Шрайбман: Вполне допускаю какой-нибудь военный переворот «имени Карпенкова», у которого просто окажется больше всего штыков

0

Аналитик — о том, что может привести к перемене власти в Беларуси.

Поражение России в войне с Украиной привело бы к фатальному ослаблению белорусского режима, которое тот вряд ли смог бы пережить, считает политический обозреватель Артем Шрайбман.

— Когда результаты этой войны окажут такое влияние на российскую политику, что Путина, например, отстранят от власти или же Россия выведет свои войска, чтобы был виден четкий индикатор поражения, очень многое будет зависеть от того, насколько к тому моменту Кремль будет хотеть поддерживать Беларусь дальше и будет иметь для этого ресурсы, — рассуждает  Шрайбман в эфире Еврорадио. — Если Россия будет настолько ослаблена, как Советский Союз в последние годы, думаю, что в белорусской власти довольно быстро тоже начнется брожение, потому что все поймут, что за Лукашенко больше нет самого главного гаранта его положения.

И это создаст нервозность внутри правящей элиты, и будет нарастать давление на него, в том числе изнутри. Я понимаю, как трудно это сейчас представить, но в ситуации кризиса, экономического, в первую очередь, когда Россия уже какое-то время не будет поддерживать Беларусь, мы это увидим.

Мы увидим все больше и больше давления с тем, чтобы Лукашенко ушел, потому что он будет являться основной препоной на пути нормализации отношений с Западом, снятия санкций и всего остального. А в снятии санкций будет заинтересована любая белорусская власть.

В случае, если Лукашенко внезапно удастся отстранить от власти, аналитик прогнозирует разные, в том числе неутешительные сценарии.

— Мне кажется, что сейчас самый ключевой вес имеет силовая фракция. Не случайно даже конституционно Совбез наделен полномочиями перенимать власть Лукашенко в случае его внезапного ухода.

Поэтому я не представляю, чтобы власть в Беларуси перехватил кто-то, не заручившись при этом поддержкой силового блока. Так уже сейчас построена белорусская правящая верхушка.

Так происходит во многих авторитарных режимах, а сегодня в Беларуси режим все ближе и ближе подходит к военной диктатуре.

Это пока не хунта, потому что во главе все еще не находится коллектив военных, но мы уже подошли к тому, когда на всех уровнях власти во главе засилье людей в погонах.

Смогут ли они объединиться и выдвинуть какого-то номенклатурного общего выдвиженца либо они будут грызть друг друга — все равно неплохие шансы будет иметь именно ставленник или одобренный этими людьми кандидат.

Он может быть и гражданским. Если процесс отрешения Лукашенко от власти пройдет относительно мирно, без революций и терактов, то вполне может реализоваться сценарий, записанный в Конституции Беларуси, принятой по итогам референдума этого года.

В таком случае смотрите на второе лицо по Конституции. Раньше это был премьер, а с февраля это глава Совета республики (сейчас — Наталья Кочанова). Кстати, это говорит еще и о том, что Лукашенко меньше доверяет именно премьер-министру.

Но в случае его ухода у главы Совета республики появится шанс перехватить инициативу, «построить» силовиков или заменить тех из них, кто может создавать проблемы, и подмять под себя эту вертикаль.

Однако все может развиваться абсолютно по воле случая и предсказать, кто окажется рядом, успеет первым перехватить инициативу и устранить конкурентов от трона, сложно.

Сегодня мы видим, что у силовиков есть оружие, и наверху есть достаточно людей с большими амбициями, что может плохо сказаться на будущем Беларуси. Потому что в ситуации действительно хаоса я вполне допускаю какой-нибудь военный переворот «имени Карпенкова», у которого просто окажется больше всего штыков.

И в этой ситуации перспективы демократизации после Лукашенко отодвинутся еще дальше. Но ситуация может развиваться и совершенно по-другому, — допускает аналитик.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.