«Она должна была остаться «овощем». Борисовчанка выжила после трех инсультов и комы

В августе 2014-го 22-летней Вике в Борисове диагностировали остеохондроз в стадии обострения, а спустя неделю у нее случился первый инсульт.

Оказалось, у борисовчанки была патология под стволом головного мозга, никто не брался ее оперировать — почти 100% летальный исход прямо на столе.




В преддверии рождественских праздников Sputnik рассказывает, как Вика победила смерть и почти победила болезнь. Историей девушки делится ее мама — она прошла с ней через все реанимации и многочисленные больничные койки.

Все началось с резкой головной боли — до этого Вика была практически здоровым человеком.

«Вика была дома. Сидела на диване, вдруг резко вскочила и схватилась за голову — пожаловалась на сильную боль», — начинает рассказ ее мама Зоя Александровна.

Врачи больницы в Борисове диагностировали у девушки остеохондроз в стадии обострения и посчитали, что госпитализация ей не требуется. Лучше не становилось; еще несколько дней им обеим пришлось обивать пороги в различных местных медучреждениях в поисках помощи.

Спустя неделю Вику повезли в столицу на платное МРТ: тогда, прямо в машине, у нее случился первый инсульт, с которого и началась борьба, растянувшаяся уже почти на пять лет. Первые два года родные в прямом смысле боролись за ее жизнь.

«У нее обнаружилась патология под стволом головного мозга, никто не брался ее оперировать — почти 100% летальный исход прямо на столе. Мне врачи не сказали, что это не последнее кровоизлияние, пожалели. Скоро случилось еще одно, а в 2015-м году в ее мозгу разорвалась кровеносная ангиома (сосудистая опухоль)», — рассказывает женщина.

Вика попала в РНПЦ неврологии и нейрохирургии в Минске. Сразу после поступления врачи сказали, что девушке уже нельзя ничем помочь.

«Вы сами представляете, какое у меня было состояние — разумеется, я умоляла их спасти ребенка. Профессор Юрий Шанько все же рискнул ее прооперировать, без гарантий: вероятность того, что она выживет, не превышала 1-2%, в лучшем случае она должна была остаться «овощем».

Все вокруг говорили, что Вики уже почти нет, но мать же в такое никогда не поверит: как это — Вики нет? В итоге доктор девять часов провел над ней у операционного стола. А после она впала в кому», — делится Зоя Александровна.

«Никто не верил, а она открыла глаза»


В реанимацию мать девочки пускали без лишних вопросов. Позже Вика расскажет маме, что, находясь в коме, не видела никакого света в конце тоннеля, скорее, даже наоборот: бродила по темному холодному лесу, звала родных, но не получала ответа. «Но я точно знала, когда — день, когда — ночь, потому что днем ты всегда стояла над моей койкой», — вспоминала выжившая девушка.

А спустя две недели Вика открыла глаза. «Врач отправил меня к ней, чтобы позвала — мол, вдруг отреагирует на голос матери. Безумно страшно было стоять над ней и понимать, что она может быть «растением». Я позвала, она глаза огромные открыла, но на секунду. Мне надо было убедиться, что она в себе, я попросила у нее знак: сунула свою руку в ее ладонь, а она ее стиснула.

Потом какое-то время она постоянно спала, меня это пугало, а врачи объясняли: она ослабла и набирается сил. Никто не верил, а она очнулась, слыша все и понимая, выкарабкалась», — делится мама.

Девушка была совсем обездвижена, страшно высохла — весила меньше 40 килограммов. Вику оборачивали в толстые одеяла, иначе она попросту не могла лежать — так сильно торчали кости. Почти лишилась зрения.

«До сих пор помню, как страшно было от нее слышать: «Я тебя не вижу, просто знаю, что ты здесь». Я и не осознавала тогда, что она совсем ослепла», — вспоминает Зоя Александровна.

Тяжелее всего — морально


Восстановление растянулось на годы. Память и осознание происходящего Вику не покидали: физические страдания – полбеды. Невыносимо было морально. Порой у нее случались нервные срывы.

«Столько в больницах были, что забыли дом — возвращались будто в чужой, так непривычно. Но руки она никогда не отпускала, Вика же — победа, она такой сильный человек! Я до сих пор, как во сне, и плачу ночам и — просто не верится, что это с нами. Но я точно знаю, что мы поставим ее на ноги», — уверена мама девушки.

Эмоционально зимы даются Вике чуть легче, рассказывает она. «А когда наступает лето, кричит порой — мол, почему все ходят, а я — нет, за что это мне, почему это со мной. Я успокаиваю, прошу, чтобы потерпела. Мы ее одеваем как можно красивее, чтобы она понимала, что не пропала после всего этого. Она ведь молодая, ей просто хочется жить», — делится Зоя Александровна.

Она вспоминает, как однажды отвезла дочь в парк. «Ей там продавец воздушный шар подарила… Слез у нас не осталось, но она так кричала потом от этой жалости. Порой в запале Вика говорит, что инвалидом жить не будет. Но она справится», — убеждена женщина.

Восстановление Вики растянулась на годы, но семья верит, что все обязательно будет хорошо

Общение с друзьями и подругами, которые когда-то окружали девушку, свелось к минимуму, а потом и вовсе сошло на нет. Но, к счастью, рядом оказались и другие.

«У Вики была одноклассница, с которой они не слишком тесно общались, а вот после трагедии сблизились: теперь она постоянно собирает общих приятелей в Викин день рождения, а на прошлый Новый год они даже в костюмах в гости пришли. Раньше она видеть никого не хотела: лицо деформировалось до неузнаваемости за время болезни, но недавно мы сделали ей операцию. Теперь она красивая», — улыбается мама.

Зоя Александровна считает, что случившееся кардинально изменило Вику. «Она поняла, как важно ценить то, что есть. Очень повзрослела. И, конечно, мечтает встать — работать, заниматься чем-то, просто жить».
Защитила диплом!

Случай Вики — действительно редчайший: несколько лет назад специалисты и вообразить не могли, что она справится. Сначала никто не верил, что Вика выживет. Потом — что выйдет из комы. А сегодня она ходит, пусть и с большим трудом, и видит, пусть и не так отчетливо. Скажите после этого, что чудес не бывает.

После трагедии Вика не очень любит фотографироваться


«Мы постоянно работали сами, но спасла Вику операция стволовыми клетками — именно после нее к ней начало возвращаться зрение и она смогла, хоть и не очень уверенно пока, вставать на ноги. Ходит с моей помощью и палочкой-«четырехножкой». Встает на эллипсоид, мы выходим на улицу», — рассказывает Зоя Александровна.

Вика может работать за компьютером; ее знания тоже остались с ней: в минувшем году девушка защитила диплом.

«Сложной была первая неделя до сессии, пока Вика адаптировалась. Это ведь педуниверситет, коллектив почти женский. Кругом — девочки красивые, а она в таком состоянии… Очень тяжело ей это далось», — с дрожью в голосе вспоминает мама.

В этом году Вике исполнилось 27. Борьба длится уже пятый год, за это время одна из комнат в квартире Комаровых превратилась в спортзал. Родные привлекают для работы с девушкой всех доступных специалистов, едва услышав положительный отзыв: приглашали к себе частных врачей из Украины; недавно вернулись из Бобруйска, где сами прожили три месяца ради занятий в бассейне с известным в Беларуси тренером.

Вика старательно занимается - борьба за возвращение в нормальную жизнь длится уже пятый год

Трагедия изменила жизнь каждого в семье Комаровых. «Мы живем на две пенсии по 300 рублей. Дима (брат) всего себя посвятил Вике — все, что ему удается заработать, отдает на ее восстановление и реабилитацию. Надя (сестра Вики) говорит, что спать не может: не представляет, как дальше жить, если Вику не получится поставить на ноги», — делится Зоя Александровна.

Останавливаться, добившись таких результатов, родные девушки не намерены. Следующий шаг — лечение в Китае, куда Вику отправят, как только удастся собрать необходимую сумму: специалисты долго изучали бумаги девушки и заверили, что смогут ей помочь.

Все желающие оказать помощь семье Вики Комаровой могут обратиться напрямую к Зое Александровне по телефону +375(29)302-64-22.

Последние новости в Борисове