Долгострои в Минске раздражают Лукашенко. Но почему они возникли?

0

Сейчас в Беларуси порядка 6 тысяч объектов, которые считаются долгостроями.

Недавно Александр Лукашенко провел совещание, на котором обсуждал с чиновниками проблемы долгостроев в Минске, пишет телеграм-канал «Нашы грошы».

Называя замороженные стройки «немым укором нашей бесхозяйственности», Лукашенко отметил, что в городской строительной отрасли хватает жуликов и нерасторопных чиновников и вспомнил о недополученных налогах и несозданных рабочих местах. «Пора предпринимать кардинальные меры» — заявил он.

Давайте разберемся, что происходит в строительной отрасли сегодня. Сейчас в Беларуси порядка 6 тысяч объектов, которые считаются долгостроями. Это немало. В основном (около 40%) они расположены в Минске и Минской области, что вполне логично: в регионе, где традиционно много денег — много и проблем.

При этом логическая цепочка, озвученная на совещании, по которой долгострои – это замороженные инвестиции, потеря рабочих мест, и, соответственно, недоплата налогов в бюджет – правильная. Но проблема не только в понимании проблем, но и в причинах происходящего и правильных выводах.

Вначале о причинах (той их части, что на совещании постеснялись озвучить). Строительная отрасль, в отличие от многих других, имеет очень высокую долю участия государства буквально на всех стадиях. Государство владеет крупными строительными компаниями, производством стройматериалов, является одним из основных заказчиков, а, кроме того, государство – регулятор, устанавливающий нормы и правила строительства и контролирующий их выполнение.

Поэтому, когда руководство страны с удивлением разводит руками и спрашивает: «что тут у нас происходит неправильное?», спрашивать нужно в первую очередь с себя, а не искать виновных по сторонам. Нет спроса на квартиры — а почему у населения нет средств на покупку жилья? Плохо с предложением — а почему строители уходят в другие сферы экономики или уезжают на заработки в другие страны? Говоря о долгостроях, навскидку можно вспомнить вопросы по регистрации строительных объектов, излишней забюрократизированности порядка сдачи, непрозрачной и неконкурентной системы выделения площадок под строительство и т. д. И если даже Лукашенко видит, что в сфере много жуликов и некомпетентных людей, почему она продолжает, под пристальным надзором многих контролирующих служб, существовать в таком виде десятилетиями?

Развивая эту мысль, мы приходим совсем к иной, неприятной для правительства логической цепочке. Да, бизнес не функционирует, как хотелось бы, и инвестор не идет. Но происходит это из-за факта наличия долгостроев или из-за того, что стало причиной появления этих долгостроев? И, о ужас! – быть может, причина в абсолютно гиблом деловом климате, неуверенности бизнеса в завтрашнем дне, невозможности планировать на сколько-нибудь отдаленную перспективу?

Страшно представить, что бы произошло, решись эти, длящиеся десятилетиями, проблемы. Возможно, бизнес оказался бы сам в состоянии решить, где найти нового застройщика вместо обанкротившегося, где найти кредитные ресурсы под проекты, от которых он видит отдачу, как нанять недостающих строителей и так далее. И никаких экспертных совещаний, посвященных проблемам «немого укора», не понадобилось бы.

Тут надо еще вспомнить и о глобальном падении всего строительного сектора за последние несколько лет. Еще совсем недавно он занимал 10% ВВП и был одним из драйверов экономического роста, а за последние несколько лет ужался почти вдвое и представляет собой крайне проблемную сферу с туманной перспективой. И это при том, что в ее модернизацию были вложены поистине огромные деньги (взятые под это кредиты некоторым предприятиям отдавать еще многие годы). Это колоссальные потери для государства. Только если уж взялись за проблему, давайте разбираться в причинах, ведь популизмом отрасль из пучины кризиса не вытянуть.

Долгострои в Минске раздражают Лукашенко. Но почему они возникли?

 

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.