В Борисовском районном суде, как мы уже сообщали ранее, проходит процесс над двумя жителями Санкт-Петербурга, которые приехали в Беларусь, чтобы наладить изготовление психотропов в тайной лаборатории в Борисове и распространять наркотики по Минской области.

«Заказов становилось все больше», – рассказывал на следствии 25-летний Евгений Соколов, который был главным в преступной паре. Соколов признал свою вину, но отказался давать показания в суде. Обстоятельства его дела стали известны из выставленного обвинения.

Оказалось, молодой человек сначала прошел «курс молодого бойца» (как скрывать и находить мелкие партии наркотиков, так называемые «закладки») в Санкт-Петербурге, потом обучал этому преступному мастерству новичков в Гомеле, а оттуда перебрался в Борисов, т.к. получил предложение распространять наркотики по Минской области. Ему якобы обещали платить по 2 тысячи долларов ежемесячно. По данным следствия, в Москве Евгений приобрел оборудование для подпольной лаборатории, в Борисове арендовал квартиру и начал «работать». Заказов стало больше, сам уже не справлялся и поэтому вызвал на помощь в Борисов друга детства Алексея Сиротенко. Вместе они производили наркотики, делали «закладки» мелких партий в специальные тайники. Дело процветало – об этом свидетельствует запас в 2,9 кило приготовленных наркотиков, найденных в квартире оперативниками. Но долго поработать не удалось: через две недели, по показаниям Сиротенко, лабораторию «накрыли», он даже не успел получить первую зарплату, как оказался за решеткой. Сейчас Алексею Сиротенко, как и его другу Евгению Соколову, грозит до 20 лет лишения свободы.

Но, как отмечают наблюдатели, пожалуй, самое главное в этом деле еще остается «за кадром». Кто же организовал наркотический бизнес молодых россиян в Беларуси? Кто устроил здесь обучение кадров, обеспечивал поставки сырья для изготовления психотропов, платил за «ударный труд» деньги? Наконец, кто «крышивал» смертный бизнес и согласовывал неизбежные споры за рынки сбыта между конкурентами? По данным дела, нити этих лиц тянутся в Россию, но будут ли в процессе указанны конкретные фамилии, пока неясно.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ