Российский эксперт: К концу года и белорусская, и российская экономики по полной почувствуют мощь санкционного удара

0

Российский финансовый аналитик Степан Днмура рассказал, когда все может измениться и как могут упасть реальные доходы белорусов и россиян.

Российская и белорусская экономики — под ужесточающимися санкциями, но при этом национальные валюты укрепляются, о массовой безработице тоже речь не идет.

Российский финансовый и биржевой аналитик, педагог, трейдер Степан ДЕМУРА рассказал газете «Белорусы и рынок», когда все может измениться и как могут упасть реальные доходы белорусов и россиян.

— Евросоюз, США и другие страны накладывают на Россию один пакет санкций за другим. Тем не менее ряд экономистов заявляют о том, что в этих санкциях больше пиара, чем реального воздействия на экономику: апокалипсиса не случилось.

— Это отнюдь не пугалки, а очень серьезные санкции. Но нужно разделять сектора, в которых они имеют последствия. В сырьевом секторе за первые четыре месяца года нефтедобыча увеличилась на 5,2 %, экспорт российской нефти в страны дальнего зарубежья уменьшился на 0,6 %. Здесь санкции не работают, несмотря на громкие заявления, но заработают, когда нужно будет заменять изношенное оборудование и закончатся химикаты, необходимые для нефтедобычи.

Уже пострадали те сектора, где необходимы западные технологии и комплектующие: банковский сектор, а также производство всего и вся. Дело в том, что в России была создана абсолютно неконкурентоспособная экономика: развивался только добывающий сектор. И во все предыдущие кризисы, что в 2008–2009 годах, что в 2014-м, он чувствовал себя неплохо. А вот финансовый сектор, всевозможные креаклы, ІТ получали чувствительные удары, что, собственно, происходит и сейчас. Так как была построена экономика сырьевой колонии, то в шоколаде были «скважины и карьеры», а также все, что необходимо для обслуживания этого сектора.

Все остальное схлопывается с различной скоростью, так как никакого импортозамещения и раньше не было. При этом российская экономика была встроена в международную систему разделения труда и в один момент оказалась от нее отрезана. Оборвались логистические, производственные цепочки, что тут же отразилось на ценах (они выросли) и ассортименте (он оскудел) всевозможных товаров.

— Что скажете о заявлениях, что, дескать, от санкций больше пострадает зависящая от цен на нефть, газ, металлы и продовольствие мировая экономика, чем российская.

— Исходя из действий Кремля, пока такой вывод я не стал бы делать. Вот если там перестанут гнать чушь про ядерное оружие и используют газовое, то да, экономику Европы просто в клочья разнесет, и кремлевские смогут выторговывать себе любые условия.

— А почему же оно не используется? Это обоюдо­острый меч: падение доходов бюджета будет крайне чувствительным?

— Нет. В ЕС дыра в газовом балансе минимум 80 млрд кубометров в год. Взять их просто неоткуда, потому что мощности по приему сжиженного газа ограничены. Более того, американцы сейчас работают на пределе мощностей что по сжижению, что по отгрузке газа, и часть арабского газа уже идет в Евросоюз. И при этом дыра в 80 млрд кубов зияет. А когда закрыть ее нечем, то сначала взлетают цены, потом начинают останавливаться производства, возникают проблемы с производством электроэнергии. Но европейцы смело вводят санкции, ожидая, что к зиме (а военные действия в Украине продлятся минимум до конца года) российская экономика получит мощный удар, и Кремль станет сговорчивее.

— В отличие от России для Беларуси крайне важен украинский рынок. Мало того что наша южная соседка — второй по величине экономический партнер, так еще и сальдо с ней у нас резко положительное. Каким будет санкционный урон для нашей экономики, если война, как вы говорите, продлится многие месяцы?

— Что у вас было более-­менее конкурентоспособным? Экспорт калийных удобрений, нефтепереработка, трансграничные перевозки, ІТ-сектор, деревообработка. Но все это пострадало еще до 24 февраля. А теперь кроме европейского рынка (а также калийного мирового) вы лишились еще и украинского, и белорусская экономика полностью зависит от российской.

Что до ваших потерь в 2022-м, то они будут велики не только потому, что Беларусь лишилась двух важнейших для себя рынков — ЕС и Украины, но в том числе и потому, что российская экономика обвалится минимум на 10 %. Обоим экономикам к концу года будет очень непросто.

— А нефтяное эмбарго еще подольет масла в огонь?

— В российском бюджете и ВВП доля добывающих секторов, прежде всего нефтянки, очень велика. И, казалось бы, нефтяное эмбарго ЕС должно больно ударить по РФ. Но дело в том, что это игра с нулевой суммой, пустой звук! Европейцы отказываются от российской нефти, покупают другую, но на рынки, откуда она уходит, тут же снова приходит российская нефть! Да, вырастут издержки и увеличится дисконт, он и сейчас уже достигает 30 долларов, но принципиального удара по российской экономике это не нанесет.

— Получается, что на фоне еще и падения импорта для бюджета РФ все будет складываться неплохо?

— Пока этот вариант и реализуется, но все будет неплохо, если рассматривать экономику в целом. А вот все сектора, кроме «карьера и скважины», будут накрываться медным тазом, как и перспективы населения с ними связанного.

— Насколько могут упасть реальные доходы населения в Беларуси и России?

— Они уже падают, и очень существенно. Дело в том, что у нас официальная инфляция около 20 %, но она рассчитывается Росстатом и Центробанком исходя из определенной потребительской корзины. А у 80 % населения она совершенно иная. И в реальности россияне привыкли в последние годы жить с инфляцией в 15–20 % при абстрактной «от ЦБ» в 5 %. Посему если Набиуллина говорит о 20 %, то в реальности инфляция равняется 30 %, а может, и 35 %. И падение доходов будет катастрофическим. Думается, и у вас тоже.

— Можно предположить, что после окончания войны Украина не восстановит оборванные торговые связи с РФ и Беларусью. Насколько будет важна потеря украинского рынка?

— По прогнозам, в этом году ВВП Украины рухнет на 30–40 %, и даже если предположить, что завтра все закончится, потребительский рынок Украины будет находиться в плачевном состоянии. К тому же необходимо понимать, что после окончания войны санкции не снимут. Более того, для перспектив торговли важны условия прекращения военных действий, условия мирного договора. Сегодня слишком много неизвестных вводных, чтобы можно было предполагать размер потерь для нашей и вашей экономик. Но они, безусловно, будут. Повторюсь: к концу года и белорусская, и российская экономики по полной почувствуют мощь санкционного удара.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.