«Если вы в качестве аналогии апеллируете к половому акту, значит, это ваш мир». Хамство Путина связано с ощущением глобальной неудачи

0

Путин хамит тогда, когда ему страшно, когда он не может ответить на вопрос, когда этот вопрос его пугает, отмечает Леонид Гозман.

Политолог и психолог Леонид Гозман – о сложном внутреннем мире российского правителя.

— Я думаю, что Владимир Владимирович в своих высказываниях типа «нравится, не нравится — терпи, моя красавица», «мочить в сортире» или последнее — про нетрадиционные виды энергии — абсолютно искренен, — отметил Гозман в эфире канала «Дождь». — Он проявляет себя. Это он и есть. Стилистика высказываний отражает картину мира человека.

И если вы постоянно используете обсценную лексику или в качестве аналогии апеллируете к половому акту, значит, это ваш мир.

В его мире главное — сила. Сила дает право. Этими своими идущими от сердца высказываниями он нам говорит, что тот, у кого есть сила, может делать все.

Он разделает нас и Запад и верит в то, что они плохие, а мы можем быть хорошими, если будем такими, как он хочет.

Однако с точки зрения психологии, подчеркивает специалист, подобная риторика указывает отнюдь не на силу и мужество.

— Сила, которую он чувствует за собой, дает ему право хамить. Он точно знает, что ему не смогут ответить в лицо. Но хамит он тогда, когда ему страшно, когда он не может ответить на вопрос, когда этот вопрос его пугает.

Почему он сейчас нахамил по поводу нетрадиционных видов энергии? Понятно, что это гомофобия.

Но это было сказано в ответ на вопрос о нетрадиционной энергетике. Именно этого он боится! Потому что врагом сырьевого государства является технический прогресс. Он враг сырьевой экономики.

Одна из глобальных задач технического прогресса — это снижение зависимости людей от ресурсов. Нашим предкам когда-то нужно  было сжигать деревья, чтобы не замерзнуть. Мы перестали это делать. Следующий скачок — это снижение зависимости от нефти, газа и т.д. Очевидно, что Путин этого боится.

Кроме того, его хамство, которое мы все наблюдаем, мне кажется, связано и с ощущением глобальной неудачи. Последние годы у него ничего не получается, картина мира уже совсем какая-то иллюзорная. Он и эту «специальную военную операцию» начал, рассчитывая на то, что украинцы не будут сопротивляться, будут тысячами сдаваться в плен. Не получилось — и от этого он звереет. Как циклоп, которого ослепили.  

Он искренне надеется на крах западной цивилизации и поставил на это все. Конечно, он не хочет никакого многополярного мира, он хочет мир, в котором Россия — самая главная.

Но пока так не получается, он пытается объединяться, пытается дружить с Турцией, Ираном, Китаем, Венесуэлой, еще с кем-то. С теми, с кем нас объединяет только негатив, общая ненависть и ощущение общего проигрыша, — констатирует Леонид Гозман.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.