Задержание в Беларуси двух авторов российского агентства «Регнум» безусловно имеет политический подтекст и контекст.

Ранее белорусские аналитики отмечали, что Минск побаивается резко реагировать на воинственную пропаганду «русского мира». Теперь белорусские власти показывают, что созрели для жесткого противодействия, пока точечного.

8 декабря Следственный комитет Беларуси подтвердил, что задержаны Юрий Павловец и Дмитрий Алимкин — белорусские граждане, которые выступали под псевдонимами на «Регнуме».

Против этих людей возбуждены уголовные дела по статье 130 Уголовного кодекса — разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни.

Чтобы неосведомленный читатель получил представление о стиле и направленности комментариев этих авторов, сообщим, что один из них под псевдонимом утверждал: белорусский язык «никому не нужен, кроме обезумевшего недогосударства, стремящегося свернуть себе шею на Майдане по примеру соседей».

В целом же они писали в подобном ключе долго и, как подчеркивает Следственный комитет, получали деньги «за подготовку заказных публикаций от гражданина Республики Беларусь, постоянно проживающего в Москве».

В целом «Регнум» среди белорусских медиааналитиков имеет репутацию ресурса с пропагандистским уклоном, заточенного против Беларуси как независимого государства.

Отношения между Лукашенко и Путиным напряглись

Отметим, что силовики действовали не импульсивно, а вооружившись заключением Республиканской экспертной комиссии по оценке информационной продукции на предмет наличия в ней признаков проявления экстремизма.

Это означает, что операция тщательно готовилась. Зная специфику белорусской системы, нетрудно предположить, что отмашка на такие действия, грозящие обострить и без того напряженные отношения Минска с Москвой, была дана с весьма высокого уровня.

Политическая же рамка такова. Нефтегазовый конфликт не развязан, российская сторона примерно вдвое сократила поставки нефти на белорусские НПЗ, задержан транш (300 млн долларов) кредита Евразийского фонда стабилизации и развития, средствами которого фактически распоряжается Москва.

Об остроте нынешней фазы отношений с Кремлем можно судить и по суровому тону белорусского официального лидера на прошедшем в Минске 9 декабря совещании по проекту договора о Таможенном кодексе ЕАЭС. Лукашенко дал понять, что не торопится подписывать документ без надлежащего учета интересов Минска, иначе «зачем нам такой союз».

Стоит также напомнить, что в конце прошлого месяца, вскоре после возвращения Александра Лукашенко с явно неудачных переговоров с Владимиром Путиным, российские СМИ выстрелили залпом сюжетов, рисующих Беларусь в весьма дискомфортном для ее властей ключе.

Аналитики принялись рассуждать, не является ли это началом информационной войны. Белорусские же власти, судя по всему, решили не разводить антимонии, а послать Москве встречный сигнал, что готовы защищать информационную безопасность страны жесткими методами.

Поделом — или покушение на свободу высказывания?

Среди политизированной белорусской публики тем временем разгорелась дискуссия. Одни говорят: здесь речь идет о святом — защите белорусской независимости; не тот случай, чтобы церемониться.

Другие напоминают, что недавно прогрессивная общественность отбивала от сурового приговора местного блогера Эдуарда Пальчиса, чей сайт не выбирал выражений, характеризуя, в частности, действия России против Украины. Защитники Пальчиса (который в итоге хоть и не был оправдан, но вышел из клетки в зале суда) говорили о покушении режима на свободу выражения и т.д. Нет ли теперь зеркальной ситуации?

Здесь следует подчеркнуть, что у белорусского режима за долгие годы сформировался устойчивый имидж врага свободы слова. К тому же перед глазами пример Казахстана, где власти, похоже, стараются соблюдать циничную симметрию, применяя репрессии в примерно равном соотношении как против ярых пропагандистов российской экспансии, так против и тех, кого можно квалифицировать как ярых русофобов. Если белорусские власти вооружатся этим опытом, то никому мало не покажется.

Против арестов авторов «Регнума» (оговорившись, что на 100% не согласна с их писаниями) высказалась, в частности, сопредседатель гражданской кампании «Говори правду» Татьяна Короткевич.

Руководитель Белорусской ассоциации журналистов, юрист и литератор Андрей Бастунец в комментарии для Naviny.by сослался на йоханнесбургские принципы, разработанные в 1995 году группой авторитетных экспертов под эгидой международного центра против цензуры Article 19.

«Эти принципы устанавливают пределы вмешательства государства в свободу выражения мнения в подобных случаях, — пояснил собеседник. — В частности, принципы гласят, что человек может быть наказан за выражение своего мнения как угрожающее национальной безопасности, если правительство может продемонстрировать, что выражение мнения имеет целью призыв к насильственным действиям; может привести к таким действиям; что имеется прямая и непосредственная связь между высказыванием и вероятностью таких насильственных действий».

В истории с двумя авторами «Регнума» Бастунец пока не видит достаточных предпосылок для государственного вмешательства.

«Когда мы поддерживаем такого рода действия властей, мы даем им карт-бланш на подобные действия и в отношении представителей других взглядов»,— подчеркивает глава журналистского союза. Впрочем, оговаривается он, «возможно, в этой конкретной истории мы еще не знаем некоторых важных обстоятельств».

Власти примеряют на Беларусь крымско-донбасский сценарий

Совершенно иначе смотрит на этот сюжет руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. Он уверен: здесь не тот случай, чтобы вписывать задержанных в разряд политзаключенных или жертв посягательства на свободу слова.

«Эти люди отрицают право на существование белорусского государства, историческую и культурную субъектность белорусской нации, причем делают это в крайне агрессивной и оскорбительной форме. И фактически они совершают то, что на Западе принято называть преступлениями ненависти», — заявил Поротников в комментарии для Naviny.by. Он делает вывод, что в этом случае позиция белорусских властей юридически абсолютно безупречна.

Тем временем правозащитница Татьяна Ревяко в фейсбуке напомнила, что свобода выражения мнения не является абсолютным правом и может ограничиваться в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах, в частности ради интересов безопасности государства, пресечения национальной ненависти.

Вряд ли высокое белорусское начальство штудировало упомянутый пакт, прежде чем дать отмашку на задержание пророссийских комментаторов. Наверху всегда действуют в логике удержания власти, полагая, что ради этой цели все законно и все морально.

Причем в этом конкретном случае режим очевидно реагирует на внешний вызов, внешнюю опасность. Реагирует, находясь в большой зависимости от той стороны, которой бросает встречный вызов. А это означает, что угроза расценивается как весьма серьезная.

При всех неискренних словах о нерушимой дружбе с Россией белорусское руководство давно, по горячим следам событий 2014 года, примерило на свою страну крымско-донбасский сценарий. И, видимо, стало неуютно. Ведь население Беларуси в значительной массе русифицировано, его мозги промыты российскими телеканалами и потому весьма уязвимы в ситуации информационной войны.

В последнее же время российские элиты демонстрируют недовольство в связи со слишком самостоятельной, по их мнению, внешней политикой Минска: мол, «батька» заигрывает с Западом, не хочет исполнять союзнический долг (претензии усилил отказ разместить российскую авиабазу).

В московской пропаганде обрисовалась тенденция к параллелям между Беларусью и Украиной: дескать, надо, пока не поздно, удержать синеокую белорусскую сестру от плохой дорожки (торжества русофобии, потом смены политического курса и ухода на Запад).

Стоит подчеркнуть: здесь тот случай, когда угроза нависает не только над персоналиями на вершине власти в Минске, но и над белорусским суверенитетом в принципе. Чем и объясняется довольно широкая поддержка нашумевших задержаний в той среде, которую принято именовать демократическим сообществом.

Российская пропагандистская машина способна раздавить Беларусь

Чем рискует Минск, бросая перчатку Москве «делом «Регнума»? Рискнем предположить, что вряд ли Путин сегодня-завтра потребует освободить этих авторов, как некогда Борис Ельцин требовал освободить из белорусской тюрьмы журналиста Павла Шеремета.

Москва, скорее всего, отреагирует пока лишь медийно, прогнозирует Поротников. Задержанных авторов «Регнума», предполагает аналитик,«тут же сделают мучениками, и это будет использовано для разрушения симпатий российского общества к Беларуси, белорусам, лично Александру Лукашенко». Что, в свою очередь, позволит Кремлю, ресурсы которого сокращаются, «безболезненно снять Беларусь с довольствия», к тому же открывает возможность «в будущем предпринять какие-то жесткие меры по отношению к Беларуси».

Как предполагает Поротников, Лукашенко сделал вывод: отношения с Россией сегодня настолько плохи, что их улучшение в ближайшее время нереально, «так что можно не стесняться в средствах, показать, кто в доме хозяин, и четко обозначить красные линии».

Со своей стороны, хочу подчеркнуть асимметрию отношений между Беларусью и Россией. Зеркальности, паритета в отстаивании национальных интересов здесь не получается по определению.

В частности, даже Владимир Ленин подчеркивал, что нужно различать национализм большой и малой наций: «По отношению ко второму национализму почти всегда в исторической практике мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми в бесконечном количестве насилия, и даже больше того — незаметно для себя совершаем бесконечное количество насилий и оскорблений…»

Ленин немоден, но вот эти вещи кое-кому в российских элитах стоило бы перечитать.

У нас несравнимые весовые категории. Блогер Пальчис своими публикациями (подчеркнем: с оценкой прежде всего внешних силовых действий Кремля) не мог перевернуть Россию. Даже суммарная мощность белорусских СМИ — комариный писк по сравнению с медийным арсеналом Кремля.

Беларусь никогда подомнет, не поглотит огромную восточную соседку, а вот насчет невозможности обратного сценария — гарантий, увы, нет, поскольку имперские замашки явно никуда не делись.

И если пойдет выяснение отношений не по-детски, то российская машина информационной войны способна раздавить Беларусь как дважды два.

С одной стороны, эта разность весовых категорий вроде как развязывает руки в плане выбора средств обороны более слабым. С другой стороны, арестовать кого-то — дело для властей привычное и нехитрое. Гораздо труднее переступить через себя и дать простор развитию национального самосознания белорусов, независимым СМИ, поскольку здесь режим тоже видит опасность для устоев. Но без опоры на гражданское общество Беларусь никогда не станет сильной.

Последние новости в Борисове