Талантливых людей среди белорусов много. Правда, некоторые из них уже давно живут и работают не у нас. Мы поговорили с известными белорусами из разных сфер деятельности и узнали, почему они выбрали новую жизнь в другой стране и при каких условиях вернулись бы на родину.

Сергей Кузин: Украинский “бардак и беспорядок” мне ближе, чем белорусский казарменный маразм


В 2004 году Сергей Кузин, пожалуй, одна из самых эпатажных радиоперсон Беларуси, ушел с “Альфа Радио” и переехал жить в Украину. Сегодня он генеральный директор украинского Русcкого Радио, работает диджеем в эфире местного Radio Roks и абсолютно не понимает, как в Беларуси можно вести медиабизнес.
– У моего отъезда долгая и нудная история. Могу сказать только то, что сказал тогда: я не хотел, не хочу и никогда не буду работать в госструктуре. У государства была доля на “Альфа Радио” – это компромисс, который тогда позволял работать. Но когда я увидел в своем кабинете бывшего директора бензоколонки из Гомельской области, ни разу, даже в самые плохие периоды жизни, не пожалел, что уехал.
После переезда пришлось учить украинский язык. Не могу сказать, что я им уже овладел и могу на нем работать в эфире. Здесь ситуация в радиовещании толерантная: в эфире моя партнерша разговаривает на украинском, я – на русском.
Первое время после переезда снимал однокомнатную квартиру в старой хрущевке. Сейчас, конечно, у меня есть квартира. И даже не одна. С переездом мое финансовое положение улучшилось в несколько раз.

В Украине все по-другому. Здесь медиабизнес находится на расстоянии нескольких световых лет по сравнению с белорусским. Он более свободен, более неподконтролен. Представьте, абсолютно нереальную для Беларуси ситуацию. Сегодня (17 декабря. –TUT.BY) мы в прямом эфире спели песню на мелодию “Владимирского централа” украинскому премьер-министру Николаю Азарову, у которого День рождения. В Украине очень популярно мнение, что все выходцы из Донецка любят блатные и уголовные песни. Николай Азаров именно оттуда. Здесь достаточно спокойно реагируют на шутки, сатиру и юмор.

Конечно, в Украине – коррупция, бардак, отсутствие должного порядка. Но мне такой “бардак и беспорядок” гораздо ближе, чем тот казарменный маразм, который существует в медиа в Беларуси.
Государство должно уйти из медиабизнеса, забыть о нем, как о части мироздания, и заниматься госустройством. А так как у вас – простите за это слово “вас” – у вас есть человек, который разбирается абсолютно во всем: начиная от музыки и заканчивая тракторами, то сделать это невозможно.
У меня нет никакого предубеждения по поводу Беларуси. Я туда приезжаю и радуюсь красивым улицам и великолепным дворцам. У вас тоже ездят дорогие машины, работают ночные клубы, девушки у дороги стоят платные, все как положено. И я глубоко убежден, что если в стране будут условия для нормальной работы, найдутся люди и специалисты, которые все сделают. Беларусь очень образованная с точки зрения рабочей силы страна. Но должна быть конкурентоспособная экономика, отсутствие регулятивных функций со стороны государства. Пусть государство свои интересы консолидирует на одном телеканале, который при этом будет наравне конкурировать с частными каналами. А так как у вас нет независимого источника информации в офлайне, о чем можно говорить? В Украине хотя бы конкурируют открыто. А какая конкуренция может быть между левой и правой рукой одного и того же организма?
 

Екатерина Доманькова: В Беларуси модельным бизнесом можно заниматься только в качестве хобби


Одна из самых успешных белорусских моделей Екатерина Доманькова уехала из Минска в Нью-Йорк в 17 лет. Сейчас она живет в Москве со своим мужем миллионером Антоном Зингаревичем и периодически занимается модельным бизнесом. Несмотря на частые переезды из одной страны в другую, супермодель мира считает себя белоруской – не только по паспорту, но и мировоззрению.
– Я закончила школу и практически сразу уехала работать по контракту в Нью-Йорк. Когда я решила не поступать в институт, как все одноклассники, поняла, что пути назад нет. Началась новая жизнь, и в ней нужно принимать взвешенные решения. Я не сожалею, что уехала. В моей жизни не случилось ничего плохого, что могло меня заставить подумать: “Зачем я это сделала?”
Сейчас у меня нет возможности вернуться в Беларусь. Я замужем, супруг работает в России, Минск абсолютно не вписывается в его планы. И я не могу сказать, что хочу вернуться. Когда ты вырастаешь из своего города и проводишь столько времени в мегаполисах, где у тебя больше возможностей для развития и работы, то, конечно, возвращаться сложно. В Минск я приезжаю раз в три-четыре месяца и провожу время исключительно с семьей.
Я чувствую себя белоруской. Никогда не было такого, что даже в Америке, где никто не знает, что такое Беларусь, я могла себе позволить сказать, что русская.
В Беларуси нет модельного рынка. Модельным бизнесом можно заниматься только в качестве хобби. Чтобы отрасль развивалась, нужно, чтобы открывались офисы мировых брендов, выходили аналоги зарубежных изданий. В то же время следует создавать национальные бренды, которые дадут девочкам возможность работать и заниматься этим профессионально, а не зарабатывать некоторую сумму в месяц, делая два-три показа.
 

Виталий Кутузов: Если бы БАТЭ сделали мне интересное предложение, я бы вернулся в Беларусь


Футболист Виталий Кутузов играл в национальной сборной Беларуси. Был чемпионом страны в составе БАТЭ. В 2001 году уехал в Италию играть за футбольный клуб “Милан”. Сейчас он по-прежнему живет в Италии, за какой-либо клуб не выступает. “Я получаю удовольствие от жизни. У меня много свободного времени, которое посвящаю семье”, – сказал он TUT.BY. В частности о своей семье Виталий распространяться не стал, корректно заметив, что “это личное”.
Фото: pressball.by
Фото: pressball.by
– Я уехал, потому что предложили выгодный контракт. После переезда в Италию меня отвезли в гостиницу в центре города. Таких роскошных номеров я никогда не видел! Это было первое, что меня удивило в “новой жизни”. Еще помню, как буквально в первый день после приезда добирался до тренировочной базы, сам управляя автомобилем. База была за 35 километров от города, но весь этот отрезок я преодолевал полтора часа. До этого у меня как таковой практики вождения не было, а в городе трафик, съезды на автостраду, нужно платить за дорогу…
Для молодого парня из Беларуси все было удивительно. Та же раздевалка, в которой вместе с тобой переодевались обладатели всех возможных спортивных трофеев. Ты приезжаешь на работу и знаешь, что к тебе подойдет культовый футболист Паоло Мальдини и спросит: “Как дела?” К этому нужно было привыкнуть. Эти ощущения у меня вызывали бурю эмоций и сначала мешали на футбольном поле.
Помню, как приехал на тренировку и решил подключить свой “древноватый” компьютер к интернету, но ничего не получалось. Мне посоветовали обратиться за помощью к Паоло Мальдини. А он капитан команды, икона клуба, везде все увешано его фотографиями, они даже на билетах. На своем ломаном итальянском объяснил, что мне нужно, что у меня компьютер на русском языке. Паоло провозился несколько часов, но все настроил. Это меня по-хорошему удивило. Тогда я понял, почему он добился таких результатов в карьере: Паоло в любой ситуации оставался простым человеком.
Если бы БАТЭ сделали мне интересное предложение, я бы вернулся в Беларусь. Я не о финансах говорю, они как раз-таки для меня вторичны. Нужно завести человека, создать интригу. Конечно, это было бы непростое решение – переехать. Но вполне возможно, что и моя семья бы тоже согласилась. А так я приезжаю в Беларусь раз в год и играю в хоккей.
 

Павел Бегун: 15 лет живу в Америке, но все равно чувствую себя белорусом


Павел Бегун уехал из Беларуси в 1998 году. Тогда он закончил третий курс Белорусского государственного экономического университета и получил стипендию на обучение в одном из университетов США. Уезжать парень не хотел, потому что скептически относился к возможности профессионального и личностного роста в Америке. Более того в Беларуси у него был свой бизнес. Но решил попробовать и не прогадал. Сегодня он – основатель инвесткомпании 3G Capital, которая входит в число наиболее эффективных инвестиционных фондов в Северной Америке. Также Павел – самый молодой в Канаде член Совета директоров среди всех компаний в стране, акции которых торгуются на бирже, и один из самых молодых в Великобритании членов Совета директоров среди всех публичных компаний этой страны.
– Как только оказался в США, осмотрелся и понял, что нужно продолжать свою деятельность здесь. Для меня Америка – страна равных возможностей, где у всех есть шанс чего-то достичь, независимо от социального статуса и происхождения. Здесь по-другому построена жизнь в плане учебы и бизнеса. Все более заточено на самодисциплину. Никто не ходит за тобой и не говорит: “Давай-давай!” Но везде есть рамки, и если ты в них вписываешься – хорошо для тебя, если нет – не обижайся, ты просто не попадешь туда, куда хочешь.
Американцам тяжелее достичь высот, чем приезжим. Они выросли в большинстве своем в сытой обстановке, где нет желания прикладывать дополнительные усилия. У эмигрантов в этом плане преимущество.
Уже 15 лет я живу в Америке, но все равно чувствую себя белорусом. Каждое утро читаю белорусские новости, общаюсь с белорусами, слежу за ситуацией в стране. Но возвращаться в Минск не планирую. Рассматривал бы возможность вернуться, если бы экономический потенциал нашего государства и уровень развития того сегмента рынка, в котором я работаю, стал сравним с американским. Тогда бы у меня была возможность реализовать все свои планы на Родине.
 

Дмитрий Танкович: То, что мы не работаем в Беларуси, это не наше желание и вина

 
Известный КВНщик, в прошлом капитан команды “ЧП Минск”, экс-ведущий программ на канале ОНТ Дмитрий Танкович переехал в Украину пять лет назад. Еще пять членов команды уехали вместе с ним. Сейчас Дмитрий работает ведущим на канале СТБ и не считает себя эмигрантом, а о своем отъезде говорит, что просто уехал работать.
Фото: stb.ua
Фото: stb.ua
– Мы выбрали Киев, потому что здесь так же спокойно, как в Беларуси, а перспективы сродни московским. Мы не ехали на готовый проект, у нас практически ничего не было, кроме багажа, который мы получили в КВН.
В Беларуси достаточно замкнутый рынок телевидения, каналы до сих пор не рейтингуются, нет конкуренции, нет мотивации создавать контент.
Проблема с работой на Родине заключается лишь в том, что канал ОНТ в какой-то момент без объяснения причин не стал продлевать контракт. Просто позвонили из отдела кадров, сказали приехать и забрать трудовую книжку. Вот так закончилась работа с белорусским телевидением. Я не считаю, что они поступили корректно. Но это неправда, что я сказал, что не хочу там работать. Мы были открыты, я умудрялся ездить на съемки в Беларусь после прямого эфира в Украине. Садился в машину и ехал в Минск, снимался и снова садился в машину и ехал в Киев. То, что мы не работаем в Беларуси, это не наше желание и вина, это только нежелание и неинтерес белорусских каналов.
Я не считаю себя эмигрантом, я уехал работать в Украину. У меня до сих пор белорусский паспорт, и его менять я не собираюсь. Здесь получил временный вид на жительство. При этом здесь меня все считают белорусом. Я встречаю людей в Киеве, Львове, Харькове, и они говорят: “О, белорус!” Ко мне еще никто не подошел и не сказал, что я украинец.



КОММЕНТАРИИ