Как ранее сообщал VBORiSOVE.BY, сегодня, 1 октября, Минский областной суд начал рассмотрение уголовного дела в отношении командира учебно-танковой роты Павла Суковенко и прапорщика Артура Вирбала.

Их обвиняют в злоупотреблении властью. По делу семь потерпевших. Среди них сержанты Евгений Барановский, Егор Скуратович и Антон Вяжевич. Они находятся на первой скамье в окружении десятка конвоиров. Уже два месяца их судят за доведение до самоубийства рядового Александра Коржича. Сегодня на процессе они в новом для себя статусе.

Обвиняемые Павел Суковенко и Артур Вирбал были задержаны осенью 2017 года после гибели 21-летнего солдата Александра Коржича. Первоначально Вирбала подозревали в мошенничестве: якобы он забрал карточку рядового и пользовался ею. Но затем и Вирбалу, и Суковенко было предъявлено обвинение по ч. 1, ч. 2 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти). Их дела выделили в отдельное производство, за доведение до самоубийства Коржича на скамью подсудимых отправились сержанты Евгений Барановский, Егор Скуратович, Антон Вяжевич.

В августе Павел Суковенко и Артур Вирбал уже появлялись в суде, их конвоировали на процесс по громкому делу как свидетелей. Сегодня — они уже обвиняемые, а Барановский, Скуратович, Вяжевич — потерпевшие.

Перед началом процесса в зал заходят около 20 курсантов Военной академии, они просто слушатели, пишет TUT.BY. Возле железной клетки и первой скамьи десяток конвоиров, они охраняют потерпевших: сержантов Евгения Барановского, Егора Скуратовича и Антона Вяжевича, которые сидят напротив судьи. Всего в этом деле семь потерпевших.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Артур Вирбал. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

По версии следствия, Артур Вирбал должен был «знать и умело исполнять требования устава, быть честным и дисциплинированным, умело воспитывать подчиненных, проявлять чуткость и внимание», но вместо этого не раз применял физическую силу к сержантам и солдатам.

— Вирбал приказал принять упор лежа Бритикову, Барановскому, Вяжевичу и ударил не менее двух раз деревянной палкой по ягодицам, — зачитывает обвинение прокурор Вадим Лолуа.

Как указано в материалах уголовного дела, прапорщик бил сержантов и солдат по надуманным поводам и за упущения по службе. Бил палкой по спине, наносил удары по голени, а однажды заставил «Шуляковского и иных неустановленных лиц» отжаться не менее 20 раз. Чем причинил потерпевшему моральный и физический вред, а также причинил вред государственным и общественным интересам, тем самым подорвав авторитет белорусской армии.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Павел Суковенко. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Вирбал действовал открыто, дерзко, демонстративно, желая самоутвердиться, скрыть свою некомпетентность, показать мнимое превосходство, — зачитал обвинение прапорщику прокурор.

Командира роты Павла Суковенко обвиняют в том, что он требовал у военнослужащих купить продукты питания, присваивал себе их деньги, а также применял физическую силу.

По версии следствия, с сентября 2016 года по сентябрь 2017 года Суковенко присвоил себе деньги, которые предназначались подчиненным в качестве денежного довольствия. Например, сержанту Егору Скуратовичу он не выдал 39 рублей, а всего командир роты забрал себе 64 рубля 29 копеек.

В этом суде, как и в процессе по гибели Александра Коржича, фигурируют похожие эпизоды. Например, если там обвиняемые сержанты требовали кофе, булочки, сигареты у рядовых, то здесь уже командир роты требовал у сержантов кофе, сосиски в тесте. Например, только Евгений Барановский купил Суковенко около 100 пакетиков растворимого кофе.

Также командира роты обвиняют в том, что он заставлял солдат отжиматься и применял к ним физическую силу.

— Суковенко при проверке знаний устава бил деревянной палкой по ягодицам и спине, — зачитывает обвинение прокурор Вадим Лолуа.

И таких эпизодов в материалах уголовного дела десятки.

— Вину признаю в полном объеме, — заявляет из клетки Артур Вирбал.

— Часть первую (ст. 455 УК — прим. TUT.BY) признаю полностью, вторую — частично. Не признаю насилие, что бил палкой, ногами и кулаками, — говорит Павел Суковенко.

Напомним, Минский областной суд продолжает рассматривать уголовное дело в отношении сержантов Евгения Барановского, Егора Скуратовича, Антона Вяжевича. Им вменяют ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия), ч. ч. 1, 2 ст. 430 (Получение взятки), Барановскому еще и ч. 1 ст. 205 (Кража). Выступая в суде в качестве свидетеля, 24-летний командир учебно-танковой роты Павел Суковенко заявил: он не до конца был готов занимать эту должность, свои должностные обязанности назвать полностью не мог.

— Я не встречал ни одного офицера, который бы в полном объеме знал свои обязанности, — заявлял в августе во время процесса Суковенко.

Другой фигурант, 25-летний прапорщик Артур Вирбал, рассказывал, что банковская карточка Коржича у него находилась неделю.

— Это было 10−12 июля 2017 года. Спросил у Барановского, кто может одолжить денег, он привел Коржича.(…). В тот же день пошел в «Евроопт», купил необходимые мне продукты, — рассказывает прапорщик Артур Вирбал.

По его версии, он вернул рядовому Александру Коржичу 45 рублей.

— Мне стыдно, но я не сделал ничего криминального. Совершил ошибку, а обернулось вот так, — говорил из клетки Артур Вирбал.

Процесс продолжается.



КОММЕНТАРИИ