме из личной заинтересованности» остались в тексте.

После оглашения нового постановления его копии были вручены адвокату Дмитрию Горячко и обвиняемому Владимиру Мальцеву. После часа беглого изучения документа между судьей Валентином Вердышом и гендиректором «Борисовдрева» возник диалог на тему «Понятна ли обвиняемому суть обвинения?». Судья этот формальный, но обязательный вопрос задавал несколько раз подряд. Вот что отвечал, не скрывающий своего возмущения Мальцев:

«Обвинение в целом мне непонятно. Два с лишним месяца допрашивали свидетелей, изучались материалы уголовного дела и в обвинении опять пишутся противоречия… Мне это непонятно.

Мне непонятно, почему меня обвиняют в заключении контракта на поставку оборудования, если я данный контракт на поставку оборудования не заключал. (Под контрактом стоит подпись тогдашнего руководителя Владимира Кухто. Он в суде так и не появился. — В.Ф.)

Как мне может быть понятно то, что я не делал? Меня обвиняют в том, чего я не совершал! Честно сказать, я не понимаю! Я скажу чисто техническими критериями… Вот поймете вы или нет? Я не могу…»

Судья: «Сейчас это эмоции… Вы ведете речь о точке зрения на позицию обвинения. Вам понятно, что изложено в постановлении?»

Мальцев: «Мне непонятно… (зачитывает цитату из текста документа) «Скрывая ранее проявленную некомпетентность и факты нарушения законодательства при выборе и поставке оборудования…» О какой ранее мной проявленной некомпетентности идет речь? Как я ее скрывал «ранее»?

Далее: «Без полного перевода на русский язык предоставлена техническая документация…» Я четыре года просил… Мы изучали документы, я персонально вас (обращается к прокурору) просил показать хоть один лист, на котором написано хоть одно предложение на иностранном языке…»

Судья: «Вы не уточняете обвинение, а спорите с государственным обвинителем…»

Мальцев: (читает постановление) «Была возложена персональная ответственность за достижение в 2007 году показателей…». Я не работал в 2007 году на «Борисовдреве!»

Судья: «Сама суть обвинения вам понятна?»

Мальцев: «Мне суть данного обвинения непонятна. Я прошу два дня на изучение этого документа».

…Судебное разбирательство продолжится в четверг. Ожидается новый допрос обвиняемого Владимира Мальцева по пунктам нового обвинения, которое существенно напоминает старое.

 



КОММЕНТАРИИ