Андрей Стрижак: «Если вы думаете покинуть страну – думайте побыстрее»

0

Стрижак делится не утешительными прогнозами и дает свой ответ на главный вопрос: уехать или остаться.

Зачем и почему принят закон о лишении гражданства и к кому он будет применяться, как на беларусах скажется принятие нового закона, в том числе на бывших политзаключенных, рассказывает глава фонда BYSOL Андрей Стрижак в авторском проекте «Свои/Чужие». Также Стрижак делится не утешительными прогнозами и дает свой ответ на главный вопрос: уехать или остаться.

– Год назад в законе о гражданстве появилась новелла, которая позволяет лишать гражданства, полученного не по рождению, а по приобретению. Это, например, когда вы приехали в Беларусь после развала Советского Союза и получили гражданство будучи, например, гражданином Российской Федерации или Украины. Так вот если у вас такое гражданство и вы при этом являетесь экстремистом, то по сегодняшнему законодательству вас могут лишить этого гражданства.

Казалось бы, достаточно рестриктивная мера – жесткая, безапелляционная и фактически без возможности отменить ее. Дальше – больше: власть понимает, что таких людей, которые получили гражданство не по рождению и при этом являются «экстремистами», не так много, а тех, кто рождены в Беларуси и стали оппонентами белорусской власти, гораздо больше. Власть решила идти еще дальше. Лукашенко и его соратники придумали механизм, по которому над «экстремистами» можно проводить заочные суды, выносить приговоры и, в соответствии с этими приговорами, лишать людей имущества и гражданства.

Давайте разбираться в гениальных хитросплетениях юриспруденции картофельной диктатуры.

«Экспертный совет» под руководством Натальи Качановой, которая регулярно любит вспоминать о том, как мы жрали лебеду до прихода к власти Александра Лукашенко, и по совместительству его любимица, рассмотрела блок поправок в закон о том, что же делать с этими гнусными «экстремистами», которые сбежали от ответственности и свалили в другие страны.

Смысл новых поправок в том, что во имя национальной безопасности и общественных интересов можно будет лишать гражданства людей, которые осуждены по статьям за участие в экстремистской деятельности или нанесение тяжкого вреда интересам Республики Беларусь. Достаточно широкая формулировка, не находите ли? Вот тут начинаются тонкости. Итак, статья 10 Конституции гласит, что никто из белорусских граждан не может быть лишён белорусского гражданства. Как же чиновники выйдут из этой ситуации? Все очень просто – они говорят: ребята, нет проблем, Конституция не нарушена, это же не лишение гражданства, это утрата гражданства. Как говорится, найдите 10 отличий.

Лишение гражданства – это очень сильное и непропорциональное наказание, которое нельзя применять том числе и по тем международным обязательствам, которые Беларусь на себя приняла в 90-х годах. С другой стороны, Лукашенко не раз демонстрировал, что ООН ему не указ. Так что в скором времени ожидаем судебных конвейеров, на которых людей массово будут признавать экстремистами, лишать имущества и гражданства, и всех прав, которые они имеют в Беларуси. Ранее такие практики массово применяли два диктаторских режима – нацистская Германия и коммунистический СССР.

Что значит быть «apatrida»

Лишении гражданства означает, что белорусский паспорт, который сейчас у вас лежит в кармане, становится недействительным по мнению белорусских властей. Как на это все будут реагировать власти других государств — это, конечно, вопрос их доброй воли. Могут принять решение, что вы все равно остаетесь гражданином Республики Беларусь и не признать факт лишения вашего гражданства, а могут и не принять. В таком случае паспорт становится просто ненужной бумажкой. Что же тогда делать? Придется поддаваться на беженство, получать женевский паспорт, статус и т.д. и т.п. В вашей жизни появится красивое, но очень грустное слово – «apatrida», «человек без гражданства».

Лишение гражданства, конфискации имущества и прочие египетские смертные казни в первую очередь направлены, конечно, на людей известных. Вряд ли это будет грозить каждому человеку, который несколько раз вышел на протесты, получил штрафы или был избит на Окрестина и из-за этого уехал из страны. Скорее всего, эта мера будет применяться в первую очередь к людям, которые больше всего раздражают Александра Лукашенко и его власть. Однако любые репрессии имеют тенденцию к расширению. Вспомним, как в течение 26 лет сначала щемили в основном только центровых, а в 2020 году начали прессовать всех подряд. Основная цель такого рода репрессий – создать атмосферу страха, чтобы люди не высовывались и вели себя хорошо. Спасибо, пока еще не идет речь о заочных расстрелах, хотя я бы на это посмотрел. Выглядит, наверное, забавно.

Что такое «национальная безопасность»?

Параллельно с возможностью лишения гражданства для тех, кто уехал, белорусская власть делает все для того, чтобы усложнить жизнь тем, кто остался. Речь идет о новой практике ограничения выезда за пределы страны тем людям, у которых выезд противоречит соображением национальной безопасности. Что ж это такое, никто не знает, как это формулировать, тоже не понятно.

Что такое «национальная безопасность», в чем она состоит, сказать сложно даже юристам. Однако белорусские «законодатели» уже четко понимают, кто же может отвечать за национальную безопасность: конечно же, комитет этой самой государственной безопасности. Вторая категория людей, которые подпадают под эти возможные ограничения, это люди, которые совершили административные правонарушения по так называемым «политическим» статьям. Сотрудники силовых ведомств, в том числе гражданские сотрудники военных военизированных формирований, также ограничены в своем выезде. Это было и раньше, но имело негласную практику, сейчас же это все становится законом.

По большому счету, понятие национальной безопасности настолько широкое, что в него можно включить очень много чего. Например, в какой-то момент белорусская власть может посчитать, что выезд за границу врачей является угрозой национальной безопасности, ну или там айтишников или работников сельскохозяйственной отрасли. То есть все люди, которые так или иначе могут быть ценные и полезные лукашистской власти, могут быть ограничены в выезде.

Если говорить уже совсем прямо, то по большому счету всю страну можно ограничить и обосновать интересами безопасности. Ну как же – демография должна, нужно сделать, чтобы население не уменьшалось, сделать так, чтобы люди не уезжали. В конце концов, если люди остаются в стране, то их разными там физико-биологическими способами должно стать больше, это чисто в теории. Тут ситуация может пойти по-разному. С одной стороны, люди, которые остаются в замкнутом пространстве, по идее должны размножиться, а с другой стороны, учитывая коронавирус и прочие всякие штуки, которые время от времени приходят со своими эпидемиями, то может быть людей и уменьшится.

Сначала – «центровые», остальным – приготовиться

Мои коллеги правозащитники считают, что в первую очередь запрет на выезд в интересах национальной безопасности коснется тех людей, которые имеют в своем бэкграунде политические статьи, в особенности те, кто только вышли из тюрьмы. То есть, освобожденные политзаключенные будут дополнительно дискриминированы.

Напомню, что в 2017 году государство приняло очень жесткие ограничительные меры относительно тех людей, которые уехали из страны. Я говорю о полной оплате коммунальных услуг для тех, кто не проживает в Беларуси  их почему-то признают «тунеядцами»: не трудишься на заводе или на ферме, значит, ты не трудишься вообще, неважно, что ты уехал и построил свою собственную жизнь в другой стране.

Первое и самое маленькое, на что нужно быть готовым тем, кто уехал из страны, это полная оплата коммунальных услуг и всевозможные проблемы с вашей квартирой, которая вам досталась от бабушки либо ваша собственная, которую вы сдаете или она просто стоит пустая.

Вторая проблема – каждого, кто выехал из страны и, например, написал что-нибудь такое про Лукашенко, можно признать экстремистом и преступником, нанесшим тяжкий вред интересам Республики Беларусь.

За этим следует следующий шаг – конфискация вашего имущества, которое осталось в Беларуси. Фактически власть сейчас ничем не ограничена в своих возможностях и желаниях конфисковать ваше имущество, чтобы потом разместить его на продажу, например, на сайте konfiskat. By.

И четвертый, но не последний на данный момент, судя по всему, вариант – это лишение вас гражданства. Помимо чисто психологических и физических проблем, ситуация с лишением гражданства рождает много разных последствий. В частности, статус «apatrida» намного усложняет вам перемещение по миру, легализацию в тех или иных странах. Вы сразу попадаете под действие совершенно других международных соглашений и конвенций, чем будучи гражданином какой-либо страны. В общем, это не упрощает вашу жизнь за рубежом, это точно.

Паспорт отнять можно, беларускость – нет

Немножко застращал. Меньшим белорусам от того, что вас лишили белорусского паспорта, вы не становитесь. Потому что беларускость – это не про паспорт, а про вашу идентичность, про то, что у человека внутри. Если вы считаете себя беларусом, вы им и остаетесь. Это первый момент. Второй момент. Это настолько вопиющее нарушение ваших прав, что, безусловно, сразу же будете восстановлены в правах, как только в Беларуси появится нормальная власть. Потому что нельзя лишать человека гражданства за то, что у него другая точка зрения на то, как должна развиваться страна, и это абсолютно нормальный мировой стандарт. Возвращение гражданства – это распространенная практика, такое было уже не раз после крушения диктаторских режимов.

Возникает такой маленький вопрос: зачем? Зачем это все делать, если власть настолько уверена в своей победе и в том, что она полностью держит под контролем всю ситуацию? Ну, наверное, не полностью держит, наверное, не полностью уверена, наверное, хочет застращать всех людей, которые не согласны с Лукашенко, еще больше, чем они уже запуганы сейчас.

Вторая причина — возможность остановить отток людей из страны, потому что если в стране остаются только одни пенсионеры и малолетние дети, то тогда кто же будет содержать ГУБОП, ведь именно мы должны оплачивать дубинки, которыми нас бьют. Такая вот безотходная история.

Наша задача – остаться в живых и досмотреть, чем все закончится

Еще один большой и сложный вопрос: что же делать тем, кто остался? Если вы раздумываете, чтобы покинуть страну – раздумывайте побыстрее. Эти слова основаны не только на том, что все дороже, все сложнее и все не безопаснее покинуть нашу страну, а еще и на том, что вокруг нее сейчас разворачивается совершенно другого порядка действия. Читайте международных аналитиков, считайте шансы на то, что война придет и в наши дома и делайте собственные выводы.

Я никого сейчас не призываю бросить все и уехать, если у вас есть четкое намерение, понимание, что вы остаетесь стране. Я просто обращаюсь к тем людям, которые сейчас колеблются и которые прямо сейчас делают выбор и думают: ехать или не ехать? Мой ответ: если вы уже пришли к такому выбору – ехать. Легко в эмиграции не будет – не сахар и не кисельные берега с молочными реками, но жить здесь можно.

Отдельно хочу сказать, что я уважаю решение тех, кто остался, потому что бывают ситуации, когда люди не могут физически никуда уехать. Но при этом нужно понимать, какие последствия за собой это влечет. Вы остаетесь в стране, которая находится в двойной оккупации, в стране, которая за полшага до втягивания в большую войну. Изучите правила гражданской обороны, изучите правила тактической медицины и сформируйте свой тревожный чемоданчик, который вам пригодится в случае, если ваш город внезапно окажется под осадой или под бомбежкой. Посмотрите, пожалуйста, на то, что произошло с людьми, которые были не готовы к большой войне в Украине.

Прогноз не утешительный, но и живем мы в такое время, в котором достаточно сложно делать утешительные прогнозы. Более того, халатно и даже преступно по отношению к вашим близким считать, что все само как-то рассосется. Не рассосется. Наша задача в этой ситуации – остаться в живых и досмотреть, чем все закончится. И при хорошем стечении обстоятельств начать новую жизнь.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.