Два года назад в Борисове произошла трагедия, имевшая в стране громкий резонанс: шестеро жильцов двух квартир дома на улице Днепровской отравились угарным газом. Суд назвал виновных, двух слесарей «Борисовгаза», которые были осуждены к 4 годам колонии–поселения. Но оставим в стороне юридическую сторону трагедии и обратимся к технической. Все ли выводы сделали работники коммунальных, газовых и прочих специализированных служб, которые отвечают за нашу безопасность? Хорошо ли они организованы? Мы можем быть спокойны?

Через год первый заместитель начальника главного следственного управления Следственного комитета Василий Галь констатировал: «…Мы, мягко говоря, удивились: в стране нет единой системы газового надзора…»

Это и создает все условия для несвоевременного и некачественного обслуживания газового оборудования. Формально эта функция возложена на Минэнерго, но стройной системы специализированных газонадзорных подразделений пока нет. Возлагать надзор на ГПО «Белтопгаз» нелогично: эксплуатирующей службе пришлось бы себя и контролировать.

Системность проблемы подтвердили и события на минской улице Авакяна, описанные 22 декабря прошлого года в статье «Уроки одного ЧП». Речь шла о происшествии, почти идентичном борисовскому: в доме №36 угарным газом отравились двое взрослых и ребенок. Обошлось без тяжких последствий. Квартира, как и прочие, оборудована газовой колонкой. Официальные ответы поступили из администрации Октябрьского района (к его территории относится улица Авакяна) и управления Белорусской железной дороги: дом находится на балансе Минской дистанции гражданских сооружений. Позже автора статьи пригласил заместитель начальника Минского отделения дороги Александр Хорошевич, заметив в начале разговора, что «критика показывает, где надо улучшить работу».

Собеседник заверил, что обследуются все аналогичные здания: Минская дистанция гражданских сооружений эксплуатирует 132 жилых дома общей площадью 137 тыс. кв. метров. Этот вид деятельности для дороги непрофильный, поэтому жилфонд и сети планомерно передаются в коммунальную собственность. Вопрос не только технический, но и экономический: это дорого.

Подробное перечисление всех проделанных работ занимает несколько страниц, хотя и в статье они получили должную оценку: «Реакция на происшествие была практически мгновенной и эффективной… Едва ли все это можно было сделать быстрее». Выделю главное. После ЧП был издан приказ «О создании рабочей комиссии» по расследованию причин случившегося. В адрес УП «Противопожарные работы» РГОО «БДПО» была направлена претензия о ненадлежащем исполнении договорных обязательств. Оттуда в адрес дистанции был представлен акт проверки технического состояния здания, в котором сказано что «…дымовые и вентиляционные каналы жилого дома № 36 по ул. Авакяна непригодны к дальнейшей эксплуатации».

Работы приближаются к финальной стадии. Рабочие уже заделывают в квартирах кухонные стены, которые пришлось повредить в процессе герметизации каналов. Но вопросы к газовщикам остаются. Претензия в адрес УП «Противопожарные работы» была направлена 27 ноября. И уже на следующий день, 28 ноября, в дистанцию был представлен акт от 27 (!) ноября, констатирующий непригодность каналов.

Получается, что проверка требует так мало времени? Или проводилась формально? Ясно же, что дымоходы пришли в аварийное состояние не в один момент. Выходит, что даже борисовская трагедия не обострила бдительности работников газовой службы. Что и подтверждает выводы представителя Следственного комитета: эффективной системы газового надзора в стране нет. Кстати, еще год назад ведомство сформулировало свои предложения относительно создания такой системы: какова их судьба?

Отвечая на этот вопрос, первый заместитель генерального директора ГПО «Белтопгаз» Александр Жилко согласился, что газовые службы не должны контролировать сами себя, надзор должен быть государственным: «По поручению Министерства энергетики соответствующие положения и нормативные документы были разработаны и поданы на согласования в другие министерства и ведомства. В течение года они прорабатывались и сейчас находятся на последней стадии перед внесением в Совет Министров».

Будем надеяться, что эти документы снимут все вопросы, которые пока вызывает работа газовых служб. Но будет неправильно пенять только на них: странную беспечность проявляют и некоторые жильцы. Как сказано в официальном ответе, жильцы той самой квартиры, в которой потом случилось отравление, по крайней мере, трижды не обеспечивали представителям УП «Противопожарные работы» допуск в квартиру для проверки вентсистем: 27 марта, 27 июня и 27 сентября 2017 года. А к моменту нашего разговора с Александром Хорошевичем — когда ремонтные работы шли по всему дому — допуск в жилье не обеспечили жильцы еще двух.



КОММЕНТАРИИ