Тема отношений в треугольнике Россия — Беларусь — Евросоюз активно обсуждалась на втором Международном конгрессе исследователей Беларуси, который прошел в Каунасе 28-30 сентября. Андрей Суздальцев, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики (Москва), заявил, что Россия будет поддерживать Беларусь постоянно, в том числе и после Лукашенко. И попытался объяснить, почему.

 

Тепличная экономика

По словам Суздальцева, Беларусь не может ныне функционировать без поддержки России, что наглядно показал экономический кризис 2011 года.

Сейчас, по его словам, в белорусской экономике и внешней политике главным трендом стала «тенденция выживания». Стартом ее стал провал основы — экономической модели Александра Лукашенко. Это кризис 2008-2010 годов и тяжелый экономический кризис 2011 года, в который, как это ни парадоксально, страна вошла на базе основных российских дотаций. То есть никаких дотаций Россия с Беларуси не снимала, и, тем не менее, страна втянулась в тяжелейший кризис, из которого выйти самостоятельно не могла.

Москва, по его словам, убедилась, что белорусская экономическая модель не работает даже при условии стабильных, в 5-6 млрд. долларов в год, дотаций. Потребовалось еще больше дотаций. «Дотаций, которыми прикрыть ситуацию невозможно. Ее можно только переломить в рамках структурных экономических реформ», — заявил Суздальцев.

 

Чемодан без ручки

В качестве экономического партнера Беларусь, по мнению Суздальцева, России совершенно не нужна. Все разговоры о том, что Россия ворвется и скупит белорусские предприятия, являются просто фантазией белорусской оппозиции, считает эксперт.

С вводом в строй «Северного потока» и второй очереди Балтийской трубопроводной системы, с переходом «Белтрансгаза» в руки «Газпрома» Россия решила проблему энергетического транзита через Беларусь. Этот вопрос снят.

Естественно, в плане экономики Россия сохраняет интерес к нескольким белорусским предприятиям, но остальные воспринимаются как нечто мешающее самой Беларуси. И есть интерес к трудовым ресурсам. Потому что некоторые корпорации видят в Беларуси зачатки формирования миграционной экономики.

Если посмотреть на товарооборот Беларуси, то это на 80% российский товарооборот, сказал Суздальцев. За исключением калийной соли, основную часть экспорта составляют нефтепродукты, которые вырабатываются из российской нефти.

Структура же экспорта из Беларуси в Россию — это заменяемые продукты, подчеркнул аналитик. У России нет проблем с внутренними поставками молочной продукции, сахара, закрыт рынок по куриному мясу, закрывается рынок по свинине. Найти в России рынки поставки белорусских продуктов будет все сложнее.

 

Интерес России

Тогда почему же Москва поддерживает и будет поддерживать Беларусь? По-мнению Суздальцева, это связано с проблемами России.

 

Путин еще в 2006 году заявил: никаких дотаций, переходим в отношениях с Беларусью на рыночные рельсы. Но в 2011 году — снова откат к дотациям. Это было связано с неприятными для России вещами, и субъектом отношений тут вовсе не была Беларусь. Главное тут — отношения России и Европы, баланс сил между Россией и Европой.

 

«Баланс сил между Россией и Европой в 2006-2007 годах был иным и позволял надеяться на многое. Ценность Беларуси падает. Это лимитрофный блок, летает там одно звено истребителей над Литвой, и пусть летает. Нет проблем безопасности, не ждем мы прорыва польской кавалерии и танков из Польши. Когда я только приехал в Москву, я там выступал и говорил: «Друзья, что нас ждет на Западе? Только НАТО. Какая война с НАТО? Ракетно-ядерная. Чем нам поможет Беларусь? Сачками ракеты ловить?». Ну, да, вопрос по транзиту решался, и Минск занимался, как говорили в Кремле, «сосаловом», — так обрисовал эксперт ситуацию 2006-2007 годов.

Однако все изменилось летом 2008 года, когда произошел военный конфликт с Грузией. «Европа вытеснила Россию в северо-восточный угол, и Россия осталась наедине с Китаем. Россия поняла, что отношения России и Европы, НАТО будут складываться сложно», — отметил Суздальцев.

 

Естественно, возник вопрос о новом позиционировании Москвы. Как великой державе, ей необходима группировка. И поэтому был запущен тяжелый, сложный и очень дорогой интеграционный проект — проект Таможенного союза и Единого экономического пространства, для реализации которого Лукашенко был в конце 2010 года «просто нанят», полагает Суздальцев. За определенную сумму. Отсюда пошел новый этап, пошла третья волна интеграции на постсоветском пространстве. Так началось новое возрождение Лукашенко, говорит аналитик.

 

Москва видит, что для сохранения Беларуси нужно не просто сохранять дотации, а увеличивать их с каждым годом. И хотела бы преобразований в белорусской экономике. Но у Лукашенко, по словам российского эксперта, постоянно какие-то склоки с Европой. Он занимается постоянной мистификацией, считает Суздальцев.

Кредит Антикризисного фонда ЕврАзЭС был «увешан тяжеленными условиями, которые являлись, по сути, реформой белорусской экономики». Но белорусское руководство ничего не сделало, оно постоянно выкручивается, ускользает, отметил московский аналитик.

 

А если без Лукашенко?

А без Лукашенко пока Беларусь в России просто не воспринимают.

За полтора десятилетия белорусская оппозиция так и не представила внятной программы экономического возрождения страны с опорой на собственные ресурсы и на собственные силы, полагает Суздальцев. И поэтому, сказал он, оппоненты Лукашенко в Москве воспринимаются как структурная часть правящего режима, которая просто воюет за передел получаемых из России финансовых ресурсов.

 

Россия, подчеркнул аналитик, жестко заинтересована в суверенитете Беларуси. Ей нужен буфер между Москвой и Польшей, между Москвой и НАТО.

 

Другое дело, что военно-стратегическое партнерство было в Беларуси «блистательно провалено», сказал Суздальцев, очевидно, имея в виду прежде всего шведский «плюшевый десант» минувшего лета. Беларусь, по его словам, не является щитом России и тем более Москвы. Белорусские власти очень долго скрывали все проблемы, с которыми сталкивается белорусская армия.

«И сейчас России придется не только возрождать белорусские Вооруженные силы, но реально брать под контроль не только небо, но, возможно, и границы. Это вопрос безопасности западного направления», — резюмировал Суздальцев.

Автор: Сергей Пульша



КОММЕНТАРИИ