НПЗ сократили переработку в два раза. Дальше будет хуже. Что сейчас с белорусской нефтепереработкой?

0

Беларусь потеряла главные экспортные рынки нефтепродуктов.

Беларусь потеряла главные экспортные рынки нефтепродуктов, НПЗ сократили переработку в два раза, но бензин в стране все равно дорожает. Подробнее о проблемах «нефтянки» — у DW.

Политический кризис в Беларуси, а затем и война в Украине критически отразились на главной экспортной отрасли страны — нефтепереработке. Сначала Минск потерял европейский рынок для своих нефтепродуктов, а после начала войны еще и Украина отказалась от белорусского бензина, хотя Беларусь была его крупнейшим поставщиком. Остались ли еще рынки сбыта у Беларуси, как ситуация отражается на нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ) и почему бензин в стране все равно продолжает дорожать?

Беларусь потеряла и европейский, и украинский рынки

Несмотря на несколько пакетов западных санкций против Беларуси, Украина первое время не стала присоединяться к ним и продолжила закупать белорусские нефтепродукты. Более того, по итогам 2021 года, поставки белорусского топлива в Украину увеличились на 18%, что составило 78% всего импорта бензина в страну.

Торговые отношения между сторонами прекратились только после начала войны, потому что официальный Минск поддержал российскую агрессию. Украина 16 июня арестовала активы белорусской топливной компании «БНК-Украина» на сумму более чем 20 млн гривен (около 682 тыс. долларов). Также стало известно об аресте активов белорусской нефтяной компании «Сервис Ойл».

Комментируя эту новость, директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова говорит, что сейчас арест активов компаний имеет мало значения: «Конечно, не хотелось бы терять собственность над активами, но на фоне потери украинского и европейского рынков — это просто мелкая неприятность. А после окончания войны в Украине вероятно будет политическое лобби, чтобы не торговать с Беларусью».

Есть ли альтернативные рынки для белорусских нефтепродуктов

Оценить потери нефтеперерабатывающей отрасли сейчас сложно, ведь еще в прошлом году Белстат закрыл статистику, но Борнукова говорит, что ситуация серьезная: «В сторону украинского и европейского рынков шло около 95% экспорта, а теперь у нас остается внутренний рынок и российский. Те надежды, что у нас есть в других отраслях — на Центральную Азию, страны Дальней дуги, они не очень оправданы в случае нефтепереработки, потому что у этих стран есть свои поставщики. Получается, что внешних рынков практически нет, ведь даже в России нас никто не ждет, там хватает своих мощностей».

Эксперт по вопросам энергетики из Минска, который попросил не называть его имя по соображениям безопасности, рассказал DW, что потеря украинского рынка — действительно серьезная проблема, ведь это был очень привлекательный и маржинальный рынок для Беларуси, и нефтепродукты там торговались в премиум-сегменте. «Ранее говорили о переориентации экспорта на российский рынок, но это вызывает сомнения. На российском рынке нет дефицита нефтепродуктов, хотя я не исключаю, что в ограниченном количестве белорусское топливо может поставляться в ближайшие к Беларуси регионы России», — говорит эксперт.

Также он в целом не исключает, что какой-то объем нефтепродуктов может поставляться через российские порты на внешние рынки, ведь ранее Минск и Москва заключили соответствующее соглашение. Так, недавно министр транспорта РФ Виталий Савельев заявил, что в текущем году российские северо-западные порты отгрузят 2,4 млн тонн нефтепродуктов из Беларуси, а в прошлом году этот объем составил 2,1 млн тонн.

«Понятно, что сегодня белорусские власти пытаются сохранить нефтянку на плаву, в расчете на то, что завершится конфликт в Украине и удастся наладить поставки на внешние рынки. Для этого нужно по максимуму сохранить экспорт куда это возможно. Такие варианты прорабатываются, хотя куда конкретно они возможны, какие страны — пока сложно говорить», — отмечает эксперт по вопросам энергетики.

Белорусские НПЗ сократили переработку на 50%

Отсутствие прежних экспортных рынков также отражается на работе белорусских НПЗ. Последние годы оба завода («Нафтан» и Мозырский НПЗ) перерабатывали примерно 18 млн тонн нефти в год. Но недавно премьер-министр Беларуси Роман Головченко заявил, что из-за санкций белорусские НПЗ сократили переработку в два раза.

«Думаю, дальше будет только хуже. Если только Беларусь не найдет способы как-то обходить санкции, например, промаркируя нефтепродукты как не белорусские», — говорит Борнукова. По ее словам, уже видно снижение реальных зарплат на НПЗ. «Конечно, не такое критическое, как в химической отрасли — на 40%, но уже видим минус 10%. О прибыльности НПЗ точных данных нет, но можно догадываться — видно, что рентабельность этих предприятий падает, и скорее всего они работают в убыток», — отмечает она.

Эксперт из Минска говорит, что потеря Украины особенно отразилась на Мозырском НПЗ, который работал, в первую очередь, на этот рынок: «Еще в марте завод остановился на капитальный ремонт, который обычно длится месяц. А сейчас была информация, что ремонт планируют продолжать до конца сентября». Кроме того, как говорит эксперт, по косвенным данным можно догадываться, что у НПЗ увеличилась кредитная нагрузка.

Если экспорта нет, почему цены на бензин в Беларуси растут?

И эксперты, и само правительство отмечает, что сейчас нефтеперерабатывающая отрасль, в первую очередь, работает на внутренний рынок, который оценивается в 5-6 млн тонн ежегодно. Впрочем, несмотря на это, цены на топливо в Беларуси продолжают расти — за текущий год их уже повышали 20 раз. Эксперт по энергетике связывает это с уже упомянутыми кредитными задолженностями и отсутствием экспорта: «Решение этих проблем власти пытаются переложить не только на заводы, но и на потребителя. Но тем не менее, стоимость топлива остается низкой по сравнению с европейскими государствами».

Катерина Борнукова, в свою очередь, напоминает, что внутренний рынок бензина в Беларуси субсидирован: «Нефтепереработка зарабатывала на экспорте, а на внутреннем рынке теряла деньги, но покрывала потери за счет прибыли на внешних рынках, а теперь этого нет. Второй фактор — рост цен на нефть, который не мог не отразиться на белорусской нефтянке».

В такой ситуации, как говорят эксперты, Беларуси вполне бы хватило одного завода для обеспечения собственных нужд, но пока говорить об этом рано. «Может они рассчитывают на какое-то место на российском рынке, может проработают варианты по перепрофилированию, ведь нефтехимия — это не только про бензин и битум. Но надо понимать, что перепрофилирование требует инвестиций и времени — это не то, что можно быть сделано за месяц-два. В целом пока не было заявлений о том, что предприятия закрываются, это остается в приоритете и будет оставаться в ближайшие полгода. А если дальше не найдется какой-то выход, то да, возможно остановка одного из заводов или части мощностей на обоих», — считает Борнукова.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.