Кратко об основном, что мы узнали на процессе: дедовщина, оправдания обвиняемых, показания офицеров и несовпадения в официальной версии о суициде.

18 сентября судебный процесс по делу о смерти Александра Коржича был приостановлен на 10 дней. Это первый длительный перерыв от начала рассмотрения дела. Ранее суд делал перерывы не более чем на один день, это случалось дважды из-за неявки важных свидетелей.

Причиной приостановления рассмотрения дела стали показания обвиняемых сержантов физического и психологическое давление со стороны КГБ во время предварительного следствия. Все трое настаивают – показания, данные ими в «американке», не соответствуют действительности. Обвиняемые в смерти Коржича сержанты Барановский, Скуратович и Вяжэвич настаивают, что оговорили друг друга под давлением сотрудников спецслужб. В результате прокурор постановил провести специальную проверку. Если заявления о давлении КГБ не подтвердятся фактами, обвиняемым в смерти солдата сержантом грозят новые уголовные дела за дачу ложных показаний.

Проверку заявлений сержантов будет проводить Следственный комитет, она займет минимум 10 дней. Процесс возобновится 8 октября. На суде осталось только выслушать позиции сторон и объявить приговор. Напоминаем коротко о том, что рассказали о последних месяцах жизни Александра Коржича его товарищи по службе, офицеры и обвинены в смерти солдата сержанты.

Сослуживцы – Мы не знаем, почему он повесился

Суд по делу о смерти Александра Коржича начался 8 августа. Первые несколько недель почти полностью были посвящены допроса потерпевших – бывших сослуживцев погибшего солдата. На суд их привозили организованно, партиями по несколько десятков человек. Всего судья и прокурор опросили около 60 солдат. Почти все они рассказали о неуставных отношениях в части, где служил Коржич. Наиболее частые проявления – поборы за пользование мобильниками и за разрешение посещать магазин, избиение за незначительные нарушения дисциплины и правил внешнего вида, конфискация переданных родными и друзьями продуктов.

Допрос каждого из потерпевших продолжался от 30 минут до 3 часов. Никто из солдат не выступил с требованием о компенсации причиненного ему морального и материального ущерба. Некоторые из пострадавших заявили в зале суда, что пострадавшими себя не считают.

Коржича сослуживцы характеризовали исключительно положительно. Большинство из пострадавших рассказали, что изменения в его настроении произошли примерно за месяц до смерти, после посещения медицинской части, где Александр Коржич лечился от простудного заболевания. Никто из сослуживцев не смог объяснить, что могло стать причиной самоубийства. По их словам, «Коржича никто из сержантов больше других солдат не бил».
Офицеры – Это был сбой системы

На процессе выступила около десяти офицеров, всех их допрашивали в качестве свидетелей. В том числе бывшего командира роты Коржича Павла Сукавенку . Первоначально он был задержан по делу о гибели солдата, но позже его дело выделили в отдельное. Кроме Сукавенки, в суд вызвали бывшего командира Объединенного учебного центра в Печах полковника Чернецкого, командира части Коржича подполковника Чернова , заместителя командира роты по идеологической работе капитана Чирковаи других. Все они сказали суду, что ничего не знали о фактах неуставная отношений и услышали о них впервые, или от сотрудников Следственного комитета, либо от матери Коржича. По словам офицеров, им ничего не известно о причинах смерти солдата. Подполковник Чернецкий назвал трагический случай «сбоем системы».

Обвиняемые – Виновными в смерти Коржича себя не считаем

Допрос сержантов, обвиняемых в смерти Александра Коржича, начался только в середине сентября, более через месяц от начала процесса. Все трое заявили, что не считают себя виновными в смерти бывшего подчиненного. Сержанты признали только факты получения денег от подчиненных за разрешение пользоваться телефонами в любое время, а также факты нанесения ударов подчиненным солдатам. При этом обвиняемые заявили, что делали это в воспитательных целях, потому что «иначе солдатам не доходило».

Все трое обвиняемых заявили, что раскаиваются в содеянном. Также сержанты сообщили, что к моменту задержания не считали свои действия преступными, потому что такие неуставная отношения существовали в Печах длительное время и считались «неуставная традициями части». В свою очередь, обвиняемые заявили, что сами стали жертвами физического и морального насилия со стороны руководства роты старшего лейтенанта Павла Сукавенки и прапорщика Артура Вирбала , которые требовали от подчиненных сержантов приобретать продукты и физически наказывали их за проступки рядовых. Суд над Сукавенкам и Вирбалам начнется 1 октября, обвиняемые в деле Коржича сержанты проходят по тому делу как потерпевшие.
Эксперты – Это могло быть самоубийство

В качестве экспертов на процессе выступили патолягаанатам, психиатры и психологи. По словам патологоанатома, на теле Александра Коржича не было найдено следов борьбы, а его смерть была вызвана механической асьфиксияй в результате повешение. Психиатры сказали, что незадолго до смерти в Коржича не было выявлено психических заболеваний и суицидальных настроений, однако это не исключает того, что солдат мог совершить самоубийство. Его причиной могли быть как взаимоотношения внутри воинской части, так и внешние причины, не связаны с военной службой.

То, что тело Александра Коржича нашли повешенным с завязанной на голове майкой и связанными ногами, один из экспертов (патологоанатом) объяснил желанием избавить себя возможности спастись в последний момент или намерением выдать суицид за убийство. В то же время эксперты-психиатры не смогли однозначно оценить такие действия и назвали случай Коржича «очень усложненным» для рядового самоубийство.

Все повреждения, замеченные на теле Александра Коржича его родными и друзьями, имеют, по словам экспертов, посмертное происхождение.

Мать – В самоубийстве я не верю

Светлана Коржич посещала процесс с адвокатом, которую дала государство. Приезжала мать примерно на треть заседаний, активно участвовала в допросах свидетелей и обвиняемых и подавала ходатайства. Она по-прежнему настаивает, что ее сын стал жертвой убийства. Во время процесса не удалось выяснить, каким образом Александр Коржич смог попасть в подвал мэдроты в день своей выписки, почему его не искали в течение недели после исчезновения, каким образом он смог сам повеситься в полной темноте, без лестницы или стула, причем не повредив и не выпацкавшы формы. По словам Светланы Коржич, все это свидетельствует в пользу версии о насильственной смерти ее сына. Она также продолжает настаивать на привлечении к ответственности не только сержантов, но и офицеров, включая полковником Чернецкий.



КОММЕНТАРИИ