3 сентября в суде по “делу Коржича” прокурор озвучил заключение посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы в отношении погибшего солдата. Выяснилось, что диагноз “соматоформная вегетативная дисфункция”, поставленный 21-летнему пинчанину во время лечения в медицинской роте, судебно-медицинские эксперты считают психическим расстройством, сообщает euroradio.fm.

Следствие уверенно заявляет: Александр Коржич повесился сам, а причиной тому были неуставные отношения в 3-й роте 3-й школы 72-го учебного центра в Печах. Сейчас выясняется, что парень страдал психическим расстройством. Хотя судебно-медицинские эксперты и подтверждают, что 20 сентября военный перестал жаловаться на боли в сердце, а на момент выписки был спокойным и адекватным в поведении, а также — что нет таких индивидуальных психологических особенностей, которые бы однозначно приводили к суициду, наличие психического расстройства — это еще один аргумент в пользу версии о самоубийстве.

Диагноз “соматоформная вегетативная дисфункция” уже звучал в судебном зале — его комментировали свидетели, которые выступали в суде ранее. В отличие от следствия, военные психиатры, которые осматривали Александра Коржича, придерживаются мнения, что это не психическое расстройство, а очень распространенное заболевание, свойственное большого количества юношей.

“Может ли стать такой диагноз основанием для самоубийства?” — “Нет”

31 августа психиатр, подполковник Павел Зарецкий, который принимал Сашу Коржича 18 сентября 2017 года — за 8 дней до его предполагаемого самоубийства — говорил, что парень был полностью здоров. У психиатра вообще не было причин ставить какой-то диагноз!

“Перед тем, как ко мне привозят военнослужащих, мне присылают их документы, — рассказывал суду Зарецкий. — Мне прислали медицинскую, служебную, социально-психологическую характеристики и личное дело Коржича. Я изучил всё, поговорил с ним минут 40. Суицидальных мыслей не было. Он хотел продолжать службу в армии. Он был даже немного удивлён, что его привезли к психиатру”.

20 сентября Коржича снова повезли к психиатру. На этот раз — выше Зарецкого.

“Я таких рекомендаций не давал. В тот момент, когда он находился у меня, он был адекватен и вёл себя спокойно. Я не считал нужным выставлять ему диагноз, потому что он был совершенно здоров”, — продолжает давать показания подполковник.

О диагнозе СВД, который поставили Коржичу, подполковник Зарецкий говорит так:

“Это может появиться почти у каждого человека, например, после ссоры с начальником. Это рабочий, расплывчатый диагноз, который ставится, когда врачи точно не знают, что с пациентом. Это дает возможность отправить на дальнейшее обследование”.

Одна из адвокатов обвиняемых интересуется у психиатра, может ли стать такой диагноз основанием для самоубийства. Зарецкий уверенно отвечает: “Нет”. Более того, он говорит, что между названиями болезней “соматоформная вегетативная дисфункция”, “вегетососудистая дистония” и “нейроциркуляторная астения” можно поставить знак равенства. Это всё не психические расстройства, а только нарушения вегетативной нервной системы.

“Психически здоров”

Психиатр Марина Бубенчик, которая также принимала Александра Коржича, как и Павел Зарецкий, поставила ему диагноз “психически здоров”. Об этом женщина рассказала суду 30 августа.

Старший сержант, медбрат Михаил Медвецкий лечил Коржича, когда тот попал в медпункт №1 учебного центра в Печах.

“Нормальный парень, ничего сверхъестественного, никаких мыслей не высказывал. Лежал с диагнозом “нейроциркуляторная астения” и простудными заболеваниями. Диагноз НЦА был пoставлен терапевтом медроты”, — рассказывает в суде старший сержант.

Коржич жаловался Медвецкому на боли в сердце. Тот давал ему валерьянку и делал ЭКГ. Кардиограмма не показала проблем. Её Коржичу в медпункте сделали дважды.
Обвиняемые сержанты по “делу Коржича”. Слева направо: Антон Вяжевич, Евгений Барановский и Егор Скуратович.

Пострадавшая Светлана Коржич на заседании 3 сентября подала ходатайство о том, чтобы в суд в качестве свидетеля вызвали терапевта медицинской роты Екатерину Чумак. А адвокатка обвиняемого Евгения Барановского попросила допросить психолога и психиатра, которые делали посмертную психолого-психиатрическую экспертизу. Суд удовлетворил оба ходатайства.

Уголовное дело о гибели 21-летнего солдата-срочника Александра Коржича в учебном центре в Печах рассматривают уже месяц. Обвинение предъявлено трём сержантам: Евгению Барановскому, Егору Скуратовичу и Антону Вяжевичу.

Тело Александра Коржича нашли в петле в подвале медицинской роты войсковой части 3 октября 2017 года. Оно находилось там целую неделю. У солдата были связаны ноги, а на голову была надета майка.

Расследование громкого дела длилось полгода, рассматривались три версии гибели. В апреле 2018 года Следственный комитет сообщил, что Коржича довели до самоубийства коллеги. Мать солдата в эту версию не верит, а пострадавшие солдаты говорят, что у Александра Коржича не было причин сводить счеты с жизнью.



КОММЕНТАРИИ