Класковский: Никакой чудодейственной стратегии сейчас ожидать не стоит — ни от Тихановской, ни от ее критиков

0

К чему может привести кризис в среде политических противников режима Лукашенко?

Накануне назначенной на 8–9 августа в Вильне конференции «Новая Беларусь» обстановка среди противников режима Александра Лукашенко не самая здоровая, пишет политический аналитик Александр Класковский.

На открытую критику Светланы Тихановской и ее офиса (ОСТ), прежде всего стоящих за этим мероприятием, рискнул пойти Павел Латушко, глава Народного антикризисного управления (НАУ). В частности, высказаны упреки в недемократичном, непрозрачном формировании состава предстоящего форума.

Вероятно, реагируя на эту критику, Тихановская пригласила на конференцию всех желающих. Красивый жест, но понятно, что далеко не все, кто хотел бы, особенно из самой Беларуси, смогут (или рискнут) поехать в Вильню. Другие, надо думать, отвергнут этот жест демонстративно: мол, она же на наши форумы не соизволила пожаловать (или просто не захотят играть на чужом поле, где всегда намного труднее).

Предстоящий сбор уже переименован из Конгресса белорусов в конференцию, что априори снижает его статус.

С одной стороны, трудно представить, как в условиях сегодняшней Беларуси, когда все живое в тюрьме или подполье, делегатов на такой форум можно избрать широким демократическим путем. Но, с другой стороны, излишняя келейность тоже не на пользу. Даже эмиграция, как видим, не может договориться.

Причины, конечно, разные. Но похоже на то, что ОСТ действительно не лучшим образом подошел к организации мероприятия — частично, возможно, потому, что спешил приурочить его к двухлетию событий 2020 года. Так или иначе, налицо серьезные провалы в коммуникации с другими оппонентами режима.

«Белорусского Черчилля» пока не раскусили

В целом же новая белорусская оппозиция (точнее, условно новая, поскольку и в ее рядах немало давно знакомых персоналий) рискует повторить путь старой. Усиливается внутренняя борьба за влияние и ресурсы. С разных сторон идут все более откровенные атаки на Тихановскую. Мол, не та фигура, не отвечает жестоким вызовам момента.

В частности, ее упрекают за то, что не провела собственную инаугурацию, не объявила себя фактическим президентом, не стала создавать правительство в изгнании (хотя реалистичность выстраивания такой конструкции довольно спорна).

Уже прошли два мероприятия, которые инициаторы назвали форумами демократических сил Беларуси, а обозреватели связывают в первую очередь с фигурой Валерия Цепкало, пытавшегося баллотироваться в президенты в 2020 году и потом оказавшемуся в политической тени.

Самый большой резонанс вызвало, пожалуй, выступление на форуме в Берлине Вадима Прокопьева, который предложил сделать Тихановскую этакой английской королевой, а к ней приставить премьера военного времени а-ля Черчилль.

Пока главной интригой в независимых СМИ и соцсетях стало гадание, кого оратор имел в виду под этим белорусским Черчиллем.

Звучат радикальные сценарии

Прокопьев наиболее ярко отражает настроения тех противников Лукашенко, которые считают, что свергнуть его возможно только вооруженным путем. А их, похоже, становится больше.

В этой среде звучит, в частности, мнение, что лидерам политической оппозиции следует опираться в первую очередь на тех белорусов, которые сейчас воюют против России в Украине.

Но здесь возникает ряд щекотливых вопросов. Положа руку на сердце, некий освободительный поход извне против белорусской диктатуры в обозримой перспективе не выглядит реалистичным. Очевидно, что полк имени Калиновского, полк «Погоня» не представляют собой достаточной силы, чтобы воевать с армией Лукашенко (хотя если вообразить себе ситуацию мощнейшего внутреннего кризиса, то тогда даже несколько сот имеющих боевой опыт людей, просочившись в страну, способны сделать многое).

К тому же есть и такой момент: это подразделения Вооруженных сил Украины. И потому без приказа сверху, по идее, не могут начать боевые действия на белорусской территории. А захочет ли Киев когда-нибудь поддержать такие действия — это вопрос.

Далее, рискнут ли иметь дело с подобными сценариями Варшава, Вильня, Запад в целом? Ведь понятно, что речь автоматически идет и о войне с Россией, которая для не слишком решительной Европы и так — адская головная боль.

Захочет ли Запад продолжать контакты с Тихановской и ее окружением, если де-факто там будет рулить «премьер военного времени»? А в плане международной легитимности Тихановская, как признал тот же Прокопьев, вне конкуренции.

Противники режима перед концептуальными вызовами

Да, можно предположить, что на конференции «Новая Беларусь» Тихановская и ее команда постараются выступить с более решительной риторикой. Вероятно, выскажутся в пользу создания национально-освободительного движения (за которое ратует и Латушко), в целом четче очертят национальные ориентиры, подчеркнут поддержку Украины, важность европейского выбора для Беларуси. Хотя и с этим непросто: независимая социология показывает, что пока при гипотетическом выборе между союзом с Россией и вхождением в ЕС первый вариант популярнее.

Так что ОСТ приходится решать непростую дилемму: как, определяя свою идеологическую платформу, не оторваться от электоральной массы (правда, здесь оппоненты заметят: а что, вы рассчитываете на какие-то выборы при Лукашенко?).

Во всяком случае, трудно представить себе, что команда Тихановской пойдет на смычку с наиболее радикальным крылом оппозиции. Отдельный вопрос — как сложатся дальше взаимоотношения ОСТ и НАУ Латушко, который выступает тоже с более радикальных позиций. В общем, раздрай в рядах противников режима может усилиться.

Понятно, что любой авторитет надо подтверждать. Это касается и Тихановской. Ее офис сейчас критикуют за элементы забронзовелости, нежелание прислушиваться к другим.

Но вместе с тем напрашиваются не самые веселые параллели. Вспомним: на выборах 2006 года в качестве единого демократического кандидата неплохо раскрутился и в итоге заимел международную известность Александр Милинкевич. Хотя и он был условно единым: параллельно маячила фигура Александра Козулина. После выборов же ряд партийных вождей свергли Милинкевича (а почему это мы будем ему подчиняться?). Но после этого оппозиционеры отнюдь не стали сильнее.

В 2010-м на выборы пошли кандидатами аж девять противников Лукашенко, что было на руку властям (работа спецслужб в среде оппозиции — отдельная тема). Это дробило и сбивало с толку протестный электорат. А Площадь 19 декабря оказалась без плана, без руководства.

В 2015 году у старых борцов против режима не хватило пороху не то что сделать Площадь, но даже собрать по сто тысяч голосов за свое выдвижение — президентские выборы оказались самыми блеклыми за все время правления Лукашенко (и соответственно, самыми комфортными для него).

Да и в 2020-м старая оппозиция переругалась по весне на своих праймериз. Но вдруг, опрокинув все прежние выдохшиеся стратегии, сработал феномен новых фигур — Виктора Бабарико, Сергея Тихановского, а когда того арестовали — его доселе никому не известной жены, которую тролли до сих пор стараются уесть ее любовью к готовке котлет.

Можно как угодно склонять этих людей, твердить, что это все подстроила Москва, но факт то, что тогда фантастическим образом сработал комплекс факторов — от тихого, но динамичного становления гражданского общества в предыдущие годы относительной оттепели до бездарной политики властей во время всех напугавшей первой волны ковида.

Что можно сделать в фазе политической демобилизации?

Рассуждать о вероятности нового восстания против режима тоже стоит в контексте ряда пока труднопрогнозируемых, а то и вовсе неожиданных факторов. Самое очевидное, что может сработать против Лукашенко, — это резкое ослабление России и жестокий экономический кризис (причем второе связано с первым).

Но так же очевидно, что и Кремль, и правитель Беларуси пошли ва-банк, отбросили все условности. Оба режима становятся беспощаднее. Уровень страха в белорусском обществе — самый высокий за все постсоветское время. В тюрьму можно загреметь за коммент в «Фейсбуке». И уж тем более показательно жестоки власти по отношению к тем, кто отваживается действовать действительно радикально, — тем же рельсовым партизанам, по которым стреляли на поражение и которым могут дать «вышку».

При такой атмосфере в стране трудно надеяться, что многие запишутся в национально-освободительное движение.

Пока независимая социология показывает, что растет прослойка нейтралов. Часть политических неофитов 2020 года после травматичного опыта уходит от политики, прячется в повседневность, в быт, занимается простым выживанием. Вряд ли их можно вот так вот взять и встряхнуть неким форумом, конференцией или конгрессом за рубежом.

Сама по себе смелость лозунгов не имеет волшебной силы, если момент не тот. Вспомним: когда власти уже переломили хребет протестам 2020 года, то ультиматум режиму из уст той же Тихановской не сработал. Не сработали позже и призывы к национальной забастовке из других уст.

Когда что сработает, вряд ли предскажет хоть один оракул

Впрочем, та же социология свидетельствует, что ядро убежденных противников режима сохраняется, и оно не такое уж маленькое. Так что будет достаточно логично, если ОСТ, выдвигая новые лозунги, станет дрейфовать в сторону этого ядра. В расчете на то, что когда появится исторический шанс, когда откроется окно возможностей для смены режима, другие проснутся, подтянутся, мобилизуются, как это было в 2020-м.

При этом никакой чудодейственной стратегии (вот сели рядком, поговорили ладком, включили мозги — и назавтра режиму хана) сейчас ожидать не стоит — ни от Тихановской, ни от ее критиков. Хотя, конечно, ее команде стоит прислушаться к критике и попытаться найти общий язык с теми, с кем это в принципе возможно.

Вместе с тем вспомним: до 2020 года оппозиция генерировала одну стратегию за другой, но у нее банально не было электорального перевеса. После 2020-го многим стало понятно (иным, впрочем, было понятно и раньше), что электоральный расклад для Лукашенко не имеет значения и выборов как таковых до конца его правления уже не будет.

Теперь перемены в белорусском обществе сдерживаются в первую очередь небывалыми репрессиями, насаждением тотального страха, а также опорой на кремлевскую силу, расчетом, что Путин в случае чего придет на подмогу (как был готов к этому в августе 2020-го).

Однако ряд факторов так или иначе будут подтачивать бастион режима Лукашенко. Оптимально выбранная стратегия оппозиции и ее сплоченность (о которой сейчас можно рассуждать в значительной мере идеалистически) способны усиливать эти факторы. Но когда что сработает и какие люди окажутся на гребне перемен, вряд ли предскажет хоть один оракул.

 Позірк. Навіны пра Беларусь

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.