Последнее время эксперты все чаще говорят о назревающем конфликте между Москвой и Минском. Одна из его составляющих — скандал вокруг белорусского реэкспорта растворителей и разбавителей из объемов российской нефти. Этот, казалось бы, экономический спор, возможно, приведет к некоторым коррективам внешней политики белорусского режима.

В истории с растворителями Минск довольно ловко использовал несовершенство договоренностей внутри недавно созданного Таможенного союза. Надеясь, видимо, что из соображений евразийской интеграции и по причине внутренних неурядиц Кремль не станет поднимать шум из-за перетекания нескольких миллиардов своих нефтедолларов в белорусский бюджет из-за неуплаты пошлин в российский бюджет.

Но Москва прижала этот бизнес, и белорусская экономика сразу стала посылать тревожные сигналы. Сальдо внешней торговли вновь ушло в минус, курс доллара берет новые высоты, золотовалютные резервы тают, а выплаты по государственному долгу в следующем году, как заявил министр финансов Андрей Харковец, будут наполовину обеспечиваться новыми займами.

 

Пространство для маневра у Лукашенко сузилось

Тем временем, чтобы окончательно решить вопрос в свою пользу, Россия инициирует принятие Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) норм, ставящих крест на белорусской практике беспошлинного реэкспорта растворителей и разбавителей. Появились сообщения, что Минск данное решение заблокировал, хотя представитель Беларуси в ЕЭК Сергей Румас сразу же это опроверг.

Аналитик Белорусского института стратегических исследований Андрей Елисеев считает, что отношения с восточным соседом становятся напряженными из-за невыполнения Беларусью своих обязательств по части «дальнейшей приватизации, либерализации условий для российского капитала в Беларуси, обеспечения равных условий для субъектов хозяйствования».

По мнению политолога, аванс за эти уступки Беларусь уже получила «в виде транша кредита на строительство белорусской АЭС и третьего транша кредита ЕвраАзЭС», а с выполнением своей части обязательств тянет.

Раньше, когда приходило время платить по счетам, власти сначала вспоминали окопы Великой Отечественной войны, в которых белорусы и русские «вместе гнили». А затем шла очередь показательных жестов в сторону Европы, которые действовали на великодержавные комплексы российских руководителей. И раз за разом Кремль шел на уступки.

Особенность нынешней ситуации в том, что теперь для официального Минска практически закрыта эта уникальная геополитическая лазейка. Отношения с Европой хуже некуда, а российские власти уже злятся, когда Беларусь пытается снова обвести их вокруг пальца.

 

Власть пытается начать игру с Западом

Судя по всему, белорусские власти восприняли угрозу всерьез. Пускать несколько оппозиционеров в парламент режим не стал, посчитав это, видимо, слишком радикальным для себя шагом. Но при этом налицо сигналы в западном направлении.

Назначение Владимира Макея министром иностранных дел — событие из этого ряда. Новый министр, кстати, в рамках своего визита на сессию Генеральной ассамблеи ООН успел переговорить в Нью-Йорке с госсекретарем США Хиллари Клинтон и генсеком Совета ЕвропыТурбьерном Ягландом. Были ли это полноценные беседы — неизвестно, но официальные белорусские СМИ явно подчеркивали эти контакты в новостной ленте.

Сюда же можно отнести помилование двух политзаключенных — Сергея Коваленко и Павла Сыромолотова — сразу после парламентских выборов.

А принимая 5 октября верительные грамоты иностранных послов, Александр Лукашенко заявил:«Мы едины с европейцами в понимании конечной цели наших реформ: укрепление позиций Беларуси как современного, ответственного, демократического европейского государства».

Прозвучали также слова о намерении модернизировать экономику и политическую систему. Это именно то, над чем предлагает подумать Брюссель в рамках своей инициативы «Европейский диалог о модернизации Беларуси».

Итак, ряд симптомов говорит о том, что белорусские власти могут начать новый западный крен, чтобы смягчить очередные конфликты с Россией и разжиться деньгами. Андрей Елисеев прогнозирует, что «Беларусь активизирует переговоры с МВФ о выдаче нового кредита». Кстати, министр финансов Харковец уже заявил, что «Беларусь готова реализовать новую программу с МВФ».

Аналитик также не исключает, что «в четвертом квартале этого года действительно будут выпущены политзаключенные, особенно в случае продолжающегося экономического давления Москвы». Без этого, по мнению Елисеева, Европа не пойдет на смягчение подхода к белорусским властям, а «иные малозаметные шаги навстречу Западу будут мало котироваться».

 

«Глубокого прозападного рейда» не будет

Недавнего выпуска двух политзаключенных недостаточно для возобновления диалога с Брюсселем. Более того, Андрей Елисеев считает, что в середине октября европейские санкции, скорее всего, будут расширены, учитывая «неурегулированность дипломатического конфликта со Швецией и вновь далекие от стандартов свободных и справедливых парламентские выборы».

Кроме того, европейские политики уже обожглись на авансах белорусскому руководству перед президентскими выборами 2010 года. Теперь смягчения санкций, скорее всего, ждать не стоит, пока не будет выполнено важнейшее из европейских условий — освобождение и реабилитация всех политзаключенных.

Эту позицию на днях подтвердил глава делегации Европарламента по связям с Беларусью Филипп Качмарек: «Пока хотя бы один человек остается в Беларуси в заключении по политическим мотивам, мы не можем налаживать полные и нормальные контакты».

С другой стороны, Владимир Макей, вероятно, будет исключен из списка невъездных как министр иностранных дел, которого и должность, и новые обстоятельства обязывают активно посещать европейские столицы.

С этим возможным решением Андрей Елисеев связывает начало потепления отношений Беларуси и ЕС. Аналитик полагает, что «Лукашенко мог бы представить чиновникам и широкой общественности этот шаг Брюсселя как уступку со стороны Евросоюза и продолжить процесс освобождения политзаключенных».

Возможно, затем ЕС мог бы пересмотреть условия включения белорусских властей в такие программы, как «Восточное партнерство» или «Европейский диалог о модернизации с Беларусью». Такой ход может, в свою очередь, заложить неплохую основу для возобновления белорусско-европейского диалога.

Власть сейчас нуждается в поводах сделать шаги навстречу Западу без публичной потери лица. Учитывая эту особенность сегодняшней ситуации, ЕС может добиться некоторых своих целей.

Однако Европе следует четко представлять, что на действительно серьезные шаги в плане смягчения политического режима власть не пойдет. Выполнение всех заявленных требований Запада означает конец режима. По мнению политического аналитика Юрия Дракохруста«в глубоком прозападном рейде не заинтересован в первую очередь сам Лукашенко, причем помимо любого Кремля».

Автор: Артем Шрайбман



КОММЕНТАРИИ