Григорьев: «Казалось, в очередях стояли из принципа. Покупать все равно было нечего и не за что»

0

В конце 80-х СССР, разгоняясь, лихо летел в тартарары, и никто не понимал, что с этим делать.

Публицист – о том, что предшествовало падению СССР.

– В каком-то интервью экономист Гайдар сказал, что концом Советского Союза следует считать не 91-й год с его путчем и пущей, а 85-й, когда саудовский нефтяной министр шейх Ямани отпустил добычу нефти в бассейне Аль-Гавар и обвалил мировую цену на нее в шесть раз. Союз попыхтел еще пару лет и приостановился, – пишет Игорь Григорьев. – Валюта кончилась, покупать еду за границей стало не за что, а своей еды не было – обезлюдевшие заводы стояли истуканами, спивающиеся колхозы лежали пластом.

Когда я покидал родную деревню, отбывая в сторону Москвы, меня провожал ржавый побитый трактор, брошенный посреди голой пашни, по которой вперевалочку бродили вороны в поисках прошлогодних зернышек озимы.

К 89-му году в магазинах кончились продукты. Ввели талоны на все съедобное – на колбасу, сахар, соль, чай, масло, водку, муку.

Я помню, как в Москве одним днем кончился хлеб, и мы, мажоры-мгимошники, отобедав в ресторане «Баку» на Тверской, присоединились к митингу народного возмущения.

Упершись в Манежную, шествие замешкалось, соображая, в какую сторону двигаться дальше – направо штурмовать Кутафью или налево брать Госплан.

«К Могиле Неизвестного Салата, товарищи!» – выкрикнул из толпы острослов, но его тут же зашикали голодные демонстранты.

По телевизору в популярной юмористической программе «Оба-на» показали похороны еды – по Тверской шла шутейная траурная процессия и несла гроб с харчами.

Но дела в стране были нешутейными. Население в 280 миллионов голов накрывал голод.

Сложно сейчас представить голодную Москву, но я видел ее своими глазами: пустые полки в магазинах, темные улицы с раскуроченными фонарями, дороги как после бомбежки, интеллигентные старушки с протянутыми руками, дикие мальчики на теплотрассах, отморозки в кожаных куртках, заледеневшие помои в подворотнях.

И очереди. Везде очереди. Казалось, в них стояли из принципа. Покупать все равно было нечего и не за что.

Страна, разгоняясь, лихо летела в тартарары, и никто не понимал, что с этим делать.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.