Известный актер рассказал «СВ», как его семья пережила войну, зачем скрывал от родителей поступление на актерский факультет и почему любит гостить в  Беларуси.

Сдержанный, ироничный, с тонким чувством юмора. Таким запомнился и полюбился телезрителям дворецкий Константин из сериала «Моя прекрасная няня». В жизни заслуженный артист России Борис Смолкин точно такой же, как и его герой. Великолепно поет, а потому много лет проработал в ленинградском театре Музыкальной комедии. Сегодня занят в спектаклях, которые могут увидеть и в Беларуси. Таких гастролей Борис всегда ждет с радостью, ведь его родители отсюда родом.

«ПОМНИЛИ ПЕРВУЮ МИРОВУЮ И ДРУГИХ НЕМЦЕВ»

— Моя мама родилась в Витебске, семья переехала в Ленинград, когда ей был всего год. А папа старше на двенадцать лет, закончил школу в Беларуси, приехал сюда, поступил сначала в техникум, а потом закончил Ленинградский инженерно-строительный институт. Встретились они уже после войны… Когда-то было много родственников в республике. Но со стороны отца вся семья погибла в оккупацию. Они остались в Беларуси, не хотели эвакуироваться. И немцы их уничтожили.

— Почему же они не уехали?

— Советская пропаганда ничего не говорила об отношении гитлеровцев к евреям, поэтому отказались уезжать. Они еще помнили Первую мировую. Это мне папа рассказывал, в 1914 году ему было пять лет. Говорит, стояли немцы во дворе, варили кашу, никого не трогали. Никто не предполагал, что придут другие немцы… Как они погибли, нам рассказал очень старый человек, или так казалось, что старый, мне-то было 20 лет. Его звали дед Охрим. Наверное, это русское Ефрем. Он пережил немецкую оккупацию, помнил моего папу еще маленьким. Мы с отцом сидели, а он говорил… Сожгли живьем четыреста человек. Убили всех моих родственников по отцу: дедушку, бабушку, тетю, которая только закончила школу… В Беларуси вообще огромное число людей погибло… А Охрим где-то прятался и других прятал, многих спас.

— В тот раз вы увидели Беларусь впервые?

— Это было в памятном 1968 году. Я закончил первый курс театрального института, и мы поехали с семьей на родину моего отца, в город Рогачев под Гомелем, на все лето. В августе мимо Рогачева по шоссе Минск — Брест шли наши танки…

— Пражская весна?

— В Прагу, да. По дороге забирали всех мужчин-шоферов. Это я знаю, потому что муж хозяйки нашей квартиры был водителем. Вот это было мое первое посещение Беларуси.

АВТОБУС ДЛЯ ШУЛЬЖЕНКО

— Со стороны мамы родные уцелели?

— Сами они из Витебска, жили прямо напротив дома Марка Шагала. Дедушка по профессии портной, и в конце концов он стал директором небольшой швейной фабрики на Кленовой аллее, рядом с цирком. Помню, когда был маленьким, он брал меня с собой. А у бабушки была редкая профессия — она умела шить перчатки. Но в 1921 году мамина семья перебралась в Ленинград.

— То есть им пришлось пережить блокаду?

— Дедушка в начале войны сразу пошел записываться в ополчение, но его не взяли: у него было зрение минус 17. Провел всю блокаду в Ленинграде. Рассказывали, что было очень холодно, вся семья ночевала на маленькой кухне, в пять или шесть метров, только там была печка.
А мама работала в концертных бригадах. Она была приписана к Дому офицеров на Кирочной улице. Рассказывала, как во дворе, где их разбивали на группы, в те дни всегда стоял отдельный автобус для Клавдии Шульженко и ее аккомпаниатора Коралли. Клавдия Ивановна тогда и жила там же, во дворе Дома офицеров.

Мама рассказывала, как их возили с представлениями по всем частям. И вот был концерт в штабе фронта, и там она впервые попробовала трофейный ром.

— Чудо, что в блокаду все выжили.

— Есть памятная семейная история. Зима 1942 года была чудовищная. У дедушки началась цинга. Он совсем не мог ходить. И на одном из концертов мама познакомилась с двумя матросиками, видно, курсантами. Рассказала им про отца с цингой. Они сказали, что попробуют помочь. И вот ночь, комендантский час. В дверь постучали. Пришли эти матросики и принесли клюквенный экстракт. Может, им в пайке выдавали, не знаю. Мама их ни о чем не просила, никто их не ждал, а они принесли. Вот такой порыв души. И они спасли деда. Он подарил им, буквально всучил, они не хотели брать, в подарок часы «Лонжин».

— Вы часто говорите, что чувство юмора вам досталось от папы, а хороший голос — от мамы…

— Да, она прекрасно пела, но артисткой не стала. А меня впервые привели в театр в четыре года, на балет «Шурале». Так это впечатлило, что я три ночи не спал, пришлось даже показать меня невропатологу, и он запретил водить меня на спектакли. А потом в семь лет я попал в Малый оперный на «Евгения Онегина», там пела мамина школьная подруга, которая достала нам контрамарки в директорскую ложу. Самое большое впечатление произвел живой оркестр. И я захотел стать дирижером. А потом сразу артистом, никаких пожарных, милиционеров, летчиков. Но родители к этому всерьез не относились, поэтому скрывал, что поступаю в театральный. Провалился в первый год, во второй… На третий стал поступать на отделение музыкальной комедии, попросил маму помочь с репертуаром. Она отправила меня к своей подружке, чтобы та что-нибудь со мной разучила. И когда та сказала, что у меня есть голос, мама растаяла.

МЕЖДУ ТЕМ

Там, где бесконечно красиво и недорого

— В Беларуси вы частый гость?

— Постоянно бывал на гастролях, снимался в кино. В Гомельском театре даже репетировал пьесу с местными артистами, жил почти две недели. В Минске много раз бывал. Поездил по республике. Ведь и нынешняя моя родня по линии жены — из Беларуси! Из города Борисова, что всего в часе езды от Минска. Вот на днях отправили туда тещу, на лето, у нее там сестра старшая, племянник, племянница…

— Удивились такому совпадению, когда с будущей супругой познакомились?

— Не уверен, что этот факт был главным в женитьбе! (смеется). Но вот так сложилась судьба.

— За годы, что посещаете республику, там многое изменилось?

— Конечно! Минск — бесконечно красивый город, чистый. Для нас, людей из России, многие вещи в новинку, все эти казино, чего у нас сейчас нет. Живут достаточно скромно, судя по моим родственникам, получают немного, правда, и цены везде…

— Смешные?

— Да. Слово не мог подобрать. В столовых дешево и вкусно. Можно зайти в любую и рублей за двести наших нормально поесть. Я вообще люблю белорусскую кухню.

— Какое блюдо нравится больше всего?

— Очень люблю белорусские драники! Моя теща замечательно их делает.

Борис Смолкин: Очень люблю ездить к теще на драники

Фото из личного архива Бориса Смолкина/ Репродукция Александр Глуз

ДОСЬЕ «СВ»

Борис Смолкин родился 2 марта 1948 года в Ленинграде. Окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. Больше 35 лет проработал в Театре музыкальной комедии северной столицы. Исполнил больше двух десятков ролей в кино, наибольшую известность из которых ему принес дворецкий Константин в телесериале «Моя прекрасная няня». Снимается в рекламе. Также часто озвучивает персонажей мультфильмов и кино, например, магистра Йоду в «Звездных войнах». Ведет программу «Это смешно!» на канале «Россия-1». У него двое сыновей. Старший — театральный продюсер, а младший занимается фигурным катанием.

Борис Смолкин: Очень люблю ездить к теще на драники

Фото из личного архива Бориса Смолкина/ Репродукция Александр Глуз

Подписывайтесь на VBORiSOVE.BY в Instagram. Мы выкладываем красивые фотографии города и сторис! Подписаться

Последние новости в Борисове