Класковский: «»Элиты» явно не хотят терять ту сладкую жизнь, которая стала для них привычной за последние несколько десятилетий»

0

В нынешней России такой отрыв элиты от масс, которого не было ни в Советском, ни даже за имперским временем.

Политический обозреватель в интервью Филину — об очевидном расхождении между словами и делами властей.

В Москве и Санкт-Петербурге уже в конце августа планируется открыть магазины беспошлинной торговли. Там за рубли, доллары или евро смогут приобретать дефицитные иностранные товары дипломаты, консулы и их семьи, а также сотрудники международных организаций.

Не удивительно, что даже Парламентская газета, которая первой сообщила о спецмагазинах, применила оборот «недоступные для простых граждан» и упомянула о существовавшей в Советском Союзе сети фирменных магазинов «Березка».

Напомним: идет шестой месяц войны. Ежедневно происходят «зачистки» и преследование инакомыслящих. Россия под беспрецедентными санкциями. Официально дефицита нет, но множество иностранных брендов покинули страну.

Почему и зачем российские власти устраивают еще один акт возвращения в СССР, не боясь раздражать собственных граждан, и возможно ли подражание этому примеру в Беларуси, или здешняя вертикаль, наоборот, продолжит имитировать близость к народу? На эти вопросы Филину ответил политический обозреватель Александр Класковский.

— Это такой штрих, который свидетельствует: российские, так называемые, элиты привыкли к роскоши, к хорошей жизни. И хотя верхи призывают по телевизору и со всяких трибун, чтобы россияне сплотились вокруг власти, перетерпели, если надо, экономические трудности и затянули пояса ради восстановления великой державы, сами они явно не хотят терять ту сладкую жизнь, которая стала для них привычной за последние несколько десятилетий.

Мы видим типичное расхождение между словом и делом, которое было характерно и для советской эпохи, где были закрыты распределители, и партийные руководители, призывая других к скромности, сами жили с привилегиями.

Надо сказать, что в нынешней России такой отрыв элиты от масс, которого не было ни в Советском, ни даже за имперским временем. Настоящие аристократы, дворяне эпохи царизма, напротив, стремились быть скромными и близкими к народу (хрестоматийный пример — Лев Толстой, который и учил крестьянских детей, и стеснялся того, что он богат, поэтому старался передать хоть частичку того, что имел, другим).

Сейчас философия российской «элиты» другая, ведь наверх выскочили люди, которым просто безумно повезло. Тот же Путин подчеркивал не раз, что вырос в питерской подворотне, и до сих пор это в нем сохранилось, как в лексике, так и в самой манере поведения — «мочить», «бить первым».

А вслед за ним мелкие чины в спецслужбах, в государственных конторах вдруг дорвались до огромного богатства. И попав из грязи в князи, они не знают меры и не понимают, что весь этот китч, соревнования, у кого яхта длиннее, для простолюдинов — дико.

Но на это не обращают внимания, так как на сегодня российская масса охвачена патриотическим угаром, она живет тем, что Соловьев и другие пропагандисты доводят с телевизора. Этот феномен психологии русского человека удивляет всех в мире.

Ведь если европейцы, те же чехи или немцы, любят комфортно посидеть вместе, попить пиво с колбасками в своем ухоженном доме или коттедже, то русский может иметь туалет – «скворечник» с дыркой на дворе, где ни грядок, ни цветов, все лебедой заросло, но сидеть с бутылкой водки у телевизора и наслаждаться тем, что «у нас самые лучшие ракеты», «мы кому-то дали по зубам, и гнилые западники испугались и дрожат»…

Но у «глубинного народа» может начаться и другая фаза, замечает Александр Класковский, и его бросит в другую крайность — русский бунт, который еще Пушкин в «Капитанской дочке» охарактеризовал как «бессмысленный и беспощадный».

—  Если уж такая стихия вскипает, то она сметает все, как это было в 1917 году, — говорит аналитик, — и до сих пор они не могут оправиться от того страшного эксперимента, когда принцип «кто был никем, тот станет всем» возвели в абсолют, а шариковы пришли к власти…

Однако пока, добавляет собеседник, тенденция именно такая: номенклатура не собирается жертвовать собственной сытой жизнью, а отрыв «элит» от масс все увеличивается.

В Минске в коммунистические времена, вспоминает Александр Класковский, этот отрыв был меньше: так, партийные деятели жили в «ондатровом» районе и имели лучшие квартиры (но все же квартиры в обычных домах, а не собственные коттеджи), да раз в неделю получали пару пачек гречки и батон сухой колбасы в спецраспределителе. Кроме того, они могли без проблем приобрести дефицитные пыжиковые шапки.

—  А если посмотреть на нынешнее российское и белорусское высшее руководство — о российском не раз рассказывал Навальный, о дворцах Путина, западных виллах и дворцах олигархов, да и белорусская независимая пресса и исследователи тоже не раз писали о дворцах Лукашенко и их роскошной обстановке.

Думаю, что Лукашенко «отмашки» на создание подобных магазинов для дипломатов и привилегированных лиц не даст. И Макей не пойдет к нему с таким предложением, так как понимает, что получит тряпкой по лицу за идею.

Ведь Лукашенко пришел к власти и долгое время себя позиционировал как именно «народный» президент. Он и до сих пор любит покрасоваться, как он картошку собирает (правда, обязательно в окружении красавиц), как в каком-то странном колпаке убирает арбузы или косит, рассказывает про своих козочек, про урожаи и надои — эксплуатирует этот имидж «простого человека из народа».

Даже если он ведет внешнеполитическую пропаганду, проскакивает эта нотка: мол, там, на гнилом Западе, элиты не понимают народных желаний, а я вышел из глубин и понимаю их потребности.

Отсюда же и игра в «народную дипломатию», когда он говорит, что у литовцев и латышей ни соли, ни гречки, пусть к нам приедут — я же понимаю потребности тамошних простых людей.

Но ведь люди не дураки и видят, что белорусское руководство также в своем отдельном мире ведет роскошный образ жизни. Не раз независимые медиа, опять же, «ловили» Лукашенко на том, какие у него дорогие, престижных западных брендов куртки, часы, велосипеды, — ему при необходимости все это будут доставать, несмотря на всякие санкции.

—  В то время, как в Москве и Петербурге создадут аналоги «Березки», Лукашенко приказывает создать аналоги ТЦ «Столица» и продавать отечественную продукцию, в том числе его мерч и «антиковидный салат «молодость». Видимо, белорусские власти скорее пойдут по этому пути в создании альтернативной реальности?

—  Скорее, да, ведь на словах Лукашенко эксплуатирует имидж простого человека и продвигает белорусское, демонстрирует, будто любит простую еду, хотя понятно, что ее готовят специальные повара…

Но, опять же, здесь расходятся слова и дела. Ведь журналисты подмечали многократно: на самом деле он отдает предпочтение западным брендам — и велосипед у него далеко не минский «Аист», и лыжи — не «Телеханы», производство которых он приказывал поднять на мировой уровень.

Тем самым, отмечает аналитик, правитель невольно демонстрирует, что обещанное импортозамещение и близко не дотягивает до западных аналогов, а басни о том, что санкции стимулируют экономику — лишь попытка создать хорошую мину при плохой игре:

Невозможно в условиях изоляции, исповедуя своеобразное белорусское чучхэ, или чучхэ на двоих с Россией, удержаться на высоком технологическом уровне. Отставание будет продолжаться, разрыв увеличится, и обе страны двинутся к деградации.

—  Это может быть разве союз двух северных Корей. Кстати, если проводить параллель — Ким Чен Ын также, насколько известно, учился на Западе и отдает предпочтение западным брендам, а запуганный северокорейский народ пикнуть в ответ не может.

Эти примеры показывают, что у вождей «губа не дура» и, призывая народ к скромности, сдержанности, материальным жертвам ради какой-то великой идеи, сами они строят отдельный параллельный мир, где можно купаться в роскоши и не знать ни в чем отказа, — резюмирует Александр Класковский.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.