Мнение. Романчук: Борисовский хрустальный завод — очередной коммерческий «труп»

Премьер-министр Андрей Кобяков и министр экономики Владимир Зиновский несут благие вести. Неожиданно для бизнеса и потребителей они идентифицировали в белорусской экономике рост. Никто, кроме них, этого не сделал, включая МВФ, ЕФСР, ЕБРР и даже Сбербанк России. О том, что скрывается за оптимистическими оценками правительства, а также перспективах экономики на II полугодие 2016г. в рубрике Белгазеты «Экономические диалоги» рассуждают постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и председатель клуба финансовых директоров Андрей КАРПУНИН.

Романчук: — Последний месяц мы слышим вал заявлений о том, что власти пытаются спасти то или иное предприятие. Так, решили не банкротить очередной коммерческий «труп» — Борисовский хрустальный завод [читать подробнее]. Это тоже вкладывается в их теорию обеспечения экономического роста?

Карпунин: — Этот завод мертв уже 4 года. Его прикрепили под моральную и материальную ответственность, по-моему, «Белнефтехима». Тот уже запарился вливать в него деньги.

Романчук: — Так почему в 2016г. даже такие мелкие предприятия власти не могут обанкротить? Ни «Ковры Бреста», ни Борисовский хрустальный завод, ни тысячи других подобных объектов, которые, как говорится, ни себе, ни людям, ни богу, ни дьяволу. Что мешает? Ведь это не градообразующие предприятия. Именно на них можно было бы обкатать схему ликвидации или попытаться сделать структурную реформу в рамках одного маленького сегмента рынка. Тактика сохранения господдержки убыточных предприятий несовместима с экономическим ростом.

Карпунин: — В Борисове вообще наибольшая концентрация токсичных предприятий. Самые большие убытки в мясоперерабатывающей отрасли у кого? У Борисовского мясокомбината. Самые большие убытки в деревообработке у кого? У «Борисовдрев».

Романчук: — В начале сентября власти в 11-й раз попробуют продать аэровокзал в деревне Обухово в Гродненской области (9-этажное здание, 1,14 га земли). Выложив BYN126, каждый может стать собственником этого замечательного актива. И сколько еще подобных неиспользуемых активов у нас есть. Получится ли вовлечь их в коммерческий оборот опять-таки с целью восстановления экономического роста?

Карпунин: — Мы бездарно потратили здоровый кусок своей жизни — лет 25. Наверстать его сейчас невозможно, ибо региональный кризис в разгаре. Мы не в тренде даже у мелких и средних инвесторов. Разочаровали и внутренних инвесторов. Мало кто сейчас решится на такой смелый шаг.

Романчук: — А я назову тебе одну организацию, которая может решиться на такой смелый шаг. Это Управление делами президента (УДП). Знаешь, почему я назвал его? Потому что оно лидирует по надоям молока в Беларуси. Почему у них такие замечательные результаты? Что они делают такого, чего не делают другие? Они скупают или получают контроль над активами, и такая модель кажется очень привлекательной чиновникам. Может, в рамках эксперимента по оздоровлению экономики нужно еще больше денег дать тем, кто умеет управлять? А с точки зрения статистики управлять умеет УДП.

Карпунин: — Это если только смотреть по одному показателю — надоям. Кстати, так качественно доить могут еще только налоговые инспекторы. Что касается УДП, то это структура, неподотчетная никому, непрозрачная. Мы не знаем, сколько денег было туда инвестировано. Может, молоко у них по себестоимости золотое. Да и не царское это дело коров за цыцкi дергать.

Романчук: — Согласно указу президента N78, в Беларуси за этот год нужно создать 50 тыс. новых рабочих мест. Премьер-министр на заседании президиума Совмина в конце июля отчитался, что план по созданию новых рабочих мест в I полугодии перевыполнен почти в два раза. Одновременно эксперты подсчитали, как сократилась численность занятых в ключевом секторе промышленности — машиностроении: за 10 лет оно потеряло почти 100 тыс. работников.

Причем если в 2007-09гг. в среднем увольнялось по 10 тыс. работников в год, в 2011-13гг. — по 5 тыс., то два последних года — по 20 тыс.! Сторонники существующей модели развития отвечают своим оппонентам: мы не говорим про реформы, а мы делаем структурные реформы, вот, смотрите, идет сокращение численности занятых в тупиковых структурных проектах, которых не должно быть в экономике. Власти говорят, что нельзя банкротить те же Борисовский хрустальный завод или «Ковры Бреста», что их надо ­сохранить, но де-факто мы видим, что идет разрушение структуры производства, набирает обороты деиндустриализация. Это сознательный процесс, таков план правительства или просто власти не могут уже удержать процесс разрушения?

Карпунин: — Надеюсь, что это не сознательное разрушение.

Романчук: — Так растет или падает экономика Беларуси?

Карпунин: — Власти, усмотрев замедление темпов падения, назвали это ростом. Но говорить о росте преждевременно. Правительство не сделало ничего, чтобы Беларусь хотя бы смогла расправить крылья и пролететь над пропастью во ржи.

На минувшей неделе были опубликованы данные МНС. И мы видим, кто больше всего кормит республиканский бюджет и бюджет Минска. Это ликероводочные заводы, табачные фабрики, «Белтелеком», velcom, МТС. То есть мы пьем водку, курим и болтаем по телефону. Едва ли эти товары и услуги можно назвать ингредиентами устойчивого экономического роста.

Романчук: — А повышение внутреннего спроса как уже апробированный источник временного оживления экономики? Вот Лукашенко обещал повысить зарплату учителям. Может, II полугодие этого года будет более счастливым для учителей, а они, в свою очередь, увеличат внутренний спрос? Президент на неделе поставил точный диагноз сфере образования: «Ситуация с материальным обеспечением учительства дальше нетерпима, поэтому давайте учителя нагрузим настолько, насколько он должен быть загружен, но будем платить достойную зарплату».

Последние новости в Борисове