Петр Кузнецов: Мне не очень обидно, что я оказался плохим пророком со своим среднего оптимизма прогнозом

0

Многие из тех, кто говорил «до Нового года» или «к маю» сейчас в Вильне думают, что делать дальше.

Хочется мне того или нет, а сказать несколько слов по поводу второй годовщины с начала памятных событий 2020-го года просто необходимо. Уже хотя бы потому, что очень многие люди довольно долго помнили мой прогноз, что действующему режиму остается существовать не более 2-х лет с начала протестов, и периодически интересовались: не утратил ли прогноз актуальность, пишет политический аналитик Петр Кузнецов.

Как сегодня ясно видно, утратил. Но это стало ясно намного раньше, я бы сказал, примерно с осени 2021-го, а окончательно подобная вероятность была похоронена 24-го февраля.

Мне, конечно, очень жаль, что мой средне-оптимистичный прогноз не оправдался, но мне совсем не обидно от того, что я оказался плохим пророком. В большом мире планеты Земля и малом мире отдельных государств все процессы подчиняются определенной логике. Логику эту человечество нарабатывало тысячелетиями, облекало в формилизированные и институциональные рамки, выстраивало на ее основании определенные правила – отношений между человеком и человеком; между обществом и правителями; людьми и институциями, между государствами.

Через этот долгий путь получилось построить современный мир, который, в определенных своих частях, видится куда более развитым, сильным, безопасным, комфортным, чем времена первобытно-общинного строя или темного Средневековья с безграничным правом силы – «кто сильнее, тот и прав».

Развиваясь, с течением времени – десятилетий и веков – человечество перемалывало режимы и игроков, кто выходил за пределы этой логики и пытался вернуться к тому самому праву силы. Цивилизованный мир очень хрупок, никаких гарантий того, что цивилизационные достижения XIX – XX веков, приведшие к появлению понятий прав человека, международной безопасности и международного права, не будут отброшены за ненадобностью и человечество не вернется назад – такие кульбиты в истории уже были. Однако практика показывает, что как бы ни развивались события, побеждает все равно стремление к порядку, правилам и закону – иначе человеку, как существу социальному, просто не жить.

В 2020-м году власть, объявившая в своей стране режим «не до законов», виделась обреченной – в маленьких мирах отдельных государств долгосрочное и устойчивое существование в таком формате невозможно уже тысячи лет. В тогдашней ситуации это выглядело аномалией и была уверенность (и все факторы говорили ЗА эту версию), что несогласие между властью и обществом внутри, а так же полная изоляция вовне, приведут систему к коллапсу в обозримом будущем.

Кое-что пошло не совсем так. Несогласие внутри было нивелировано двумя факторами: запредельным уровнем насилия и принуждения и массовым оттоком из страны тех самых несогласных. Пар вышел, градус снизился.

А вот вовне случилось нечто, куда более неожиданное и парадоксальное. Оказалось, что у нашего режима «не до законов» даже в нынешнем, прагматичном, мире, есть друзья и единомышленники. 24-го февраля приверженцы исключительного права силы обозначились и предъявили свои претензии на весь регион. И получилось так, что наша проблема – она не только наша, не локальная вовсе. У нее есть союзники и сателлиты, готовые применять силу вне закона и без оглядки на уровне, куда большем, чем наш местный, и в таком раскладе шансов что-то изменить в существующем статус-кво просто нет.

Мне не очень обидно, что я оказался плохим пророком со своим среднего оптимизма прогнозом. Многие из тех, кто говорил «до Нового года» или «к маю» сейчас в Вильне думают, что делать дальше. Просто потому, что никто на тот момент не мог представить, что логика процессов разрушена не только внутри нашего государства, но в регионе в целом. А она – да, была разрушена и мы сейчас это видим.

Мой же прогноз остается актуальным в целом, с поправкой на частности. Частности состоят в том, что если бы «не до законов» оставалось актуальным исключительно на нашем местном уровне, то процессы шли бы быстрее. В момент истории, когда это стало региональной (если не глобальной) реальностью, процессы идут медленнее, но куда масштабнее. История делает свое дело. Что несколько меняет сроки, но не меняет сути.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.