Первая среди равных: итоги конференции «Новая Беларусь» в оценках экспертов

0

Был ли на виленской конференции «Новая Беларусь» сделан выбор в пользу силовых методов борьбы?

Приведет ли создание переходного кабинета к уменьшению распрей среди демократических сил? Какое влияние на ситуацию в Беларуси будет иметь появление этой институции? Был ли на виленской конференции «Новая Беларусь» сделан выбор в пользу силовых методов борьбы?

На эти вопросы Юрия Дракохруста на канале Свобода Premium отвечают аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS), культуролог Вадим Можейко и историк Александр Пашкевич.

Поспособствовала ли конференция решению кризиса в протестной части белорусского общества?

Пашкевич

В тех кругах, которые получили места в переходном кабинете, на определенное время распрей и конфликтов будет меньше. Но основной хейт в последнее время несла группировка, воплощенная в Валерии Цепкало и Ольге Карач. Они проводили свои форумы и забрасывали Светлане Тихановской различные обвинения.

Их группировка в кабинете мест не получила, наверное, не слишком к этому и стремилась. Поэтому я считаю, что распрей и скандалов меньше не станет.

Но удовлетворены амбиции Павла Латушко, по крайней мере, на определенное время. Он тяжеловес в оппозиционном сообществе. Получили свое люди, которые занимаются силовиками и силовыми вопросами. По крайней мере, меньше будет нареканий на Тихановскую, что она не занимается силовым блоком.

Можейко

Во всех ссорах и хейтах есть две волны. Есть хейтеры, которые всегда собираются вокруг успешного проекта, не имея никаких собственных ресурсов — ни репутационных, ни кадровых, ни финансовых. Или имеют их гораздо меньше, чем амбиций. И такие люди всегда будут суетиться и критиковать. Их цели недостижимы в принципе. И они наиболее громкие и заметные.

Но за 2 года после президентских выборов накопилась и другой критики от тех людей, которые хотели от офиса Тихановской большей инклюзивности и прозрачности.

Офис Тихановской — это прообраз ее администрации. А здесь создана структура, в которой представлены политики из разных течений.

Тихановская и ее офис услышали критику по поводу недостатка прозрачности и инклюзивности и отреагировали на нее. Состав кабинета стал до определенной степени компромиссом.

Я считаю, что определенная часть ссор успокоится.

Чем будет заниматься кабинет, который не является правительством в изгнании?

Можейко

Очень легко назвать себя правительством в изгнании. Пройдет пару месяцев, никто его не признает, не даст ему полномочий, и получится пшик. И будет очень неловко. И поэтому не удивительно, что этого не произошло. И Тихановская не называет себя президентом, и кабинет не назвали правительством. При разговорах о правительстве в изгнании многие вспоминают Раду БНР, которая также есть правительство в изгнании. А если бы был создан еще один, то вопрос, признала ли бы его хотя бы существующая Рада БНР.

Критики идеи правительства в изгнании задавали вопросы — что вы сможете делать при наличии такого правительства, чего не можете делать в его отсутствие?

В кабинет включили людей, которые склонны и способны что-то делать. Латушко — самый топовый чиновник, который ушел из системы. Есть надежды, что он будет заниматься коммуникацией с чиновниками. ByPol занимался планом «Перамога», добывал сливы аудиоразговоров силовиков, делал исследования. И они не ждали, чтобы Тихановская им дала разрешение.

Возможно, Сахащик сможет консолидировать силовой компонент.

Каким будет «эхо» в Беларуси от создания кабинета?

Пашкевич

Я склонен согласиться со Шрайбманом, что большого значения создание кабинета иметь не будет. Возможности политиков в эмиграции объективно ограничены. «Волшебной палочки», к сожалению, у них нет. Действия, которые мог делать офис Тихановской, а теперь будет делать кабинет, — это прежде всего действия за пределами Беларуси.

Если Сахащик будет заниматься созданием вооруженных сил, это будет делаться за пределами Беларуси, скорее всего, в Украине. То, что Азаров занял пост в кабинете, вряд ли повлияет на поведение людей в Беларуси.

На днях появились аналитические материалы Андрея Дынько и Александра Класковского, в которых констатировалось, что те, кто может что-то делать, они это и делали.

Одной из главных причин Февральской революции в России в 1917 году была война, в которую Россия влезла. Сейчас у границ Беларуси происходит масштабный региональный конфликт, который может перерасти во всемирный.

Многое зависит не от действий белорусских политиков, а от международной военно-политической ситуации. В начале года она была одна, после 24 февраля — другая, осенью ситуация может снова существенно измениться. Это влияет и на внутриполитическую ситуацию.

Сделала ли виленская конференция ставку на немирные пути борьбы?

Можейко

В 2020 году протест был мирный не потому, что белорусы вдохновлялись методичками Шарпа, а потому, что к этому тогда было готово общество. К тому же действительно некоторые снимали обувь, когда становились на лавочки. Но было и такое, что милицию камнями забрасывали. 12-13 августа были женские акции, но вечером в эти же дни возле «Риги» в Минске были настоящие уличные бои.

Сейчас общественная дискуссия милитаризируется, это и не странно во время войны.

Это искусственная дилемма — протест мирный или немирный. Не обязательно, чтобы все протестовали одинаково. Есть люди, которые никогда не будут применять насилие. Но это не исключает, что протест может иметь и другую составляющую. Я считаю, что и следующий протест в Беларуси будет отчасти мирным, но это не исключает и немирные элементов, к которым будут подготовлены люди, скажем, те, которые участвуют в плане «Перамога».

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.