Романчук: «Предположить, что в нашей стране пропадет сахар — это как допустить исчезновение песка в Сахаре»

0

«Филин» обсудил с экономистом, в чем причины нового ажиотажного спроса на сахар, и стоит ли опасаться дефицита.

С минувших выходных в некоторых регионах Беларуси на фоне слухов о грядущем подорожании возник ажиотажный спрос на сахар — к примеру, в Пинске и Бресте полки некоторых магазинов опустели полностью, в Минске кое-где тоже заметны пустоты.

Похожая ситуация уже была в начале весны. Сейчас белорусы шутят про «сахар Шредингера», а чиновники оперативно опровергают информацию о росте цен и заверяют, что на заводах достаточно продукции для обеспечения потребностей внутреннего рынка, а в текущем году площади под сахарную свеклу увеличены по сравнению с прошлым годом.

Впрочем, спокойствия и уверенности потребителям эти заверения не приносят — в марте-2022 специальная комиссия при Совмине «разрешила сахару подорожать» на 6% по сравнению с ценами на конец 2021-го, а уже в апреле цена выросла одним махом на 40%.

Почему сахарную отрасль Беларуси постоянно лихорадит и что произойдет, если правительство перестанет сдерживать цены, Филин обсудил с экономистом Ярославом Романчуком.

— Заметьте, что это происходит как раз накануне сезона варений, закаток и всего того, что является источником потребления данного продукта, — говорит аналитик. — Думаю, что здесь целый ряд факторов, который использует белорусская сахарная монополия для того, чтобы разогнать спрос.

Во-первых, они избавляются от старого сахара, ценообразование на который совершенно иное, чем будет на сахар нового урожая. Освобождают склады, что также очень важно. А к тому же создают хорошие показатели для того, чтобы и кредиты взять, и какое-то оборудование обновить и, возможно, «зарядить» сахар на тот же российский рынок, если удастся получить хорошие кредиты и возможности демпинга.

Беларусь без сахара не останется, подчеркивает экономист:

— Предположить, что в нашей стране пропадет сахар — это как допустить исчезновение песка в Сахаре.

Потому ажиотаж либо искусственно создан и подогрет разными слухами, что часто случается на ровном месте, либо эта якобы большая проблема — для того, чтобы ее победно решить и отрапортовать, как классно сработала белорусская вертикаль, какие у нас замечательные управленцы, и так далее.

Еще не преминут сказать, что сахарную панику «разгоняла» Тихановская или еще кто-нибудь из «беглых», уехавших из страны — но сильные и могучие управленцы смогли и рубль остановить, и сахарную проблему решить. А по сути, проблем с сахаром у Беларуси нет, и волноваться по этому поводу точно не стоит.

— Выходит, выступая с опровержениями, чиновники не столько успокаивают людей, сколько подстегивают спрос?

— Конечно, ведь чиновникам не верят — и если те говорят, что сахар не будет дорожать, то точно подорожает, а потому многие белорусы наваливаются и раскупают.

Вообще, все дорожает, и никогда еще чиновники не были источником стабильности цен. Поэтому естественно, что сахар рано или поздно будет дорожать, потому что дорожает энергия, кредиты, да и «хотелки» Минсельхозпрода растут.

Доведенным до отчаяния людям кажется, что сэкономить на сахаре какую-то копейку — и то хорошо. А чиновники этим пользуются и, загнав белорусов в неопределенность в отношении цен, инфляции и курса, сейчас играют на этом, решая узкие вопросы «сахарников».

— В МАРТ заявили, что производители поднимать цены не планируют, а торговая надбавка в размере 15% регулируется властями. Что изменится, если правительство перестанет вручную сдерживать цены?

— По факту, они и так уже отпущены. От того, что установлена предельная надбавка в 15%, просто появляются другие виды сахара, другие упаковки, другие бренды. И если вспомнить, что сахар весной подорожал на 40%, это тоже характеристика того, как соблюдается дисциплина.

С другой стороны, даже если подорожание составит 50%, кто будет наказывать сахарные заводы и Минсельхозпрод? Я хотел бы послушать диалог какого-нибудь ценового инспектора МАРТ или профсоюзного босса и представителя Минсельхозпрода. Формально, может быть, штраф выпишут, чтобы отчитаться — но не более того.

А Беларусь как была, так и остается в плену сахарной монополии. И это безобразие, проклятие советской структуры производства, тянется из года в год: как было четыре завода, так мы их и тянем, и по-другому нельзя. Хотя, конечно, сахарные заводы нужно приватизировать.

И ведь сейчас не 18-19 век, когда сахар действительно был значимым товаром. Сегодня это то же самое, что отнести к социально значимым товарам хлеб, который уже давно перестал иметь кармический смысл «хлеб всему голова», как во время войны, когда он спасал людей от голода — теперь, наоборот, людей нужно спасать от хлеба.

Это ловушка старых решений из прошлого века. Сегодня, когда есть огромное количество продуктов питания и нужно лишь не мешать предпринимателям выращивать, производить, торговать ими — такую категорию, как «социально значимые товары», нужно вообще ликвидировать из законодательства.

Никогда никого СЗТ не спасали, напротив, есть много примеров из недавней нашей истории, когда они дорожали гораздо больше, чем другие товары. Тогда зачем такая профанация социальной ориентации экономики?

По мнению Ярослава Романчука, на волне очередного продуктового ажиотажа лучше не «вестись» на общее настроение:

— Копейки, якобы сэкономленные на покупке мешка сахара, того не стоит. Лучше посвятить время и ресурсы прокачке своей экономической, финансовой грамотности и понять, что как раз белорусские власти — самая большая язва на теле белорусской экономики.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.