Патриарх Кирилл 14 октября приземлился в Минске с опозданием. Из-за тумана. Хотя у здешних острословов появилась своя версия (о ней ниже). Патриарх пропустил литургию, но успел на открытие памятника своему предшественнику Алексию II. Ну и, конечно же, высокого гостя ждал Александр Лукашенко.

Хозяин не жалел елея («православие для нас — тот фундаментальный камень, заложенный в основу нашей духовности и нашего народа»), но слова в таких случаях — это тоже туман. На самом деле Лукашенко не хуже оппозиции понимает роль Русской православной церкви (РПЦ) как политического инструмента Москвы.

 

Отповедь собиранию земель

«Мы верим, что Беларусь, Россия и Украина связаны не только единым прошлым, но их ждет единое будущее», — заявил патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая на открытии в Минске памятника Алексию II.

Слова насчет единого будущего задевают белорусских националистов, твердящих об имперской угрозе, а тезис насчет единого прошлого готовы оспорить историки: до конца ХVIII столетия белорусские земли России не принадлежали.

Сторонники патриарха скажут: но ведь он же имеет в виду духовное единство. Смотрите – подчеркнул, что уважает суверенитет.

Да, но при этом недавно СМИ сообщили, что один из деятелей РПЦ протоиерей Всеволод Чаплинвыступил с инициативой референдума о реальном воссоединении России, Беларуси и Украины.

Позже этот же деятель, которого иные называют православным Жириновским, отмежевался от инициативы: мол, активисты просто «пришли перед сбором подписей помолиться в тот храм, где я служу».

Однако отметим, что в Минске экстравагантный порыв восприняли со всей серьезностью. Устами пресс-секретаря Минской епархии протоиерея Сергия Лепина идее политического собирания земель была дана корректная, но твердая отповедь.

Зная, сколь интегрирована Белорусская православная церковь (БПЦ) де-факто в систему президентской вертикали, трудно предполагать, что это был экспромт.

Короче, дружба дружбой, а табачок врозь. Некогда Лукашенко назвал себя православным атеистом, но точнее было бы сказать: православный авторитарист. И потому своего он не уступит. Не случайно один из областных вертикальщиков выдал крылатую фразу о том, что белорусский президент немножко выше Бога.

 

Кадровый вопрос

Зачем же прилетал патриарх? По мнению Валерия Карбалевича, эксперта аналитического центра “Стратегия”, “главный вопрос встречи Кирилла с Лукашенко — кто будет новым митрополитом”.Физическое состояние нынешнего главы БПЦ Филарета — не лучшее, отметил собеседник Naviny.by.

 

Как протекал разговор гостя с Лукашенко — одному Богу ведомо, но политолог убежден, что белорусский официальный лидер твердо хочет видеть во главе БПЦ гражданина Беларуси (естественно, лояльного), а не кого-то присланного Москвой.

 

И Московский патриархат вряд ли посмеет в этом вопросе идти против воли полновластного правителя Беларуси, убеждены эксперты, с которыми побеседовал автор этих строк.

Валерий Карбалевич, в частности, напомнил, что РПЦ «уже обожглась на Украине», где православие раскололось.

Виталий Рымашевский, сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия», в комментарии для Naviny.by также отметил: у Московского патриархата могут присутствовать опасения, как бы в перспективе процессы в Беларуси не привели «к тому, что случилось на Украине».

 

Снял брегет — вот и опоздал!

Российские интеллектуалы сегодня в ужасе от, как они говорят, скатывания России в средневековье, экспансии православной церкви в политику, общественную жизнь.

Символом крепчающего альянса светских и церковных обскурантистов стал в глазах многих судебный процесс над девушками из группы Pussy Riot, устроившими в храме панк-молебен «Богородица, Путина прогони!».

Последний, кстати, недавно заметил, что это «суд залепил им двушечку. Я здесь ни при чем». Да уж, о независимости российских судов, как и белорусских, ходят легенды.

Тем временем инспирируется создание неких православных дружин, в Думу внесен законопроект об усилении ответственности за оскорбление чувств верующих — до пяти лет тюрьмы. Притом что юридического определения таких чувств, отмечают эксперты, нет. Может, кого-то оскорбит, что вы сторонник теории эволюции, — и пожалуйте на нары!

Продвинутая часть российского общества при этом ставит вопрос о нравственном облике самих священников, приводя свежие примеры: один избил двух пенсионерок, другие учиняют аварии на крутых иномарках… Ранее СМИ и социальные сети обсосали темы шикарной квартиры патриарха (в миру — Владимира Гундяева), его часов за 30 тысяч долларов.

К слову, белорусские остряки (ну вот ничего святого!) 14 октября на форумах язвили: Кирилл опоздал в Минск из-за того, что пришлось снять с запястья брегет.

Отметим, что патриарх между тем считается сильной фигурой на российской политической доске, в соответствующих рейтингах идет в первой десятке. Трудно сказать, настораживает ли это Путина, но пока Кремль явно потакает крепнущему влиянию Московского патриархата.

 

Лукашенко и церковь: дружба дружбой, а табачок врозь

В Беларуси же пик отношений между светским правителем и православной церковью позади. Когда-то власти пиарили конкордат с БПЦ и даже по инерции подписали такое соглашение в 2003 году, но тускло, на уровне премьера (Лукашенко к тому времени охладел). Ворох ведомственных программ сотрудничества с БПЦ (в частности, министерств образования, обороны и даже Академии наук) сегодня тоже убран в тень.

Аналитики объясняют охлаждение Лукашенко рядом факторов. Во-первых, рухнули виды на кремлевский трон, стала буксовать «братская интеграция». Во-вторых, построив жесткий персоналистский режим, бессменный президент не терпит никакой конкурирующей силы. А православная церковь, дай ей волю, способна таковой стать.

Нет худа без добра: при том что в Беларуси аж зашкаливает от политического мракобесия, клерикального не в пример меньше, чем в России.

Что же касается РПЦ, то авторитарный белорусский лидер не хуже националистов понимает: это — орудие великодержавного влияния. К слову, президент мастерски использует геополитические качели и в конфессиональной плоскости. При случае любит подчеркнуть в беседе с западниками, что у нас толерантная страна, где католиков — 14%.

Далее: Лукашенко с младшим сыном был в гостях у папы Римского, приглашал того в Беларусь. А папского нунция Клаудио Гуджеротти недавно пустили даже к политзаключенным. По мнению некоторых аналитиков, в Минске могут рассматривать Святой престол как вероятного посредника в налаживании отношений с Брюсселем.

Выгорит ли сейчас этот номер, сказать трудно. Но Валерий Карбалевич считает, что после эпохи Лукашенко БПЦ суждено плавно отдаляться от Москвы. В частности, потому, что любой следующий официальный лидер Беларуси постарается улучшить донельзя испорченные отношения с Европой.

Да и сегодня БПЦ уже не та, что пятнадцать лет назад, отмечает, со своей стороны, христианский демократ Виталий Рымашевский.

«Тенденции русификации, которые достались Белорусской православной церкви в наследство от Советского Союза, сейчас сошли на нет, — заявил собеседник Naviny.by. — Сегодня это именно белорусская церковь».

В общем, если в самой России РПЦ входит в силу, то в Беларуси ее влияние слабеет. Политический суверенитет, умноженный на властолюбие светского правителя, исподволь берет свое.

К слову, по одной из версий, визит патриарха был продиктован, в том числе, и ревностью к Святому престолу, озаботившемуся белорусскими политузниками. Что ж, хвала господу, если московский гость замолвил за них слово. Хотя бы в русле «ответа Ватикану».

Это тот случай, когда конкуренция церквей за Беларусь может сослужить благую службу.

Автор: Александр Класковский



КОММЕНТАРИИ