«Возникает ощущение откровенной травли». Футбольный фанат рассказал о взаимоотношениях с милицией

Отношения фанатов и правоохранительных органов никогда не были дружескими, но в последний год их можно смело называть воинственными. Дошло до того, что в сводках МВД акцент на принадлежность к фан-движению начал появляться даже в новостях, не касающихся футбольных матчей.

Фото: img0.liveinternet.ruФото: liveinternet.ru

Причем это не прерогатива одного региона: упоминания о причастности фанатов появляются в новостных сводках из южного Кобрина и северного Витебска. Никто не хочет оправдывать людей, упомянутых в этих материалах, но не совсем ясно, как их боление за команду относится к уголовным делам. По меньшей мере, акценты на других увлечениях преступников никогда не делаются, но как только оказывается, что подозреваемый имеет еще и привычку ходить на футбольный стадион, об этом сразу же упоминается в сводках.

Свою версию происходящего SPORT.TUT.BY попросил изложить одного из самых опытных фанатов Беларуси. За минское «Динамо» Александр болеет с 1985 года и нынешнюю активизацию правоохранительных органов случайной не считает.

— Безусловно, это делается специально. Ведь, приводя статистику по другим правонарушениям, МВД не делает никакого акцента на увлечения других нарушителей. Очевидно, что так создается некий образ фаната-преступника, где между словом «фанат» и словом «преступник» вместо дефиса фактически ставится знак равенства. Этот образ предназначен прежде всего для сторонних людей, никоим образом не имеющих отношения к такому определению, как «фан-движение» в частности и к спорту вообще.

— Чувствуете ли вы изначально недоброжелательное отношение со стороны правоохранительных органов?

— Да, причем во всем. Идеологическая работа дает свои плоды. В их глазах каждый человек, который приходит на стадион, потенциальный преступник

— Такое отношение проявилось только в последнее время?

— И раньше, конечно, за руку с ними никто не здоровался и совместные чаепития не совершал, но рост негатива пошел именно в последнее время, скажем так, в последние лет пять-шесть. Череда событий у нас в стране и в соседних странах сыграла в этом немаловажную роль.

— Но вы согласны, что в среде фанатов правонарушителей больше, чем в среднем по стране?

— У меня на этот счет может быть только мое, субъективное мнение — нет, не согласен абсолютно. В одной из соседних стран уже много лет проводится турнир по футболу среди активных фанатов из многих стран Европы. В этом году было 24 команды и большая группа поддержки у каждой из них. Так вот, ни разу за все эти девять лет не было ни одного инцидента с участием фанатов ни на футбольном поле, ни на стадионах, где проводились матчи, ни в городе, где проходит этот турнир. Во всех других случаях нужна статистика, которая у нас в стране, мягко говоря, не очень объективная. Ведь, если ей верить, то 100% задержанных фанатов — это люди, которые находились в состоянии алкогольного опьянения, нецензурно выражались и сопротивлялись законным требованиям работников правоохранительных органов.

Недавно один высокопоставленный чиновник публично обещал предоставить видеоматериалы задержания троих болельщиков на матче сборной Беларуси против команды Македонии, который проходил в Борисове, но, к сожалению, обещание таковым и осталось. Видимо, он очень занят.

Наверное, только у нас в стране сотрудники правоохранительных органов могут выступать в качестве свидетелей на так называемых судах, поэтому исход дел на 100% известен еще до начала их рассмотрения. Отсюда и такая официальная статистика.

Да и если посмотреть на наказания, которые за аналогичные нарушения получают фанаты и другие люди, то возникает ощущение откровенной травли. Причем стараются не просто наказать задержанных, но и запугать, унизить.

— Считаете ли вы адекватными меры по безопасности со стороны МВД по отношению к фанатам? В частности, дотошные досмотры.

— Это, скорее всего, элемент психологического давления. Я был на многих стадионах Европы — такое только у нас. В Германии, Украине, Польше, Люксембурге полиции внутри стадиона нет, но это не значит, что ее нет вообще. Мне довелось пообщаться с сотрудником полиции Берлина, который отвечает за безопасность во время проведения матчей второй Бундеслиги, так они прекрасно осознают, что появление полиции в местах скопления болельщиков чревато провокациями как с одной, так и с другой стороны, поэтому полиция всегда в стороне, ее не видно.

Но там другие законы, там стадион — это сфера службы безопасности клуба, на арене которого проходят игры. Полицию они вызывают лишь, когда сами не в силах справиться с каким-либо инцидентом, что происходит крайне редко.

На лондонском «Уэмбли» во время матча Англия — Беларусь, на котором присутствовало более 70 тысяч болельщиков, я видел только двух полицейских. У нас же иногда складывается ощущение, что полиции на стадионе больше, чем фанатов. И таких досмотров, как в Беларуси, нет нигде, где мне довелось побывать.

— Что нужно сделать для нормализации отношений между МВД и фанатами?

— Нормальная работа любой структуры — это когда обыватель не видит, как она работает, но при этом повсюду сохраняется порядок. Что касается отношений МВД с фанатами, то считаю разговоры о возможной нормализации утопичными. В ближайшее время на это рассчитывать не приходится.

Не поможет ни вывод милиции за пределы стадионов, ни введение стюардов, да наверное, уже ничего. Слишком уж крепко засел в головах милиции, а соответственно, и фанатов, вражеский образ сторон.

— А какими вы видите идеальные отношения между фанатами и МВД?

— Идеальных взаимоотношений нет нигде и ни у кого. Их в принципе не может быть.
Близка к этому обстановка в той же Германии, где обе стороны не создают прецедентов, по крайней мере стараются этого не делать, где соблюдаются права и законы, где очень сильная юридическая сеть организаций у каждого фан-клуба, которая оказывает помощь болельщикам, где есть реальное разделение власти, где в конце концов судят по факту правонарушения, а не «работают на опережение».

Последние новости в Борисове