Под Борисовом реконструировали битву 1812 года

Во французском языке есть такое выражение C’est la bérézina — «Это Березина». Оно означает полное поражение, крах, провал, катастрофу. Более 200 лет назад у деревни Студенки погибли остатки великой армии. Солдаты сражались храбро с обеих сторон, а генералы погибали вместе со своими подразделениями.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Память о тех далеких событиях не угасает стараниями историков и реконструкторов. 42.TUT.BY побывал на месте легендарного сражения и узнал, как велись войны два столетия назад.

Когда шел дождь, война прекращалась

События 1812 года еще называют «эпохой последней красивой войны», тогда оружие было еще не столь совершенным, а форма солдат и офицеров яркой, красивой и элегантной. Выражение «на войну, как на парад» лучше всего подходит для той эпохи.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На реконструкцию стоило прийти хотя бы для того, чтобы посмотреть на все это великолепие военной униформы, в которую были облачены различные полки.

Кивера, доломаны, ментики, яркие перья и сверкающие бронзой шлемы придавали сражающимся неповторимый шарм.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В те годы воин на поле сражения был заметен издалека, это было обусловлено еще и тем, что оружие стреляло на небольшое расстояние и смысла в маскировке не было.

— Эффективно можно было вести огонь на расстояние 70−100 метров, не больше, — рассказывает унтер-офицер Михаил Слепухо, который уже 10 лет занимается исторической реконструкцией. — Гладкоствольные ружья той эпохи часто давали осечки, а ударно-кремневый замок делал бесполезным оружие, когда намокал. Поэтому в сильный дождь не воевали.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Скорострельностью такое оружие тоже не отличалось: солдат мог сделать два-три выстрела в минуту. Оно и неудивительно, ведь чтобы произвести выстрел, нужно было выполнить 12 приемов.

Чтобы сделать аутентичную форму и приобрести оружие, по словам Михаила Слепухо, нужно порядка 500−600 долларов.

— Большую часть формы сшил сам, это непросто, но увлекательно. Я родом из Борисова, здесь каждый клочок земли пропитан историей. Часто находят пуговицы, монеты, остатки оружия, как тут не примкнуть к исторической реконструкции?

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Кстати, в реконструкциях белорусы участвуют целыми семьями. Например, штабс-капитан Минского пехотного полка Андрей Остапенко участвует в разгроме французов вместе с 12-летней дочкой Аней (барабанщицей) и 77-летним тестем (рядовым), для которого это первое сражение.

4000 евро, не считая коня

Главной ударной силой времен наполеоновских войн была тяжелая кавалерия — кирасиры. Они были защищены гораздо лучше других войск, и их атака могла решить исход боя. Название этого рода войск идет от основного защитного элемента — кирасы, состоящей из грудной и спинной стальных пластин.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Вес кирасы немаленький — 15 кг, — рассказывает Илья Туровский, лейтенант 5-го кирасирского полка Великой (наполеоновской. — Прим. ред.) армии. — С каской, палашом и другими элементами общий вес снаряжения кирасира достигает 25 кг. Кираса хорошо защищала от холодного оружия, могла спасти и от пуль, но только если те были на излете.

Илья уже почти 20 лет занимается исторической реконструкцией, он частый гость на белорусской земле.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Илья Туровский возглавляет атаку кирасиров.

— Нравится хороший уровень организации, гостеприимство. Всегда охотно приезжаю на исторические фестивали к вам в страну.

Кстати, снаряжение кирасира довольно дорогое и тяжелое. Только кираса стоит 4000 евро, а сесть в латах на коня самостоятельно очень сложно.

Страшный враг пехоты

Реконструкция сражения на Березине сопровождалась оглушительным грохотом артиллерии, которая без устали палила на протяжении всего боя.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Артиллерийские орудия времен войны 1812 года были гладкоствольными и дульнозарядными, а для их обслуживания требовалось от 8 до 15 человек.

Одной из интереснейших пушек сегодняшнего сражения на Березине было французское орудие российских реконструкторов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Мы привезли с собой 4-фунтовое орудие Грибоваля, — рассказывает Александр Сахневич из императорской конной гвардейской артиллерии. — На тот момент это была одна из самых совершенных артиллерийских систем. Наша пушка — муляж, толщина ее ствола всего 10 мм, все остальное — металлическая отливка, обточенная и раскрашенная под бронзу. Лафет пушки, колеса, зарядные ящики и другие принадлежности были изготовлены членами клуба.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Прицельная дальность 4-фунтового орудия Грибоваля составляла 800−900 м, если стрелять 1,5 кг ядрами. Огонь картечью велся на дистанцию 300−500 м. Учитывая сомкнутые построения пехоты тех времен, артиллерия производила в солдатских рядах настоящее опустошение.

Белорусская таможня оставила без оружия

Гости из Латвии не могли скрыть разочарования, они впервые приехали на реконструкцию и остались без оружия. Реконструкторам пришлось маршировать с выломанными в лесу палками, потому что их мушкеты и сабли не пропустила белорусская таможня.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— На границе нас продержали порядка четырех с половиной часов, — рассказывает Александр Смирнов из русско-немецкого легиона. — Все это время белорусские таможенники думали, что делать с нашими копиями мушкетов. Хотя все оно было бутафорское, нас развернули и сказали, что не пропустят.

Было очень обидно — у нас популярны исторические реконструкции, есть клубы русских войск и французских. В общем, нам пришлось оставить наши муляжи в ближайшем городе от границы у друзей, чтобы попасть в Беларусь.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В обычной жизни Александр Смирнов работает на заводе бетонных конструкций. В русско-немецкий легион он пришел 7 лет назад, а эта поездка в Беларусь была для него первой.

— Неприятное знакомство получилось, хотя реконструкция была очень интересной, — вздохнул мужчина.

Последние новости в Борисове