Павел Усов: Ни у общества, ни у политической оппозиции уже нет ресурсов для политической борьбы

0

"Судьба Беларуси сейчас связана с Украиной и Россией".

Война на Донбассе длилась восемь лет, но после зимы 2015-го конфликт заморозился до уровня локальных боев. Если так же будет с нынешней полномасштабной войной в Украине, чего ждать Беларуси?

Карта боевых действий в Украине почти не меняется уже несколько месяцев: бои продолжаются, люди гибнут, но с обеих сторон успехи довольно локальные.

Спросили политолога Павла Усова, что ждет Беларусь, если в ближайшие годы конфликт не прекратится.

Судьба Беларуси сейчас связана с Украиной и Россией, убежден Усов: если конфликт не замораживается, а Россия капитулирует, это автоматически приведет к уходу Александра Лукашенко. Но сегодня рано говорить, что война закончится скоро и завершится поражением России. Затягивание же войны негативно скажется и на России, и на Украине, и на Беларуси. Для Беларуси это будет означать «единое тоталитарное пространство с Россией». Поэтому Усов призывает делать все возможное, чтобы Украина победила, даже если кажется, что беларусские полки в составе Вооруженных Сил Украины – это капля в море.

Если война затянется, ожидайте изоляцию и террор

Тенденции будут только негативные, убежден Усов: расширение контроля и переход к тоталитарному режиму, уничтожение любой альтернативы, независимых медиа. Лукашенко не имеет никакой возможности восстановить легитимность или внутреннюю поддержку, поэтому будет опираться исключительно на террор.

Война в Украине не будет иметь серьезного влияния на саму политическую систему. Если Лукашенко захочет остаться на посту президента, то останется, а не захочет – изменит конфигурацию «пирамиды власти». Но совсем уходить Лукашенко не собирается, ему важно сохранить и персональную власть, и власть своего клана.

В условиях изоляции экономика Беларуси переориентируется на военные условия. Если у соседей продолжится война, а Россия продолжит использовать Беларусь как плацдарм для атак, то Беларусь останется в изоляции, тогда надеяться на позитивные изменения не приходится. Экономическая, политическая и социальная системы будут «на рельсах военной мобилизации» и под расширенным контролем, а система будет деградировать.

Беларусь может стать почти как «ДНР» или «ПМР», предостерегает Усов. Затягивание войны для России будет фактически провалом и будет требовать мобилизации дополнительных ресурсов, поэтому нужно будет показать победу – возможно, за счет Беларуси. Россия может использовать для этого «союзное государство», углубив интеграцию до уровня некоего «нового СССР». Беларусь могут вынудить признать те же «ДНР» и «ЛНР», а то и «защитить союзников» от Украины.

Системного сопротивления не будет, разве что спонтанные локальные протесты

Ни у общества, ни у политической оппозиции уже нет ресурсов для политической борьбы, считает Усов. Если война затянется, бороться с консолидированным тоталитарным путинско-лукашенковским режимом будет труднее. Индивидуальная борьба «партизан» и «индивидуально-бытовое сопротивление» будут продолжаться, но вряд ли будет системное сопротивление, тем более вооруженное.

В условиях мобилизации и расширения террора станет еще меньше гражданской инициативы. Это будет означать и дальнейший выезд людей, и снижение активности в бизнесе, и дальнейшее ухудшение качества образования и медицины (нехватка врачей и учителей уже ощущается), и падение уровня услуг. Отсутствие перспектив будет очевидно.

Чем дольше ситуация будет оставаться такой, тем большим будет ощущение разочарования и бессилия. От оппозиции многие ждут какой-то волшебной стратегии, которая позволит мгновенно изменить ситуацию, но такой стратегии нет. Можно написать любую стратегию, но реализовывать ее придется беларусам в Беларуси. Но сейчас у оппозиционных структур нет видения, как двигаться дальше. Конференция «Новая Беларусь» может создать условия для нового этапа деятельности оппозиции, а может и«похоронить ее как политический субъект».

Гражданская война вроде латиноамериканских или всеобщая забастовка маловероятны. В Беларуси что бытовой, что «цивилизационный» уровень вовсе не тот, который был в странах, где начинались гражданские войны и вооруженные восстания против тирании, да и контроль индивидов гораздо сильнее. Общенациональная забастовка могла бы изменить ситуацию, но для этого нужны структуры и солидарность, которых сейчас нет. Могут быть, разве что, локальные спонтанные протесты, когда людям будет настолько тяжело жить на зарплату, что не будет за что платить за квартиру или покупать еду – даже в советское время были такие протесты.

Насколько вероятно затягивание конфликта?

Россия даже рассчитывает на затягивание конфликта, уверен Усов. Энергетические проблемы в Европе зимой могут вызвать и политические кризисы, а значит, поиски компромиссов с Москвой. Тогда Россия получит время на восстановление, может получить и снятие части санкций, а у Украины вряд ли тогда появятся ресурсы на восстановление разрушенного войной.

Возможность перелома на херсонском направлении довольно высока, но ведь Россия заняла и часть Запорожья, и Донбасс, и Крым, отмечает Усов. Точечные успехи Украины на юге есть, но нет интенсивного наступления. Перелом войны в пользу Украины зависит от поставок иностранного оружия, концентрации современных вооружений и противовоздушной обороны. В августе-сентябре станет ясно, будет ли серьезный прорыв. И если не будет, можно ожидать перехода к длительной позиционной войне. Но если Украина отвоюет Херсон, это не будет сразу же значить окончание войны, разве только приближение победы.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.