Странно, вроде бы повод для триумфа, а государственная пресса его даже не заметила, пишет Белорусский партизан. Речь о выпуске первой партии автомобилей «Джили» из 220 штук на новом заводе под Борисовом.
Выпуск этой партии планировался  к 31 декабря прошлого года, не получилось. Переносили на июнь, на середину лета.  Но что-то не ладилось в экономических автомобильно-братских отношениях с китайцами, – дотянули до осени.
Удивительно, но даже на сайте министерства промышленности не нашлось места для этой новости. Подробно описывается, что из произведенного в Жлобине металла можно возвести 6849 Эйфелевых башен или 833 небоскреба «Бурдж-халифа», не обойдено вниманием выступление заместителя министра Дмитрия Корчика в Боровлянской школе. Видимо, дела на борисовском заводе на этом фоне выглядят сущей мелочью.
.
На выездной коллегии Минпрома, которая проводилась на Минском моторном заводе, министр Виталий Вовк сообщил, что автомобили «Джили» с нового завода поступят в продажу уже в ноябре.
Не удалось найти  точного перевода названия этого названия  с китайского на русский, но в поисках открылся  перевод  с французского. Выплыло значение– «замороженный».  У китайского автомобиля «Джили» есть существенные шансы стать тяжёлой обузой для белорусского машиностроения.
Одно дело – восторженные отзывы премьер-министра Андрея Кобякова, проехавшегося несколько минут на предоставленном ему автомобиле и другое дело – отзывы тех, кто успел эксплуатировать их несколько месяцев.
Андрей Кобяков  сказал журналистам, что ему предложили специально подготовленный экземпляр. И он бежит хорошо, мягко.
Виталий Вовк также поддержал рекламу новинки: «Если встанет вопрос покупки еще одного автомобиля или замены нынешнего, я даже думать не буду – остановлюсь на “Джили”. Для моего стиля езды этот автомобиль подходит. Да, он не слишком мощный, разгон не такой быстрый. Но как семейный автомобиль он очень хороший, комфортабельный. После опытной сборки я проехал на нем по полигону, мне он очень понравился. Я не любитель экстремальной езды».
А вот у владельца одной из автошкол, который купил два автомобиля «Джили» и поделился своими впечатлениями на сайте ABW.by, иные выводы, безрадостные.
Вначале его привлекла стоимость автомобилей, дизайн. Но разочарование наступило уже в первые дни. Почему углы ржавые, зазоры разные, противный запах китайской пластмассы, под горку машина не едет… И чем дальше, тем претензий больше.
В общем, со сбытом могут возникнуть серьёзные  проблемы. Что повлечёт за собой проблемы для всего проекта. Возникает ощущение, что его инициаторы и исполнители, принимая решения, не заглядывали даже на полдня вперёд. Министр Виталий Вовк хвалился в одном из интервью, что завод под Борисовом построен в рекордно короткие сроки. Мы уже знаем, что эта рекордность в строительстве не принесла пользы по существу, выпуск автомобилей задержался на девять месяцев.
По ходу возникла идея оснащать автомобили белорусским двигателем. Её обнародовали на выездном заседании Совмина в Борисове. Подробности держались в секрете, сообщили лишь, что их выпуск начнётся в ноябре 2017 года. Известно, что несмотря на обновление своей продукции,  Минский моторный завод такого заказа не получал.
Суета с двигателем и другими агрегатами автомобиля «Джили» вызвана авральной необходимостью. Если в автомобиле не будет 50 процентов белорусских составляющих, то продавать их в расхваливаемом Евразийском союзе будет невозможно, по установленным в этом сообществе правилам. Казахстан к тому же установил высокие утилизационные пошлины.
В Беларуси в прошлом году реализовали всего 750 автомобилей «Джили», причём, с помощью  бюджетных контор.
В России, создавшей мощности для производства более 3 миллионов автомобилей в год, продажи «Джили» ограничились мизером – 4473 автомобилями.
Если Борисовский завод начнёт выпускать 60 тысяч в год, то куда они будут деваться? Вообще же речь идёт о 120 тысячах.
Не на пустом месте появилась сильная озабоченность, а не взяться ли нам за выпуск электромобиля?! В этой волне, поднятой самим Александром Лукашенко, есть немало поводов для иронии, сарказма и грусти.
Александр Лукашенко катается на американском автомобиле «Тесла», расхваливает его, поручает изучить модель и сделать у себя что-то похожее. Это поручение адресуется, например, коллективу Минского автомеханического колледжа.
Просто попались ребята в поле зрения. Какой вклад в создание электромобилей они могут внести, если круг научных изысканий колледжа ограничивается темой «Апробация механизмов взаимодействия учреждений профобразования и организаций-заказчиков по определению и модернизации квалификационных требований к специалистам». Сформулировано более чем витиевато, но по сложности задачи явно уступает созданию электомобиля.
Поручение получил и руководитель Национальной Академии наук Владимир Гусаков, его даже стали называть главным конструктором электроприводной техники, хотя он по своей аграрно-экономической специализации далёк от этого. И представленный Академией электромобиль специалисты считают макетным образцом, иначе – игрушкой.
В этой бурной волне появился еще один тестировщик, вице-премьер Владимир Семашко. Он прокатился на «Джили», оснащённом электротягой. После чего было заявлено, что в Борисове через два-три года можно будет выпускать такую модель. Но для этого опять-таки надо будет производить хотя бы половину белорусских комплектующих. Еще ничего толком не ясно с выпуском обычной модели «Джили», уже замахнулись на электровариант. А надо же сделать по команде Александра Григорьевича, не хуже «Теслы».
И пока результаты этих трудов-поисков академии, колледжа, премьер-министра и его вице- доберутся до конвейера, то потребитель увидит, что это вчерашнее, позавчерашнее, забытое и мало кому нужное…

 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ