Карбалевич: Почему Лукашенко не пошел путем Токаева?

0

В момент начала войны России против Украины политическое положение режимов Лукашенко и Токаева было в значительной степени схожее.

В момент начала войны России против Украины политическое положение режимов Лукашенко в Беларуси и Токаева в Казахстане было в значительной степени схожее. Однако Токаев уклонился от сильной связи с российским агрессором, пишет политолог Валерий Карбалевич.

А вот Лукашенко выскочить из колеи не сумел (или не захотел, надеясь на собственные силы). Почему?

Беларусь и Казахстан входят во все интеграционные объединения на постсоветском пространстве, созданные Россией (СНГ, ОДКБ, ЕАЭС).

В обеих странах существуют авторитарные режимы, опирающиеся не на поддержку общества, а на госаппарат. Их руководители не были избраны на демократических выборах.

И в Беларуси (в 2020-м), и в Казахстане (в 2022-м) случились массовые протесты населения, которые поставили под угрозу существование тамошних режимов. И Лукашенко, и Токаев обвинили в этом внешние силы.

И Лукашенко, и Токаев обратились за помощью к Путину. В 2020 году Кремль подготовил вооруженные формирования, которые были готовы вступить в Беларусь для подавления протестов. В январе 2022 года войска ОДКБ были введены в Казахстан для нейтрализации «беспорядков». Таким образом, оба режима удержались благодаря поддержке Москвы, в результате чего оказались в большой зависимости от России.

Однако с началом войны России против Украины руководство Беларуси и Казахстана повело себя абсолютно по-разному. Минск полностью поддержал российскую агрессию, стал ее сообщником, Лукашенко разрешил использовать белорусскую территорию для нападения на южного соседа. Его риторика против Запада и Украины даже более агрессивна, чем у Путина.

Казахстан же дистанцировался от России. Его руководство заявило, что не будет нарушать санкции, введенные Западом против Беларуси и России. Токаев констатировал, что не признает независимости «ДНР» и «ЛНР». Казахстан оказал Украине гуманитарную помощь.

Почему в момент острейшего международного кризиса Беларусь и Казахстан заняли принципиально разные позиции? Существует комплекс объективных и субъективных факторов, которыми можно объяснить это различие.

1. Различное географическое, а значит, и геополитическое положение стран. Беларусь находится между двумя центрами силы — Россией и Западом. Казахстан имеет больше точек опоры — Россия, Китай, Турция, Запад.

2. Белорусское руководство сложило все яйца в одну корзину, сделало ставку на Россию, попало в огромную зависимость от Москвы: экономическую, политическую, военную, информационную, идеологическую. Только в короткий период 2014-2020 гг. была сделана слабая попытка освободиться от такой зависимости.

Казахстан еще при Назарбаеве взял курс на диверсификацию внешней политики и экономического сотрудничества. Страна со всеми дружила, ни с кем из сильных государств не конфликтовала.

3. Беларусь попала фактически в полную газовую, нефтяную зависимость от России. А Казахстан, наоборот, экспортирует энергоресурсы, что в значительной степени гарантировало самостоятельную экономическую и внешнюю политику страны.

4. У Беларуси и Казахстана разные модели национальной идентификации. Руководство Казахстана с самого начала взяло курс на строительство казахстанской нации на этнокультурной основе. Что объективно вело к дистанцированию от России в культурной, информационной, идеологической, языковой сфере.

В Беларуси государственная политика формирования идентичности базировалась на основе частично советского наследия, частично идеологии «русского мира». Лукашенко постоянно утверждает, что мы «один народ», что белорусы — такие же русские, только со знаком качества, говорит об общем отечестве от Бреста до Владивостока. Не удивительно, что в критический момент войны Беларусь и Россия оказались союзниками, бывшие десантники во время празднования профессионального праздника ходят по белорусским городам с российскими флагами, а милиционеры охотно используют букву «Z» — символ агрессии РФ.

5. Различные отношения с Западом. Казахстан с самого начала видел в США и ЕС важных партнеров, стремился поддерживать с ними хорошие отношения. Руководство страны каждый год направляет на учебу в западные университеты своих молодых граждан. Всячески приветствуются и поощряются западные инвестиции.

Поэтому Казахстан всячески уклоняется от поддержки антизападных призывов и действий Беларуси и России в рамках ОДКБ. Хотя Токаев и говорил о внешнем вмешательстве во время народных волнений в январе 2022 года, однако никак не упоминал Запад в этом плане. Даже намеков в этом направлении не было.

Беларусь в идеологическом плане — самая антизападная страна постсоветского пространства. С 1996 года официальный Минск находится в остром политическом, дипломатическом, ценностном конфликте с Западом. Лукашенко с самого начала объявил США и ЕС врагами.

6. Лукашенко и Токаев сделали из народных протестов разные выводы. Лукашенко категорически отказался делать любые шаги навстречу народу, устраивать хоть какие-то реформы. Насилие — единственный способ ответа на недовольство общества. Поэтому белорусский режим эволюционирует от авторитаризма к тоталитаризму.

Токаев, наоборот, объявил курс на реформы. И пусть его политические оппоненты утверждают, что реформы эти косметические, тем не менее власть хотя формально признает, что к народным протестам причастны ее ошибки (все списали на Назарбаева) и она готова слушать людей. Таким образом, режим способен расширить свою социальную опору, и нельзя исключать, что Токаев способен победить на реальных конкурентных выборах. И ему, в отличие от Лукашенко, в меньшей степени нужна внешняя поддержка.

7. Определенную роль играет масштаб личности правителя, его мировоззрение. Токаев — профессиональный дипломат, окончил элитный вуз — Московский государственный институт международных отношений, владеет пятью языками, работал в системе МИД СССР, ООН (был заместителем генсека ООН). Президент Казахстана хорошо знает мир, понимает доминирующие тенденции, легко общается с лидерами как Востока, так и Запада. Поэтому он избегает ситуации тупика, изоляции.

В этом плане сравнивать Токаева с Лукашенко трудно. Последний даже белорусским языком не владеет. Общаться с западными политиками ему просто дискомфортно. Поэтому даже во время периода «разрядки» с Западом белорусский лидер уклонялся от визитов в европейские страны, хотя его настойчиво приглашали. Лукашенко привык к положению изгоя, его представления о мире не выходят за пределы обывателя, смотрящего телевизор. И много лет он пытается доказать, что это он с Путиным шагают в ногу, а весь мир — не в ногу.

Поэтому в критический момент Токаев уклонился от сильной связи с российским агрессором. А Лукашенко, как та лягушка из басни Кондрата Крапивы, не смог (или не захотел, чрезмерно рассчитывая на собственные силы) выскочить из колеи, крепко привязался к российскому «Титанику», который с ускорением движется на айсберг.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.