Сокрытие от общественности факта самоубийства подполковника КГБ Александра Казака, судя по всему, стало для белорусского президента одним из поводов отстранить от должности 9 ноября главу ведомства Вадима Зайцева. В свою очередь, перед медиасообществом Беларуси ляпы при освещении сюжета с самоубийством офицера КГБ в очередной раз ставят вопрос о качестве отечественной журналистики и ответственности самих журналистов, СМИ.

Теперь уже очевидно, что материалы о якобы застрелившемся генерал-майоре КГБ Игоре Кузнецове, опубликованные на сайте charter97.org и растиражированные многими независимыми СМИ, оказались «уткой». Много было путаницы, неточностей и при дальнейшем освещении темы. Перед генералом Кузнецовым ни одно СМИ не извинилось.

На этом фоне ярким примером ответственности за каждое написанное слово стал поступок главного редактора польской газету Rzeczpospolita Томаша Врублевского. Тот подал в отставку после публикации в издании недостоверной информации о том, что на обломках разбившегося под Смоленском самолета президента Польши Леха Качиньского якобы были обнаружены следы взрывчатых веществ.

Конечно, нельзя сравнивать условия работы журналистов в Польше и в Беларуси, особенно в тех негосударственных изданиях, которые постоянно сталкиваются с отказами чиновников предоставлять информацию. Очень сложно проверять факты и тем оппозиционным онлайновым изданиям, которые вынужденно делаются преимущественно из-за рубежа.

Однако следует сказать и о другом: существование за рамками правового поля по-своему «расслабляет» некоторые редакции, деформирует профессионализм их сотрудников, они начинают игнорировать основные принципы журналистики.

В частности, иные СМИ даже не утруждают себя задачей проверить информацию. Особенно это касается тех материалов, которые перепечатываются из других изданий, копируются с веб-ресурсов. В качестве примера можно привести ляп с мнимой гибелью уже упомянутого генерал-майора КГБ. А ведь достаточно звонка, чтобы узнать: человек жив-здоров.

Также широко была растиражирована в начале августа заметка о мнимом аресте главы Гомельского горисполкома. Его арестовали, но на полтора месяца позже. Видимо, тучи над чиновником сгущались, и это спровоцировало вброс дезинформации. Можно вспомнить и хрестоматийный уже случай, когда многие издания перепечатали информацию о нахождении Александра Лукашенко в Венесуэле в то время, когда он был в Беларуси. В редакциях даже не потрудились набрать президентскую пресс-службу для уточнения.

Кроме того, зачастую, сообщая о конфликте или происшествии (например, волнениях рабочих на каком-нибудь предприятии), многие СМИ, называющие себя независимыми, подают информацию однобоко, даже не пытаясь получить комментарии у второй стороны конфликта.

В итоге мы видим крайности. С одной стороны, государственные издания и телеканалы безжалостно «мочат» оппозицию и не критикуют власть. С другой стороны, многие негосударственные СМИ, критикуя своих коллег-государственников за пропаганду, поступают при этом с зеркальной точностью — безжалостно «мочат» власть и не критикуют ее оппонентов, также не чураются подтасовок и плохо проверяют факты.

Медиааналитик Павлюк Быковский полагает, что есть две причины, которые приводят к подобным результатам.

 

«Одна из них — это то, что в Беларуси не развита медиасреда, отсутствует нормальный медиарынок и, соответственно, все ему сопутствующее, — сказал эксперт в интервью БелаПАН. — То есть в нормальной медиасреде публикация недостоверной информации привела бы к искам, разбирательствам, но в итоге выработался бы кодекс поведения журналистов, который не нарушался бы или почти не нарушался бы».

 

Вместе с тем, подчеркивает Быковский, дает о себе знать баррикадное мышление ряда независимых журналистов и редакторов оппозиционных сайтов.

«Считается необязательным брать информацию из второго источника, особенно если альтернативную точку зрения представляет правящий режим, — отметил аналитик. — Кроме того, поскольку считается, что невозможно получить информацию из провластного источника, то необязательно даже попытаться это сделать, а можно ссылаться на слухи и так далее».

Все это ведет к ухудшению качества журналистики, к отсутствию навыков оценки полученной информации, а также нормальной практики опровержения недостоверных сведений, говорит Быковский.

«Все это, безусловно, очень портит качество материалов и снижает доверие к СМИ — как зарегистрированным, там и незарегистрированным. Читатель ведь не всегда может разграничить, какие СМИ зарегистрированы, а какие нет, — сказал Быковский. — Да и в целом, как показывают социологические опросы, сейчас происходит снижение доверия к общественным институтам, в том числе и к СМИ».

Негосударственные СМИ тоже теряют доверие читателей, отмечает собеседник. Не так сильно, как государственные, но, тем не менее, снижение доверия к ним существует. «И это в значительной степени связано с тем, что доверие к каждой отдельной публикации всегда стоит под вопросом», — резюмировал Быковский.

В свою очередь, заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) юрист Андрей Бастунец отмечает, что проблема ответственности за предоставляемую информацию касается не только и не столько незарегистрированных интернет-СМИ — это проблема всего интернет-пространства, и блогосферы в первую очередь. Это достаточно большая и серьезная тема, которая упирается, в том числе, и в определение, что считать интернет-СМИ, отметил эксперт в интервью БелаПАН.

«Сначала давайте определимся, что есть блогосфера, к которой не предъявляются те требования, которые мы предъявляем к интернет-журналистике, а что является интернет-СМИ, — сказал Бастунец. — Это очень серьезная проблема, которую, кстати, не смогли разрешить законодатели в Беларуси. Именно поэтому в нашем законодательстве есть термин «СМИ, распространяемое через интернет», но нет его раскрытия».

В то же время Бастунец подчеркивает: очень часто тот факт, что журналисты не обращаются к двум источникам информации и не дают две точки зрения, является «не их виной, а их бедой».

 

«Сама система законодательства в Беларуси выстроена таким образом, что очень часто госслужащие боятся давать какой-то комментарий, особенно негосударственным СМИ. Журналисты просто не могут ничего от них получить. БАЖ зафиксировала несколько смехотворных случаев, когда для того, чтобы узнать, где можно кататься в городе на роликах, отсылали к идеологу исполкома. Или, например, отказывались предоставить негосударственному СМИ информацию о нападениях ос на людей», — рассказал Бастунец.

 

Он также упомянул еще одну законодательную проблему, которая связана со статусом журналистов негосударственных изданий, в частности интернет-СМИ.

«Речь идет о статусе фрилансера. Закон это допускает, но оговаривает ряд условий, в том числе наличие журналистского удостоверения, которое выдается редакцией. Это требование создает определенные проблемы в деятельности фрилансеров», — сказав Бастунец, пояснив, что у таких журналистов часто возникают проблемы с доступом на мероприятия и с получением комментариев.

В целом же, отмечает эксперт, общая, а не только белорусская проблема — это «изменение самой парадигмы существования журналистики и переосмысление понятия, что к ней относится, а что ею не является». Ранее такой вопрос даже не стоял, подчеркивает Бастунец.

Что же касается позиции ряда негосударственных интернет-ресурсов, которую можно охарактеризовать словами «в борьбе с режимом хороши любые средства», то Бастунец отметил: «Я подобные вещи к журналистике даже не отношу».

Основные требования к ответственной журналистике «это, во-первых, информирование. Во-вторых — предоставление возможности для выступления различных сил, для столкновения различных точек зрения. И, в-третьих, — критическое отношение к власти», подчеркнул один из руководителей БАЖ.

«Но критическое отношение к власти вовсе не означает, что следует выступать пиар-ресурсом для тех или иных политических сил, это совершенно разные вещи», — резюмировал собеседник.



КОММЕНТАРИИ