«Старались не говорить по-русски». Гомельчанка поехала в пятизвездочный отель в Турции и испытала шок

0

По словам туристки из Гомеля, ночью к ней в номер ворвались пьяные мужчины. Хватило и других неприятностей.

Жительница Гомеля Ирина недавно съездила на море в пятизвездочный отель Турции, но полноценно отдохнуть ни ей, ни дочери не удалось. Море, солнце и пляж вполне соответствовали ожиданиям, а вот сервис оставлял желать лучшего. Своими впечатлениями она поделилась с изданием «Сильные новости».

Ирина поехала на отдых со своей 11-летней дочкой. Ранее они отдыхали на турецких курортах и всегда возвращались домой очень довольными: обслуживание было на высшем уровне, персонал — очень вежлив и предупредителен.

— Даже в тех случаях, когда подвыпившие компании русскоговорящих туристов вели себя не совсем корректно. Но на этот раз все изменилось, и негатив мы почувствовали с первых же минут своего пребывания в отеле, — рассказала женщина.

Во время заселения на «ресепшн» женщине дали заполнить карточки. Когда они выполнили просьбу персонала, к ним никто не подошел — служащие отеля просто стояли, смеялись и всячески делали вид, что белорусок нет.

— Русский язык, по их словам, они не понимают, по-английски — тоже не очень хотят разговаривать. Попросила подключить «вай фай» — взяли телефон, покрутили и сказали: «Донт уорк». То же самое — с телефоном дочки. Но потом я уже сама ввела цифры своего номера в отеле и все работало, — рассказала гомельчанка.

По словам Ирины, через сорок минут их все же проводили в номер. На ее удивление, он оказался с видом на море, но абсолютно не убранный, из всей «уборки» — только постели были заменены. В раковине же просто кто-то высморкался. Гомельчанка вынуждена была вооружиться мокрым полотенцем и самостоятельно вымыть номер.

Покончив с уборкой, Ирина вышла в бар и заказала себе коктейль. Но бармен отказывался понимать ее и по-русски, и по-английски. Когда же гомельчанка просто показала название коктейля в меню, в ответ услышала: «Финиш». Другие коктейли, со слов бармена, тоже закончились. Но, как говорит Ирина, тут же на глазах у них сделал мохито другому постояльцу. Тогда женщина зашла за стойку и самостоятельно стала готовить себе коктейль, хотя точно и не знала, что у нее получается. С трудностями белорусские туристы столкнулись и на отельном пляже — у них забрали лежаки, сославшись на то, что они сломаны. Но взамен ничего не предоставили. К слову, отель, в котором находилась Ирина, был «5 звезд» и с системой «Все включено».

Но настоящее потрясение матери и малолетней дочке пришлось пережить ночью.

— У нас в стене была дверь, ведущая в соседний номер. При заселении я ее подергала — она была заперта. Плюс, загорожена тумбочкой. Но часа в два ночи мы проснулись от того, что в нашей комнате, громко смеясь, ходили пьяные здоровенные мужчины. Это проживавшие рядом туристы из одной из восточно-европейских стран зашли через эту дверь в наш номер. Как они открыли замок, кто им дал ключи — я не знаю. Но мы с дочкой ужасно испугались. Я просто стала кричать: «Помогите!» Это был шок, я была в состоянии аффекта. Плохо помню все происходящее, настолько сильный был страх. Но эти пьяные ничего нам не сделали, — вспоминает Ирина.

Наутро гомельчанка побеседовала с менеджером, ответственным за пребывание туристов. Она представилась блогером и пообещала рассказать всю правду о происходящем в отеле. После этого отношение к ним немного переменилось — их переселили из номера класса «эконом» в «стандарт», стали давать коктейли. В номер стали приносить и напитки для обновления бара.

Но далеко не все неприятности на этом закончились. По словам гомельчанки, персонал отеля по-прежнему отказывался понимать их. А вот продавцы платных услуг типа хамама или торговцы, которых запустили в отель на «Турецкую ночь», прекрасно говорили по-русски и были весьма любезны:

— Фразы «О моя королева, купи это одеяло» они произносят практически без акцента.

Проблемой оставалась и уборка номера. В принципе, как говорит Ирина, не желая лишних трений, она в большинстве случаев вывешивала табличку «Не беспокоить», и прибирала сама. Но через несколько дней гомельчанка все же решила, что в номере нужна капитальная уборка, и даже оставила чаевые — пять долларов. Но, по словам Ирины, им только поменяли полотенце — больше ничего не убирали. В ресторане официанты, разносившие напитки, к ним не подходили, в отличие от столиков с другими туристами.

Подавляющее большинство постояльцев этого отеля составляли немцы, поляки, англичане, французы, были македонцы и много румын. Отношение со стороны остальных туристов было вежливое и доброжелательное, никаких инцидентов или даже намеков на них не было. Иностранцы всегда здоровались в лифте и помогали на пляже раскрыть большой зонт. Ирина даже подружилась с одной англичанкой, но политические темы они не обсуждали. Русскоязычных же в отеле было мало. Но девушки из Электростали, Российская Федерация, тоже столкнулись с подобным отношением.

— Из опасения проблем мы даже старались не говорить по-русски, больше пользоваться английским. Персонал, который допускал к нам такое пренебрежение, даже если ничего не делал, то сопровождал это все ехидными улыбками и многозначительными взглядами. Разумеется, никто нам не объяснял причин такого отношения. Но у меня есть только одно объяснение — события в Украине. Со мной в самолете назад возвращались девушки из Гомеля, которые отдыхали в разных отелях. И они тоже рассказывали о схожем негативном обращении, — рассказала Ирина.

В гомельской же турфирме, которая отправляла Ирину с дочкой, ни о чем подобном не предупреждали. Более того, сообщили, что неделю назад из этого отеля в Сиде вернулась семья гомельчан, которой «все очень понравилось».

— Сам отель — шикарный, и, если бы все было нормально, бы с удовольствием еще раз вернулась туда. Но в ближайшее время видимо, уже не поеду. Раньше нас встречали очень радушно, как дорогих гостей. Но теперь это уже другая Турция. Мне очень не хватало там чувства защищенности, и мы так и не смогли там расслабиться и отдохнуть, — резюмировала белоруска.

Источник: ex-press.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.