Бывшие воспитанницы защищают в суде маму-воспитателя, обвиняемую в истязании детей

Зоя Каторгина. Фото: Вадим Замировский, TUT.by

В суде Борисовского района продолжают разбирать дело Зои Каторгиной — родителя-воспитателя детского дома семейного типа. Женщину обвиняют по ч.2 ст. 154 УК — истязание несовершеннолетних. Ей грозит до 5 лет лишения свободы.

Напомним, Зоя Каторгина с приемными детьми жила в одной из деревень Борисовского района. Их семья считалась образцово-показательной. В последнее время они с мужем воспитывали десять девочек, сейчас дети — потерпевшие по делу. Одной из воспитанниц уже исполнилось 18, остальным от 7 до 15 лет. По данным следствия, женщина избивала детей. Кроме того, утверждает следствие, воспитанники проживали в антисанитарии. Но каждый раз, зная о предстоящих проверках, женщина готовилась и искусственно создавала видимость благополучия.

Ранее суд разбирал дело ее 63-летнего супруга, его осудили на 11 лет. Мужчина находится в колонии усиленного режима в Новополоцке за сексуальное насилие над воспитанницами детского дома. О насилии рассказала одна из воспитанниц в беседе с психологом. Оказалось, что пострадали две девочки: одна несовершеннолетняя, вторая — малолетняя.

Две первые скамьи в зале суда в понедельник заняли потерпевшие. Тут восемь девочек. Самой младшей из них, Маше, 8 лет. Еще до начала заседания одна из потерпевших Алина хотела передать Зое Каторгиной склеенный из бумаги конвертик, но ей не разрешили.

— Алина, отправь по почте, — сказала ей обвиняемая.

За дверью стоят еще несколько девушек: они в разное время жили в доме Зои Каторгиной. Бывшие воспитанницы — свидетели, которых пригласила сторона обвинения. В своих показаниях многие из них рассказывают, что даже после выпуска поддерживали хорошие отношения с обвиняемой, приезжали в гости. «Вы семья, должны друг за друга стоять», — озвучила одна из свидетельниц правило, которому их учила Зоя Каторгина. И добавила, что мама любила всех без исключения.

Первой в процессе допросили свидетеля Алену. Ей 19 лет, в семье обвиняемой она жила в 2013—2015 годах. Девушка рассказывает, что в доме ей было хорошо. При ней Зоя Каторгина никогда никого не била. Позже эту же фразу не раз повторят и другие бывшие воспитанницы. Из домашних правил Алена вспоминает лишь одно: в кухне висел график дежурств. По очереди мыли посуду, лестницу.

— Мы жили так: есть обязанность, нужно ей следовать, — описывает обстановку Алена. — Бывало, ругались, но чтобы она била — такого не было. Если в комнате не убралась, она говорила: «Уберитесь» — но не била.

Во время допроса Алена вспомнила случай, когда воспитанницы, которые на тот момент жили в доме, звонили психологу, жаловались на Зою Каторгину.

— Это Виолетта нас подговорила, — урывками вспоминает ту ситуацию свидетель. — Мы, наверное, поругались с Зоей Александровной.

Сама Виолетта чуть позже скажет: такой ситуации не помнит. Морально, не будет она отрицать, девочкам от Каторгиной прилетало каждый день. Ведь каждая из них, пояснила свидетель, — человек с характером. Про себя же вспомнит: однажды в метель обвиняемая «минут на 10−15» отправила ее чистить снег. Каторгину в этом случае девушка оправдывает и объясняет, что получила тогда за «свои косяки».

Что же касается Алены, то причину звонка психологу она не помнит. При этом не отрицает: звонила именно она. Почему? Потому что была самая старшая. Остальные девять девочек стояли рядом.

— Что вас не устраивало? — еще раз переспросил свидетеля гособвинитель Сергей Лытин.

— Наверное, психанули, — ответила Алена.

Позже одна из потерпевших, София, пояснит, что в тот день они поссорились с Зоей Каторгиной.

— Она (Зоя Каторгина. — Прим. TUT.BY) сварила суп, всем стало плохо, — вспомнила тот момент девочка и рассказала: когда обвиняемая уехала, они сообщили психологу про суп и про конфликт. — Вечером приехала Зоя Александровна. Сказала, что нам никто не поверит и ей все равно будут платить деньги.

Вторая свидетельница — 26-летняя Анна. В доме Каторгиных она жила в 2005—2010 годах. Даже спустя столько лет она зовет обвиняемую мамой. Говорит, все дети ее так называли. Единственной обязанностью, которая была у девочек в семье, она называет учебу. За плохие оценки, вспоминает девушка, Зоя Каторгина могла поругать.

— Говорила: «Если не будете учиться, то придется работать».

По словам Анны, потерпевшие Алина и Соня писали ей, что никто их не бил. Девочки, по ее мнению, сожалеют, что случилась эта история.

— Почему они так делали (заявляли об истязаниях — Прим. Ред.)? — уточнила судья.

— От обиды. У Алины так точно она есть. С самого детства она всегда с мамой. Потом в доме появились новые дети, и мама стала меньше уделять ей внимания.

— А Соня?

— Она подвержена чужому влиянию, — отвечает свидетель. — Соня мне пишет, что хочет к маме. Хочет, чтобы ее пустили маму обнять.

Обидой объяснит поведение потерпевших и еще одна бывшая воспитанница 26-летняя Ольга. Когда случилась история с мужем Каторгиной, вспоминает она, Соня ей написала: «Если бы она (Каторгина. — Прим. TUT.BY) нас любила, она бы поехала не за ним, а за нами».

Пока выступает Анна, София и Алина плачут.

— Когда Аня жила с нами, на нас не кричали, — вытирая слезы, говорит Соня. — Нас было мало, все слушались. Нас не били, когда Аня была.

Анна говорит, что в разговорах с ней София никогда не жаловалась на маму.

— Аня бы нам не поверила, — пояснила свое молчание Софья. — Она хорошо общалась с Зоей Александровной.

Анна ничего не ответила. Когда она уходила из зала суда, вслед ей Каторгина крикнула: «Не переживай».

Как и на предыдущем заседании, обвиняемая выглядит уверенно, задает вопросы. В конце она на несколько секунд подозвала к себе маленькую Машу.

— Что она тебе сказала? — чуть позже спросила у девочки новая приемная мама.

— Сказала: люблю, — засмущалась Маша.


Подписывайтесь на VBORiSOVE.BY в Instagram. Мы выкладываем красивые фотографии города и сторис! Подписаться
На сайте отключены комментарии, обсудите этот текст в нашем сообществе во ВКонтакте или Одноклассниках
ВКонтакте Одноклассники

Последние новости в Борисове