Генеральный директор «Борисовдрева» Владимир Мальцев 20 декабря судом Минской области приговорен к трем годам колонии усиленного режима. Он признан виновным по ч. 3 ст. 424 УК (злоупотребление властью или служебными полномочиями) и приговорен к трем годам лишения свободы в колонии усиленного режима без конфискации имущества. Кроме того, Мальцев лишен права занимать руководящие должности в течение пяти лет, передает БелаПАН.

В то же время суд признал, что действиями Мальцева был нанесен материальный ущерб в интересах “Борисовдрева”, и он должен вернуть предприятию 1 млрд. 906 млн. рублей. Все ранее арестованное личное имущество должно быть направлено на погашение долга.


Помимо этого, решено взыскать с него 95 млн. рублей госпошлины.


 

Сторона обвинения настаивала, что ущерб составляет более 17 млрд. рублей.

Судья сообщил в частном определении в адрес начальника УСК по Минской области по фактам нарушения законности в ходе предварительного следствия.

Адвокат Мальцева Дмитрий Горячко сообщил, что, скорее всего, после тщательного изучения приговор будет обжалован в Верховном суде.

Владимир Мальцев взяток не брал, не воровал, работал практически без выходных, за четыре года в отпуске провел всего пятнадцать дней. А недавно у него был своеобразный юбилей — ровно десять месяцев под стражей в камере СИЗО.

Что по тексту прежнего обвинения, которое готовило следствие, что по новому, предъявленному по инициативе гособвинителя, Мальцев — «карьерист и некомпетентный» руководитель.

Поразительно, но, по словам обвиняемого, за время своего директорствования — с мая 2012 года — он пережил около сорока всевозможных проверок, в их числе — четыре комплексные, проведенные Комитетом госконтроля. По понедельникам, вплоть до дня задержания (11 марта 2014 года) Владимир Мальцев участвовал в заседаниях штабов по модернизации деревообрабатывающей отрасли, которые проходили под патронажем Владимира Семашко.

Гендиректор «Борисовдрева» перед вице-премьером отчитывался за уже проделанную работу и получал задание на новый фронт работ. Как заметил свидетель Владимир Шульга, бывший глава концерна «Беллесбумпром», достаточно было один раз не выполнить запротоколированное поручение штаба (читай — Семашко), чтобы остаться без работы. Выходит, к Мальцеву со стороны вышестоящего начальства не было такого рода претензий?

Не лишним будет напомнить, что в этой производственной истории телегу впереди лошади поставил Александр Лукашенко. Уголовное дело возбудили по его указанию. Правда, в «камеру отправить» первоначально собирались других руководителей.

На вопрос судьи по сути предъявленных обвинений в новой прокурорской редакции обвиняемый сказал:

«Обвинение не признаю полностью. Оно противоречит даже нормам русского языка. Ни один свидетель не сказал, что я некомпетентен, в чем-то не разбирался или преследовал карьеристские намерения. Откуда взялось такое обвинение от людей, которые со мной не работали, чтобы делать выводы о моей некомпетентности? Русский язык, конечно, богат, но… Мне непонятно, как трата государственных денег может повлиять на карьерный рост!»


Не признал свою вину руководитель и по старому обвинению.


 

Владимир Мальцев обвиняется по ч. 3 ст. 424 УК (злоупотребление властью или служебными полномочиями), предусматривающей наказание от 3 до 10 лет с конфискацией имущества. Одним из квалифицирующих признаков этой статьи являются действия «умышленные вопреки интересам службы».

То бишь по логике обвинения получается, что Мальцев, возглавивший к 40 годам более чем проблемное предприятие, стремился подняться еще выше и умышленно вредил государственным интересам?

Если говорить о ключевом обвинительном эпизоде, то это, безусловно, факт заключения 16 мая 2013 года контракта на монтаж котельного оборудования между ОАО «Борисовдрев» и турецкой компанией Bersey. Под этим документом стоит подпись Мальцева. Турки же это оборудование и поставили в рамках первого контракта, который был заключен 23 марта 2010 года. Со стороны «Борисовдрева», как заказчика, документ подписал тогдашний гендиректор Владимир Кухто. В суде бывший руководитель так и не появился, говорят, где-то в России работу ищет.

Согласно выводам следствия, Мальцев должен был отклонить конкурсное предложение турецкой компании по монтажу оборудования. (Следствие сочло, что иностранцы должны были провести монтаж в рамках первого контракта. А раз с ними заключили еще один, то, значит, дважды заплатили за одну работу. Отсюда и основной ущерб — более 950 тысяч евро).

А вот о том, что в конкурсе участие приняли только турки, и ни одна белорусская компания не откликнулось на предложение заказчика, да, об этом не раз говорилось. Говорилось и том, что у генподрядчика стройтреста № 21 не было опыта и специалистов для таких работ. Но даже не это важно. Технологию принятия решения озвучил в суде по собственной инициативе обвиняемый Мальцев. Гособвинитель такой вопрос не задавала.

Данный контракт был заключен на основании проведенного конкурса. Ему предшествовало письменное указание главы правительства Михаила Мясниковича о заключении данного контракта. Также было письменное указание председателя Миноблисполкома Бориса Батуры, который был в суде качестве свидетеля и подтвердил это своими показаниями. Также имеется дополнение к постановлению Совета министров № 413, которое было согласовано Минюстом, Минфином, Минэкономики, Министерством архитектуры и строительства, концерном «Беллесбумпром», который готовил пояснительную записку к постановлению № 413 о необходимости заключения контракта. Также имеется протокол заседания президиума Совмина от 8 мая 2013 года № 8, где председатель концерна выступил и заявил, что Мальцеву дано поручение заключить договор на основании проведения открытого конкурса. Проект данного контракта с турецкой фирмой на монтаж был согласован с концерном и Министерством архитектуры и строительства, на что имеется письменное согласование с подписями главы концерна Переславцева, министра стройархитектуры Ничкасова и заместителя председателя Миноблисполкома Скакуна. Факт подписания письма свидетели в суде не отрицали».



КОММЕНТАРИИ