Новый социологический опрос не зафиксировал существенных сдвигов в геополитических предпочтениях белорусов. Эксперты полагают, что общественное мнение просто не успело отреагировать на события последних месяцев 2012 года, и ожидают некоторых изменений ближе к весне. Говоря конкретнее, эхо споров с Россией может снизить долю сторонников интеграции с ней.

Данные декабрьского опроса общественного мнения, проведенного Независимым институтом социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ, Литва), показывают, что с сентября значимых изменений среди сторонников интеграции Беларуси с Россией или Евросоюзом не произошло. При этом в сентябре 2012 года социологи уже зафиксировали заметное снижение настроений в пользу интеграции с Россией.

 

Динамика ответов на вопрос: «Если бы пришлось выбирать между объединением с Россией и вступлением в Евросоюз, что бы Вы выбрали?», %

вариант ответа 06’06 12’07 12’08 12’09 12’10 03’11 06’11 09’11 12’11 03’12 06’12 09’12 12’12
объединение с РФ 56,5 47,5 46,0 42,3 38,1 31,5 35,3 41,5 41,4 47,0 43,6 36,2 37,7
вступление в ЕC 29,3 33,3 30,1 42,1 38,0 50,5 44,5 42,0 39,1 37,3 39,8 44,1 43,4

 

При этом, как отмечают социологи, преобладающее число белорусов ощущают большую культурную близость с русскими, чем с европейцами, но именно во взаимоотношениях с Россией даже у белорусов может присутствовать опасение утратить свою национальную идентичность, раствориться в «русском море».

 

Кроме того, по мнению исследователей из НИСЭПИ, на отношение белорусов к России влияют«теснота и комплексность» двусторонних отношений, которые чреваты разнообразными сюрпризами.

Со своей стороны, политический аналитик и медиаэксперт Павлюк Быковский отмечает, что за последние месяцы улучшения отношений с Россией не произошло.

 

«Идет информационная борьба — взять хотя бы тему растворителей-разбавителей и прочее,— отметил эксперт в интервью БелаПАН. — И важно, что общественное мнение всегда очень консервативно, его трудно сдвинуть с какой-то точки, но когда оно уже сдвинулось, это трудно остановить. В принципе, волна прежних антироссийских настроений, ее отголоски по-прежнему присутствуют, что и влияет на результаты опроса».

 

Быковский отмечает, что общественное мнение отреагирует, если произойдут какие-то важные события. «Но пока у нас происходит как раз заморозка отношений с Россией. Не состоялось заседание Высшего госсовета Союзного государства, встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина были только мимолетные, важные вопросы вроде поставок нефти до сих пор не нашли своего решения», — подчеркнул аналитик.

При этом Быковский обращает внимание на тот факт, что доли сторонников интеграции с ЕС или Россией остаются соизмеримыми, геополитические предпочтения белорусов «не шарахаются резко из стороны в сторону, нет каких-то революционных изменений, все происходит достаточно плавно».

Аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов, со своей стороны, обращает внимание на то, что реакция общественного мнения на какие-либо события всегда отстает на несколько месяцев. Следующий опрос может показать изменения геополитических настроений белорусов в связи с событиями последних месяцев 2012 года (споры с Москвой по балансу нефти и по возврату в российский бюджет пошлин от экспорта нефтепродуктов под видом растворителей).

При этом Мельянцов подчеркивает: «Если взглянуть на ретроспективу геополитических предпочтений белорусов за 5-10 лет, то можно увидеть, что они приблизительно равные, но колеблются то в сторону России, то Европы. А если же брать промежуток совсем уж большой от начала опросов в 1992-1993 годах, то наблюдается рост и усиление проевропейских настроений».

В то же время собеседник отмечает, что выбор между Востоком и Западом для большинства белорусов «не является ценностной установкой, а скорее отражает достаточно конъюнктурные интересы».

 

«То есть, грубо говоря, если Россия предлагает больше, чем ЕС, соответственно, растут пророссийские настроения. Если же появляется какая-то видимость выгоды от проевропейской интеграции, то белорусы склонны поддерживать сближение с Европой. И эта зависимость очень четко видна», — подчеркивает политолог.

 

Мельянцов отмечает, что доля приверженцев таких европейских ценностей, как права человека, свобода прессы, верховенство закона, приблизительно совпадает с долей тех, кто поддерживает белорусскую оппозицию (обычно это 20-25% респондентов).

«И есть такие же приверженцы российского направления, — говорит политолог. — И те, и другие — это некий костяк, а все остальные респонденты выбирают скорее прагматически и рационально, нежели исходя из ценностных установок».

Иными словами, для большинства белорусов выбор между Евросоюзом и Россией является не выбором между двумя типами менталитета и культуры, а выбором именно материальной выгоды.«Большинство выбирает не ценности, а то, что им дает эта интеграция», — уверен Мельянцов.

В декабрьском опросе НИСЭПИ также интересны данные, которые касаются осведомленности белорусов об инициативе ЕС «Европейский диалог о модернизации с Беларусью». Если в сентябре о существовании этой инициативы знал каждый пятый опрошенный (20,9%), то в декабре — уже каждый четвертый (25,3%). Также выросла — с 40,3% до 48% доля тех, кто полагает, что подобная программа необходима Беларуси.

Павлюк Быковский признается, что его «немножко удивили» такие результаты. «Как человек, который профессионально отслеживает информацию в газетах и на сайтах, я знаю об этой инициативе и замечаю публикации, посвященные ЕДМ. Но вместе с тем, общаясь с другими людьми, не уверен, что так много людей на эту тему говорило», — отметил медиаэксперт.

Быковский не исключает, что это может быть тот случай, когда участники опроса мистифицируют социологов. «Люди хотят казаться умнее, более продвинутыми, политически подкованными, поэтому положительно отвечают на вопрос», — предполагает аналитик.



КОММЕНТАРИИ