Сотрудники редакции vborisove.by нашли на просторах интернета текст, который был написан о городе Борисове в далеком 2011 году Анной Ермачёнок для интернет-ресурса «Разуй глаза, сними ботинки!». Прочитав пост, мы решили разместить его на «Первом Борисовском Портале», чтобы попробовать понять по вашим комментариям, много ли изменилось за четыре года в Борисове.

«Ему нет вообще никакого подобия». В вавилонских мифах божества считались совершенно невоображаемыми. И чтобы хоть как-то их описать, приходилось говорить исключительно о том, чем они не являются. Борисов — мой родной город – слишком маленький, чтобы можно было долго описывать, что там есть. Зато я могу красочно рассказать, чего там нет и никогда не было.

Например, в Борисове нет небоскрёбов. В самом высоком доме города тринадцать этажей. Остальные домики уютно жмутся к земле. Если бы небо города лежало прямо на крышах домов, оно было бы пятиэтажным. С этим связаны особенности местной романтики – забраться на крышу – не подвиг, а суровая необходимость для тех, кому неинтересно земное. Подвиг – это со стоическим лицом ехать в машине милиционеров, профессионально снимающих романтиков с крыш. Подвиг – забраться после этого ещё раз. Потому что небо зовёт и родители вроде уже успокоились.

А ещё в Борисове нет автомобильных пробок. Администрация города очень стесняется этого факта – как же так, большой, уважающий себя город, целый районный центр – а пробок нет. Старались, вроде, изо всех сил: дороги путали, светофоры расставляли, мосты по очереди перекрывали – всё никак, машин мало, пробки никак не получаются. Поэтому сейчас в городе ввели почти военное положение: главный проспект перекрыт, мосты ремонтируют, стихийные пробки, как огоньки гирлянды, появляются тут и там. Всех, кто проезжает сквозь город встречают весёлые гудящие заторы. А что, мы же не какая-нибудь там провинция.

Бездомных животных в Борисове тоже нет. Нет, вы не подумайте, их никто не отлавливал с особой жестокостью. Просто те звери, что бродят по улицам – не ничейные. У кошки Подушки, которая обычно лежит на лавочке рядом с подъездом есть абсолютная уверенность в своём завтра – ведь у неё полных двор хозяев. Достаточно подойти к любому, кто вытаскивает ключи перед подъездом, сказать кодовое «Мрр!» — и ужин обеспечен. Любая борисовская кошка бесконечно доверяет миру и может запросто обучить любого основам буддизма – за кусочек колбасы желательно.

Ещё в Борисове нет больницы для душевнобольных. Точнее, есть, но её клиенты почему-то часто бродят по улицам наперегонки с кошками и рассказывают миру о том, как его любят. А мир любит их в ответ и иногда подкармливает вместе с Подушкой. Нет, серьёзно, такого количества городских сумасшедших я больше нигде не видела. Есть, например чудесная бабушка, которая каждый день ходит на вокзал встречать поезда, и каждый день – в новой шляпке. Вид у неё исключительно благопристойный, причёска, веер. Но периодически в её гардеробе мелькают ковбойские шляпы. Иногда – рога, как у викинга. Её даже сторожа с вокзала не прогоняют – очень уж интересно, какой же наряд будет завтра. Я всегда думала, что на стене «Герои нашего города» висят не те портреты.

А ещё в Борисове нет туристов. Потому что нужно быть сумасшедшим, чтобы заинтересоваться минимумом достопримечательностей, перечисленным в путеводителе после слов «Борисов – очень интересный город». Может быть, бабушка со шляпками когда-то была туристкой и приехала в город посмотреть на памятник Ленину с флагом в руках и решила остаться на всегда. Возможно, туризм и количество неучтённых сумасшедших даже связаны какой-то роковой нитью – кто знает. Зато у Борисова есть фанаты, и это факт. Например, в город часто приезжают исторические реконструкторы, поклонники древних развалин. Затем обычно появляются романтичные барышни, поклонницы сборищ исторических реконструкторов. Потом откуда-то берутся поклонники романтичных барышень… Забудьте про Ленина, в общем.

Считается, что в Борисове нет одного из основных признаков большого города – перспектив. Точнее все перспективы Борисова – в прошедшем времени. Когда-то фабрика канифоли продавала гитары и пианино, за забором с колючей проволокой раньше ремонтировали танки, а завод, который выпускает чайники, делал запчасти для самолётов. Жить в Борисове было престижно: моя мама распределилась в этот город из Ленинграда, папа – из Москвы, оба – на завод-гигант. А потом «раньше» коварно превратилось в «сейчас», шестерёнки истории повернулись, и радужные перспективы обесцветились. Но этого почти никто не заметил. Продолжают жить в промышленном центре, искренне верят, что тот просто впал в летаргический сон с лёгкими признаками разложения.

В Борисове нет ещё кое-чего – меня. Просто катастрофический дефицит какой-то: где ни ищи – ни одной Ани Ермачёнок. Говорят, единственный экземпляр поступил в институт и уехал в Минск учиться. Говорят, даже возвращаться не собирается. Врут, конечно. Всё-таки это мой город, улицы здесь навсегда покрыты слоем сентиментальных воспоминаний. Когда жизнь исключительно насыщена впечатлениями, порой маленькая порция родной пустоты – именно то, что тебе нужно. Остановишься, отдышишься – и можно снова в бой.

Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи в комментариях.

Последние новости в Борисове