Фридман: «Украинская армия демонстрирует, что для нее нет красных линий»

0

Украинские военные эксперты своими заявлениями хотят показать, что армия Украины сильная, способная на многое. В этом также есть определенный пропагандистский мотив.

Филин обсудил последние горячие новости из Украины и аннексированного Крыма с политическим обозревателем и историком Александром Фридманом.

— Украинские власти делают все более жесткие заявления. Владимир Зеленский предупреждает, что любые переговоры прекратятся, если Россия присоединит оккупированные территории. Советник офиса Михаил Подоляк вообще говорит об отсутствии точек соприкосновения у переговорщиков. А генералы обещают вернуть Крым военной силой. О чем свидетельствуют эти заявления?

— Во-первых, заявления о Крыме, об освобождении захваченных территорий, изгнании оккупантов делаются для достижения внутриполитических целей. Дать надежду людям — да, сейчас все еще очень тяжело, есть большие потери, но в итоге все будет хорошо.

Такой позитив в военные времена просто необходим. В данном случае можно говорит об элементах военной пропаганды. Первое время на этом специализировался Алексей Арестович, это была его функция.

Сегодня он постепенно уходит на второй план, как мне кажется. Он много говорил и многое из этого не сбылось. И его место начинает занимать Михаил Подоляк.

Украинские военные эксперты своими заявлениями хотят показать, что армия Украины сильная, способная на многое. В этом также есть определенный пропагандистский мотив.

Но с другой стороны, мы видим, что произошло с крейсером «Москва», вчера была атака на крымский аэродром, ранее были обстрелы российской территории.

Все это показывает, что украинская армия и правда на многое способна. Это демонстрация того, что для нее нет красных линий, за которые она боится переступить, чтобы еще больше не спровоцировать российскую сторону.

Красные линии, конечно, еще есть. Трудно оценить, где конкретно они пролегают. Но факт в том, что украинцы их подвинули.

Дело в том, что в Украине считают, что никаких переговоров не будет. Либо Кремль добьется своих целей, либо потерпит полное поражение, и тогда уже в России начнется трансформация. И это не преувеличение, это достаточно реалистический взгляд. Звучит это, возможно, слишком громко, но на деле все реально.

Первоначально Кремль планировал захватить всю Украину, арестовать или даже физически уничтожить Зеленского и его окружение. И это у него не получилось. Как можно вести переговоры с теми, кого ты сперва хотел уничтожить?

Поэтому все эти попытки вести настоящие переговоры, не фарсовые, выглядят нереалистичными. Ведь и цели сторон совершенно различаются.

Россия настаивает на капитуляции Украины, та в ответ требует, чтобы российские войска покинули территорию страны хотя бы до уровня 24 февраля. Позиции слишком разнятся, возможностей для компромисса нет.

— Как бы вы оценили реакцию на взрывы на военном аэродроме в Крыму? С российской стороны она крайне непоследовательная.

— Украинская сторона фактически признала, что это они сделали.

Со стороны России реакция пока сдержанная. У них в этом случае есть две опции. Первая — если признать ответственность Украины, то это позор для российской армии, позор для России. Вторая — если этого не сделать, искать отговорки, отметать украинский след, то это просто глупо и смешно.

У России сегодня выбор: либо ты признаешь вот такое позорное состояние собственной армии, либо выпячиваешь собственную глупость. Пока же в Москве, похоже, склоняются ко второму варианту.

— Как на Западе реагируют на возрастание воинственной риторики Киева?

— Взгляды на войну в Украине заметно разделены. Есть ряд экспертов, которых я бы назвал оптимистами по отношению к украинской армии. Например, австралийский генерал в отставке Мик Райан или американский генерал-лейтенант в отставке Бен Ходжес. Они с первых дней войны подчеркивают, что украинцы имеют все возможности для военной победы.

Есть американские эксперты, которые называют заявления украинских военных реалистичными. Есть немецкие и французские военные специалисты, которые придерживаются подобных взглядов.

Есть и фракция скептиков. Это те люди, которые с самого начала войны считают, что Россия настолько сильна, что она все равно достигнет своих целей, что у Украины нет ни единого шанса выстоять. В качестве примера назову немецкого генерала в отставке Эриха Фада.

В марте-апреле Фад и другие скептики вели себя достаточно сдержанно. Но в контексте битвы за Донбасс, где у россиян были определенные военные успехи, они с новыми силами заговорили о том, что Россия рано или поздно победит.

Отмечу еще один момент: заявления украинской стороны оперативно попадают на страницы западной прессы. Заявления Подоляка, чуть реже — Арестовича. Громкие заявления из Киева имеют здесь резонанс.

— Еще одна горячая тема — ситуация вокруг Запорожской АЭС. Россия и Украина обмениваются обвинениями в обстрелах станции. Тем временем, об этой проблеме заговорили международные организации и структуры. Что об этом думают  на Западе?

— В западной прессе звучат различные варианты того, что может быть со станцией в том или ином случае. Обсуждаются слухи о том, что машинный зал станции заминирован, что россияне туда завезли боеприпасы.

Все это муссируется, так как для Европы это абсолютно ужасная ситуация. В прессе пишут, что возможная катастрофа здесь будет куда страшнее, чем на Фукусиме. Ведь там речь шла об острове. Более того, на японской станции система защиты была более надежной.

Эта тема обсуждается как большая угроза для Европы. Второй момент — как и с кем ассоциируется эта проблема. Да, россияне винят в обстрелах украинцев, те — россиян. Но в европейской прессе все же чаще фигурирует российская сторона — то, как она легкомысленно относится к опаснейшим ситуациям.

Если учесть все те ужасные новости, которые приходят из Украины, европейская пресса склонна поверить в сообщения о том, что российские военные заминировали машинное отделение атомной станции. Этому способствует военный опыт россиян, накопленный в этой войне.

Есть и третий момент — внутриполитические дискуссии в Европе, в частности, в Германии. Тема энергоносителей здесь очень актуальна. Германия фактически отказалась от атомной энергетики, последние атомные электростанции здесь должны быть вскоре закрыты.

Теперь возник вопрос с российским газом и нефтью, что спровоцировало дискуссию о будущем атомной энергетики, о том, как выдержать в ситуации прекращения поставок российских энергоресурсов.

В Германии тема атомной энергетики была закрыта несколько лет назад и теперь она абсолютно неожиданным образом вернулась. Люди, которые призывают продолжить использовать атомную энергетику, приводят экономические аргументы, что нужно выдержать возникший энергетический кризис.

А у противников атомной энергетики появился новый мощный аргумент: крупнейшая АЭС Европы стала фактически заложником войны. Это лишний пример, какая ужасная ситуация может сложиться вокруг атомной станции, да еще и в Европе.

Здесь бы я подчеркнул еще один аспект, касающийся Беларуси, в которой Россия построила АЭС. После чернобыльской катастрофы советская и российская атомная энергетика утратила свое реноме. Когда в Европе идет разговор о какой-либо атомной станции, построенной Россией, при помощи российских технологий, то первой ассоциацией становится Чернобыль.

Доверия к российской атомной энергетике в Евросоюзе нет, в том числе и на обывательском уровне. И тут мы видим такой пример: старая советская АЭС сегодня стала реальной горячей точкой. Это наихудший сценарий для Европы, который можно представить. 

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.