«Еще до вылета из еврокубков понял, что мне в БАТЭ мало чего светит» — Александр Карницкий. Белорусский новобранец «Хапоэля» из Раананы объясняет, почему ему хотелось покинуть Борисов.

Если в пятницу в Лунинце не случится чуда, то матчем с «Гранитом» БАТЭ оформит очередной чемпионский титул. Для борисовчан это единственный повод для радости нынешней осенью. В 2016 году команда осталась без групповой стадии еврокубков. Вскоре после неудачи в матчах с «Астаной» клуб покинул полузащитник Александр Карницкий. Адаптировавшись в «Хапоэле» из Раананы, он рассказал Александру Ивулину, почему уехал из Беларуси.

– Как ты оказался в Израиле?

– Руководство «Хапоэля» начало проявлять интерес еще перед началом квалификации Лиги чемпионов. Мой агент обрисовал ситуацию: «Есть интересный вариант в чемпионате Израиля». Затем руководители моего нынешнего клуба вышли на БАТЭ и стали предлагать деньги за мой переход, но все зависело от результата борисовчан в еврокубках. Ситуация сложилась 50 на 50.

– Какие тогда были плюсы и минусы перехода?

– У меня заканчивался контракт с БАТЭ. В Израиле предлагали долгосрочное соглашение, поэтому такой вариант развития карьеры был мне интересен. Плюс нужно было сменить обстановку, попробовать свои силы в чемпионате более высокого уровня. Все-таки почти три года провел на одном месте. Что было из минусов? Конечно, можно было лишиться возможности сыграть в еврокубках, если бы они, конечно, случились. Правда, руководители БАТЭ и «Хапоэля» решили взять паузу в переговорах до момента, когда все станет ясно с судьбой Борисова в еврокубках. После вылета БАТЭ из Лиги чемпионов и Лиги Европы люди из Израиля вновь начали переговоры. Руководству БАТЭ оставалось только решить: продавать меня или нет.

– Тебе сильно хотелось уйти?

– По тому, как складывалась ситуация в БАТЭ, речь не о еврокубках, а о внутренних делах команды, мне хотелось сменить клуб. Несколько раз общался с Александром Ермаковичем на эту тему. Решил, что нам будет лучше расстаться.

– Почему ты так решил?

–  Сложился ряд ситуаций, которые повлияли на мое решение.

– О чем вы говорили с Александром Ермаковичем?

– Он знал, что у меня есть вариант в Израиле. Несколько раз обсуждал с ним: стоит ли уходить или нет. Обычные разговоры, ничего конкретного. Он не принимал никакого участия в моем переходе. После вылета из еврокубков и я, и он склонялись к тому, что мой переезд в чемпионат Израиля пойдет всем на пользу.

– В этом сезоне в центре полузащиты БАТЭ было чересчур много игроков. Это сказалось на твоем решении?

– Соглашусь, игроков в центральной зоне было очень много, а на некоторых позициях людей не хватало. Это вопросы не ко мне, а к тренерскому штабу и руководству клуба. Я никак не мог на это повлиять.

– После того, как ты и Дмитрий Мозолевский покинули БАТЭ, начались разговоры о зачистке, которая поможет клубу разгрузить зарплатную ведомость.

– У меня довольно давно появился вариант с переходом в «Хапоэль». Еще до вылета БАТЭ из еврокубков я понял, что мне в Борисове мало чего светит. В команде есть люди, которые будут играть в любом случае. Решил, что хватит сидеть на скамейке запасных, ведь провел там практически половину сезона. Скорее я, а не клуб выступил инициатором расставания.

Конечно, уходить было нелегко. В БАТЭ я провел два с половиной отличных сезона, поиграл в Лиге чемпионов. Если посмотреть статистику, то за это время забил много мячей, сделал достаточно голевых передач. Хочется поблагодарить всех, кто помогал мне прогрессировать в этом клубе. От расставания не осталось никакого негатива, ведь я провел отличное время в БАТЭ.

– Если бы БАТЭ обеспечил себе еврокубковую осень, ты бы остался в клубе? 

Понятно, для БАТЭ непопадание в осеннюю стадию еврокубков – это плохо. Клуб не добрал финансов, которые помогли бы ему развиваться, но, на мой взгляд, катастрофы не случилось. Мне кажется, где-то на подсознательном уровне руководство клуба предполагало такой вариант развития событий. По-любому должен был существовать план Б. Согласен, мы провались. Это слово более точно описывает ситуацию, поэтому сейчас произойдет новый виток в развитии клуба. Впрочем, БАТЭ проходил это два года назад. В клубе случится ряд перемен, возможно, уйдет кто-то из футболистов.

– Поговаривают, команда может обновиться едва ли не наполовину…

– Наверное, я слышал то же самое. Правда, не стоит верить слухам. Кажется, вся страна ждет перемен, которые могут произойти в клубе в межсезонье. Посмотрим, что будет.

– По нашей информации зимой возможны перемены и в тренерском штабе БАТЭ.

– Везде существует закономерность: если команда не выполняет задачу, в этом виноват тренерский штаб. В мировой практике в первую очередь за результат отвечает тренер, а потом футболисты. Что будет с тренерским штабом БАТЭ, решать только Анатолию Анатольевичу. Он поступит так, как посчитает нужным.

– Как думаешь, что в этом сезоне в БАТЭ пошло не так?

– Я не могу найти ответа на этот вопрос. Взять тот же матч с «Дандолком». В первой встрече все шло по прошлогоднему сценарию, а потом мы просто провалили ответную игру. Не знаю, как это объяснить. Был шанс зацепиться за Лигу Европы, если бы прошли «Астану». В принципе, соперник сопоставим по уровню с БАТЭ. Обе команды в прошлом году играли в Лиге чемпионов, а в этом оступились в квалификации турнира. Сложно рассуждать о том, что произошло. Сложилось, как сложилось.

– В прошлом сезоне ты был игроком основы, в этом серьезно присел на скамейку запасных. Почему?

– Когда регулярно сидишь на скамейке запасных, начинаешь много чего чувствовать, много о чем думать. Это очень глубокая тема. Об этом можно говорить долго, но давай не будем делать это в данном интервью.

– Окей, последний вопрос о БАТЭ. Твой трансфер помог клубу заработать…

– Никто не знает точных цифр. Так что без комментариев. Единственное, что могу сказать – мой контракт с БАТЭ заканчивался через пару месяцев, а «Хапоэль» заплатил за меня сумму гораздо ниже моей трансферной стоимости.

***

– Каково переходить из клуба, который борется только за чемпионство, в команду, имеющую статус аутсайдера?

–  Понятно, никто не считает «Хапоэль» топ-клубом чемпионата Израиля. Здесь есть несколько больших команд, которые априори борются за самые высокие места. Раанана в прошлом году стала открытием турнира. После середины чемпионата она  попала в верхний плей-офф и обыгрывала в этой шестерке большие клубы, например, «Маккаби» из Тель-Авива. Так что «Хапоэль» достаточно интересный проект, в котором меня все устраивает.

Уверенность, что все будет хорошо, пришла еще на стадии переговоров. Президент и главный тренер команды готовы были ждать окончания квалификации БАТЭ в Лиге чемпионов, хотя у «Хапоэля» полным ходом шла предсезонка. Такая заинтересованность подкупала. Было приятно говорить с тренером, который полностью изучил мои игровые характеристики. Не каждый специалист подмечает незаметные на первый взгляд особенности. Меня это сильно впечатлило.

В «Хапоэле» все очень профессионально. Почти сразу после моего переезда в Израиль клуб предоставил мне личный автомобиль, нашел квартиру. Все быстро и четко, в принципе, как в БАТЭ. В бытовом плане не возникло никаких проблем.

– Что еще впечатлило тебя в Израиле?

– Домашний стадион клуба. Это арена, на которой «Маккаби» из Тель-Авива играет в еврокубках. «Нетания» – просто невероятное сооружение. Играли на таких стадионах только в Лиге чемпионов. У Раананы немного болельщиков, но другие клубы расположены неподалеку, поэтому на матчи собирается достаточно зрителей. Кстати, в чемпионате Израиля команды первой пятерки постоянно собирают аншлаги на своих играх. Очень приятно выходить на поле в такой атмосфере. Если честно, разница в антураже с Беларусью просто колоссальная. В Израиле люди приходят на стадионы не просто так, они ну очень громко болеют. Если в нашем чемпионате слышно только фан-сектор, то здесь кричит весь стадион. На трибунах много детей, все поют песни. После крайнего матча жена всю дорогу домой напевала одну из них. В общем, хватало причин, чтобы уехать из Беларуси в Израиль.

Еще удивила работа телевизионщиков. По ТВ показывают все матчи высшей лиги и некоторые матчи первой. После игры приезжаешь домой, а там уже эксперты обсуждают твои действия, смотрят нарезку моментов. Жаль, я не понимаю иврит, поэтому понять, что о тебе говорят, почти нет шансов.

– На каком языке ты общаешься в Израиле?

– На английском. Его вполне достаточно. Оказалось, я неплохо знаю язык. С любым товарищем по команде могу нормально поговорить на английском. Когда выходишь в город, то все тебя спокойно понимают. В Раанане иногда встречается русская речь, так что сильного языкового барьера не существует. Могу подшутить над кем-то из партнеров. Мне очень понравился коллектив. «Хапоэль» достаточно небольшой клуб, в котором все с уважением относятся друг к другу. Меня сразу же хорошо приняли. Если возникала какая-то проблема, ребята помогали ее решить. Перед отъездом думал: «Блин, как там пойдет? Все-таки чужая страна с другим языком и менталитетом». Немного волновался, но сейчас чувствую себя очень круто. Точно не хуже, чем в БАТЭ.

Я перешел в «Хапоэль», когда чемпионат уже начался. Сразу же влился в игру. Одна тренировка, вторая, сыгранный матч – и пошло-поехало.

– В первом же матче ты стал лучшим игроком команды. Насколько высоким тебе показался уровень чемпионата Израиля?

– Он достаточно неплохой. Команды стараются играть в атакующий футбол, создавать много моментов. По большому счету, у «Хапоэля» такие же принципы игры, как у БАТЭ. Если отличия и есть, то они небольшие. Мне кажется, тренировки в Раанане проходят более интенсивно, без пауз. Обычно во время квадратов в Беларуси все просто катают мяч, неторопливо, без спешки. В Израиле едва потерял мяч – сразу вступаешь в отбор, нет ни секунды паузы. Занятия длятся примерно два часа. В каждой тренировке много различных упражнений, мне это нравится. Кстати, когда начинаются игровые упражнения, тренер просит всех надеть щитки. Во время упражнений никто никого не жалеет: все катятся, стучат друг другу по ногам. Кто-то кого-то задел – никаких проблем, обнялись и побежали дальше. В Беларуси попробуй до кого-нибудь дотронуться на тренировке…

– Раанана – это вообще что?

– Город, который находится в 19 километрах от Тель-Авива. Расстояния совершенно не чувствуется. Если хочу выбраться на море, нужно проехать на машине всего десять минут. После того, как в Беларуси каждый день ездил в Борисов, то 19-20 километров в Израиле – это пустота. Население Раананы примерно 70-80 тысяч человек. В основном здесь живут переселенцы из Франции и Великобритании. В принципе, город ничем не отличается от того же Борисова. Единственная разница – здесь на каждом углу кафешка, в которой можно неплохо перекусить. Правда, в Израиле продукты, блюда в заведениях почти в два раза дороже белорусских. С другой стороны, прожиточный минимум здесь равен полутора тысячам долларов. В Израиле довольно неплохой уровень жизни. Кстати, вспомнил еще одно отличие – в Израиле просто идеальные дороги. Нигде таких не видел.

Последние новости в Борисове