Зенон Позняк: Национальное движение делают националисты, а не люди, которые собрались делать из Тихановской королеву Елизавету

0

"Мы видим, чем за два года закончилась политика санкций — оккупацией Беларуси".

В интервью Свободе Зенон Позняк рассказал о деятельности Белорусского Национального секретариата «Свободная Беларусь», который он возглавляет, о тактике сопротивления во время оккупации, об альтернативе евроинтеграции, а также ответил украинцам, которые критикуют белорусов, и высказался о главном партнере белорусов в Украине.

«Основная сила — в Беларуси, все будет решаться там. А за границей должен быть орган, который это подготовит»

— Различные политические силы объявляют о намерении создать освободительное движение. Вы и ваши сторонники создали, пожалуй, первыми Белорусский национальный секретариат как теневой кабинет или временное национальное правительство. Он же является оргкомитетом движения «Вольная Беларусь». Расскажите, чем занимаются эти структуры?

— Национальный секретариат «Вольная Беларусь » был создан в июле 2020 года. Задача этого секретариата — подготовить движение «Вольная Беларусь». В секретариат входят семь лиц, среди которых четыре доктора наук. Секретариат работает из четырех стран, каждый имеет свою функцию, но главная — подготовить идейно-политический уровень движения.

Начинать надо с головы, интеллекта, понимания — что есть что. С этой задачей мы достаточно справляемся. У нас есть страница на Youtube, которую ведет Юрий Беленький. С нами работает политолог Павел Усов, и работаю тоже я.

Кроме того, мы участвуем в международных контактах, мы обращаемся с различными письмами к президентам стран, к парламентам, в Евросоюз. В частности, о признании оккупации Беларуси. Мы написали серьезные письма в 15 стран и получили положительные ответы, в том числе от Урсулы фон дер Ляйен (председатель Еврокомиссии. — Ред.).

Третья задача — важнейшая, о которой я говорю с 2014 года. Это создание ячеек «Вольной Беларуси». Национально-освободительное движение создается снизу, никакое движение сверху не создается. Это иллюзия.

Очень важно, имея принципы и идеологию, которые мы озвучили, чтобы люди, которые поддерживают эту деятельность, чтобы они формировались в ячейки. В Беларуси это ячейки по 2-3 человека, подпольно, так как там нельзя поднять голову, ее тут же отрежут.

У нас есть достаточный опыт, как это делается, так создавался БНФ. Когда был создан оргкомитет, еще ничего не было. Но за несколько недель в Беларуси создалось 500 ячейки. И вот это движение снизу показало, что движение есть.

Поэтому наша задача — создать движение так, как оно реально в политике создается. Другого пути нет.

— А с какой целью создаются эти ячейки?

— В Беларуси — это работа на будущее. Фактически запрещено пользоваться электронной техникой, так как нет средств, которые не могут быть раскрыты. Идет страшный террор, уничтожается все белорусское.

Поэтому организовываться необходимо по 2, максимум 3 человека. Связь только горизонтальная. Связь между общинами — на уровне одного человека. Если в группе 2 человека, то второй человек не знает, как связан его соратник, а его соратник не знает, как связан он.

Это не моя выдумка, это исторический опыт. В 1960-х годах, когда мы были студентами, у нас была система, которую мы называли «цепная реакция». Тогда не было никакого гражданского общества, было очень большое давление коммунистов, надзор за каждым человеком. Тем не менее это действовало, и через пару лет были десятки, а даже сотни, сознательных белорусов.

Один человек знакомился со вторым человеком, шла речь, литература. Был самиздат. И если человек заинтересовывался этими идеями, то он работал с другим человеком, и я не знал с каким.

Это движение называют «шестидесятники», поэтому в течение 1960-х годов выработалась довольно большая сила. В основном это шло от молодежи. Но в конце 1980-х эти люди создали Белорусский Народный фронт. Им было уже по 40 лет.

История показывает, что такой метод действует. Нужно иметь терпение, ум, ответственность и понимать, что мгновенно ничего не делается. Если мы попали под оккупацию, когда нас вырезают «под нож», нужно уметь сопротивляться и готовиться ко времени, которое наступит. Основная сила — в Беларуси, все будет решаться там. А тут (за границей. — Ред.) должен быть орган, который это подготовит.

— А знаете ли вы прецеденты, когда такие органы за границей действительно что-то решали и доводили до успеха такие противостояния?

— Пример из Польши. Польская эмиграция была сильной и в 1830-е годы, когда было восстание, и после, во время восстания 1863 года, и позже. Впрочем, откуда вышел Пилсудский?

Если за границей есть люди, информация и возможности, то это делается. Это не исключение, это нормальная ситуация, когда страна под оккупацией. Тогда эмиграция должна ставить не только просветительские задачи, но и политические — смену власти.

«Мы видим, чем за два года закончилась политика санкций — оккупацией Беларуси»

— Вы критикуете объединение различных политических сил, которые считаются оппонентами режима в Беларуси. Почти все эти силы призывают к созданию национально-освободительных движений и объединений. А что делать белорусу в Беларуси, который слышит несколько таких предложений и все они очень похожи, все против режима?

— Национально-освободительное движение создается патриотами, имеющими понимание национальных интересов, имеющими национальную сознательность, а также национальную идеологию в голове и в сердце. Вот если это есть, тогда есть ответственность за свои действия, за свою политику и понимание, что нужно делать. И тогда есть жертвенность в политике.

Если этого нет, тогда все есть профанация. То, что мы видим — это профанация. Люди, которые это заявляют, Латушко и другие, не обладают этими качествами, которые я назвал.

Второй момент, который выясняет суть — это классический метод борьбы Москвы с национальными режимами. Создание подставы. Этим еще царская жандармерия занималась, а большевики особенно. Мы помним, откуда взялись эти люди из московского проекта, что они говорили и на каком языке, и вдруг они говорят о национальном движении. Ничего не объединят.

После того как Россия напала на Украину, эти группы, Латушко и Тихановской, они оказались в прострации. Они до сих пор не знают, что делать, но Россия их не оставила.

В Москве замечают, что есть освободительное движение, замечают нашу работу, что она расширяется, поэтому создается такая профанация. Она будет называться национально-освободительным движением, но там будет сидеть агентура.

Приведу конкретный пример. Когда образовался БНФ, то сразу начали создаваться различные партии как грибы. Мы знаем, что эти партии создавал КГБ. Наиболее интересный случай — Национально-демократическая партия Беларуси. Ее начал создавать член сойма БНФ, известный поэт Алесь Емельянов.

Партия была создана, но ничего она не сделала. Все закончилось пшиком. Но в 1990 году Емельянов пошел в газету «Свободные новости» и заявил, что он сексот КГБ и что эту партию создавал КГБ. Ту статью в июле 1990 года найдет каждый, кто пойдет в библиотеку. Статья так и называется — «Я был сексотом КГБ».

Я могу рассказать десятки таких случаев, не только у нас, но и в других странах. Поэтому не верьте профанаторам. Национальное движение делают националисты, а не люди, которые собрались, и говорят, что сделают из Тихановской королеву Елизавету.

— Недавно вы озвучили 14 главных принципов вашего движения. Павел Латушко позже сказал, что согласен с большинством этих пунктов. Что мешает вам встретиться и действовать сообща?

— Говорить можно что хочешь. Позиция выражается действиями. Мы видим, чем за два года закончилась политика санкций — оккупацией Беларуси. Я уже не говорю о том, что сама Европа себя загнала в ловушку этими санкциями.

Емельянов также был националистом и даже был недоволен тем, что должен был работать на КГБ. Неслучайно он пошел и признался. Но он был вынужден выполнять то, что ему говорят.

Риторика несущественна, ведь можно привести их другие заявления, которые делались три месяца или год назад. Это люди, которые лавируют, хотят приспособиться и превратить в профанацию национальное движение. Никакого доверия к этим людям нет. Кто-то из них за язык, кто-то за три языка, и все они против Лукашенко. Но на этом объединения быть не может, движение так не создается.

Эти 14 пунктов не все, но они главные. Поднимается флаг, озвучиваются принципы. Белорусы, кто это поддерживает, — к нам. На этом создавался БНФ и привел к независимости Беларуси.

«В Беларуси решится судьба Восточной Европы»

— Среди ваших пунктов есть такое: «Сотрудничество с Западом». А в программе «Вольная Беларусь» говорится, что «белорусам ни в коем случае не идти в Евросоюз». Могли бы вы объяснить, что вы видите как сотрудничество с Западом?

— Присоединяться к ЕС нужно на равных. То есть, если мы будем крепко стоять на национальных ногах как государство, экономика, общество. Тогда мы можем присоединяться, и тогда мы готовы. Но чтобы достичь этого — большой путь. Сейчас об этом нечего говорить.

Если нас туда затянут на коленях, то это может быть еще хуже, чем в СССР. На коленях и с протянутой рукой туда идти нельзя. Но даже если Беларусь будет крепко стоять на ногах, то это еще проблема, стоит ли идти в ЕС, который переживает кризис и не имеет цивилизационной перспективы.

Поэтому главная задача отражена в наших принципах — Балто-Черноморское содружество. Восточная Европа по своему ментальному и культурному уровню стоит выше Западной Европы.

— Почему, по вашему мнению, эта концепция более актуальна, чем Евросоюз или НАТО, если страны, которые могут туда войти не самые влиятельные в Европе и тем более не самые богатые? Кроме того, Украина стремится в ЕС, а страны Балтии уже там.

— Пока Беларусь не будет свободной, не только Балто-Черноморского содружества не будет, а даже Междуморья. Беларусь — ключевая страна в плане стратегическом. Это балкон, захваченный Россией.

Как ни странно, не только в Европе, даже в НАТО этого не поняли, за голову схватились. Оккупировали Беларусь, вышли на границы стран Балтии, Польши, Украины. Так было в 1930-е годы.

Беларусь оккупировали, а они готовы против народа, который бросают в тюрьмы и истребляют, применять санкции. Это фантастично. В Беларуси решится судьба Восточной Европы, мы должны понять, какая ответственность на нас всех.

— Офис Светланы Тихановской неоднократно говорил о том, что украинские власти осторожно относятся к оппонентам режима Лукашенко и, в частности, с нею Владимир Зеленский не спешит пока встречаться. Как вы относитесь к тому, что украинские власти настороженно относятся к оппонентам Лукашенко?

— Украина ставится правильно. Эта так называемая оппозиция ничего собой не представляет. Нечего позориться с фантомами. Что касается отношения к белорусам, которые борются с режимом Лукашенко и против России, — оно хорошее. Есть полк Калиновского, есть добровольцы, они воюют, умирают за Украину. И Украина их поддерживает.

— Есть ли у вас какой-то канал связи с Украиной?

— С Украиной у нас контакты давно, как образовался Фронт, с 90-х годов. Сейчас контакты есть. Я лично сейчас не выезжал в страну, но несколько друзей Белорусского Национального секретариата выезжают туда постоянно.

«Украинцы, поймите белорусов, а не говорите «вы не восстали и не положили голову на плаху»»

— Вы первым из белорусских политиков заявили, что после введения российских войск в Беларусь это надо считать оккупацией. Сегодня слышно много критики, что аргумент про оккупацию очень удобен для белорусов, так как он как бы снимает с них ответственность за то, что они не останавливают российскую армию. Об этом говорят и в Украине. Что вы ответите этим людям?

— Так говорят люди, которых жизнь заставила интересоваться политикой, но они не понимают, что политика — это вещь, которая имеет свои закономерности. Если народ находится под оккупацией и репрессивным режимом, то никакого восстания и партизанки не будет. Это доказывает вся история. Мы знаем и Кубу, и Корею, и Херсонскую область, или ту же самую Донецкую. Пусть попробуют, и они тут же будут уничтожены.

В Беларуси внутренняя оккупация произошла в 1994 году. Россия привела к власти человека, который проводил промосковскую политику, который уничтожил границы, белорусскую школу, язык, интеллигенцию, позакрывал Союз писателей, творческие организации. И когда путем санкционной политики ему отрезали возможность любой манипуляции и загнали в Россию, то тогда Россия ввела свои танки, оружие, своих людей.

У нее даже не было нужды создавать оккупационную администрацию. Лукашенко и есть оккупационная администрация. Она была готова с 1994 года. Но тогда он имел возможность маневра, так как был конфликт между Путиным и Лукашенко. Этот выполнял позицию России, но хотел быть самостоятельным. И последней каплей стало введение танков, когда он не сказал ни слова и стал сатрапом оккупационной администрации. Зачем им снимать Лукашенко и ставить своего генерала, какого-нибудь Вильгельма Кубэ или Коха? Все было подготовлено.

Надо интересоваться соседями. Украинские политики и интеллигенция не интересовались Беларусью и не знали, что там происходит. Беларусь — это важнейшее для Украины государство, это народ, который искренне поддерживает Украину. Среди украинцев наиболее разумную политику проводят военные. Они исходят из военных интересов, и Арестович иногда правильно все рассказывает.

А остальное — это популизм. Обвинять народ, который тысячами мучают в тюрьмах, уничтожают, пытают… Они же калеками оттуда выходят. Кто-то пять лет назад поставил лайк в интернете, а его на 6 лет сажают в тюрьму. Как этот народ еще живет? Как он пытался ту железную дорогу… Эти ребята, которых постреляли в колено. Никто же ими не интересуется. Это уже калека, ему разбили колено. А они пошли осознанно на эти вещи.

Нужно не искать врагов, не обвинять какого-то, а искать друзей. Белорусский народ — это друг Украины. Поймите его, а не говорите, что вы не восстали и не положили голову на плаху.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.